Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Казаки за власть Советов. Расказачивание от Краснова


Благодаря многолетней, планомерной системной работе демократической пропаганды, казачество иначе как антибольшевистским и антисоветским не представляется. Тем не менее посланники Дона 25-27 октября 1917 года выступили за Советскую власть на Дону. Что потом случилось? Неужели они были, красные казаки?
Предлагаем беседу доктора исторических наук профессора Павла Голуба с обозревателем «Правды» Виктором Кожемяко.


Вкратце:
• Были ли красные казаки?
• Архитектор перестройки Яковлев как мотор фальсификаций
• Наследниками кого считают себя нынешние «ряженые»?
• «Казаки, казаки, едут-едут по Берлину наши казаки»
• Краснов и белоказачья эмиграция
• Каледин как разжигатель Гражданской войны
• Арест Краснова красными 1 ноября 1917-го и освобождение под честное слово. Честь и благородство
атамана.
• Ленин: "мы не хотим гражданской войны ... К Краснову были применены мягкие меры. Он был
подвергнут лишь домашнему аресту. Мы против гражданской войны. Если, тем не менее, она
продолжается, то что же нам делать?.. Мы спросили Краснова, подписывается ли он за Каледина, что тот
не будет продолжать войны? Он ответил, понятно, что не может. Как же мы прекратим меры
преследования против врага, который не прекратил враждебных действий?»
"
• Данные о населении области войска Донского накануне революции
• Провозглашение Красновым казаков не русскими, сепаратизм Краснова  до Октября
• Расслоение казачества против сословной солидарности
• Неказаки, "иногородние"
• Посланцы Дона на II Всероссийском съезде Советов в Петрограде - за Советскую власть на Дону
• кровавая баня калединцев и алексеевцев
• Расказачивание от Краснова
• Причина самоубийства Каледина
• Под патронатом немецких спонсоров
• Против упрощенчества и фальсификации в сложном вопросе
•  О цифрах "с потолка" и реальных

Правда и ложь о «расказачивании».

НЕДАВНО смотрел по телеканалу «Россия» документальный фильм «Казаки». В нём было, с моей точки зрения, немало хорошего и полезного об истории русского казачества на Кубани, Дону и т.д. Но вместе с тем ведущим - журналистом Мамонтовым неоднократно подчёркивалось, что со стороны большевиков казачество подвергалось репрессиям, расстрелам, что ставилась задача «расказачивания», то есть чуть ли не полного физического уничтожения казаков. Об этом все последние годы можно слышать и читать постоянно.

Я родился в 1940 году в Енотаевском районе Сталинградской (с 1943 г.- Астраханской) области. Дед мой по матери Зеренинов Семён Егорович был казак. И он был за красных, за Советскую власть, за трудовой народ... И я им горжусь!
Не могла бы газета «Правда» рассказать правду о казаках и об их отношениях с властью Советов во время Гражданской войны? Почему сегодня всё изображается так, будто казачество сплошь было только белым, а красных казаков вроде и не существовало?

Геннадий БАГАНИН. г. Великий Новгород.

Доктор исторических наук профессор Павел ГОЛУБ в беседе с обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Были казаки не только белые, но и красные
- Павел Акимович, на первой странице вашей книги читаю: «Автор посвящает свои очерки легендарному поколению донских красных казаков и тем, кто геройски сражался рядом с ними за власть Советов на Дону». А ведь у многих, особенно среди молодёжи, это вызовет удивление: неужели они были, красные казаки?
- Странно, нелепо такое отрицать. Но действительно, за последние два десятилетия в результате чудовищной перелицовки отечественной истории даже некоторые ранее общеизвестные факты нашего прошлого, «невыгодные» нынешней власти, вытеснены из массового сознания. Вытеснены чумной эпидемией антисоветизма и антикоммунизма, на службу которым встало, увы, и немало называющих себя учёными. При этом казачья тема - одна из самых горячих.

- А почему, как вы считаете?
- Контрреволюционный переворот, совершённый в нашей стране в 1991-1993 годах, был уже при его подготовке, то есть изначально, нацелен против завоеваний Великого Октября. Социалистическую революцию в России надо было дискредитировать всеми возможными способами. А поскольку ей, как и любой революции, пришлось в своё время подавлять сопротивление свергнутых классов, основные «болевые точки» для дискредитации определились именно на этом направлении. Жестокость большевиков, зверства ЧК, красный террор - всё это с началом «перестройки» нагнеталось и должно было действовать на людей прежде всего эмоционально.
Ну а на Дону и вообще на юге России Гражданская война, как известно, приобрела особенно ожесточённый характер. Дьявольскими усилиями белоказачества - в первую очередь. Однако можно ведь постараться перевести стрелки в другую сторону, чем и занялась, соответственно, направленная иудой А.Н. Яковлевым рать «учёных-казаковедов». Ещё вчера прилежно славили достижения Советской власти в казачьих областях, писали о красном героизме, а теперь, подобно известным рептилиям, мгновенно поменяв окрас, принялись воспевать дела белоказачьих атаманов и клеймить большевиков.

- Дописались до большевистского замысла всех казаков уничтожить?
- Именно так. И ныне, как видите, это вовсю гуляет по телеэкранам, газетам, книгам...

- Меня вот что поражает. Начатая под теми же антикоммунистическими и антисоветскими лозунгами бурная кампания «по возрождению казачества» вывела на общественную арену толпы людей, одетых в старую, дореволюционную казачью форму и увешанных непонятно откуда взявшимися царскими наградами. Слово «ряженые» подходит тут как нельзя кстати. Но если уж на то пошло, почему лишь белые казаки «возрождаются», а вот красных совсем не видно?

- Ответ на это «почему», я думаю, абсолютно ясен.
- С одной стороны, да. Так хочет власть. Но всё же есть историческая реальность, от которой не уйти, хотя пытаются. Наследниками кого считают себя эти «ряженые»? В 1945-м казаки в рядах Красной Армии вступили на землю фашистской Германии как победители. «Казаки, казаки, едут-едут по Берлину наши казаки»,- пелось тогда. А из того же Берлина в начале войны раздавался призыв генерала Краснова, бывшего атамана Всевеликого войска Донского, к белоказачьей эмиграции: поддержать гитлеровскую агрессию против СССР. Этот призыв воспроизведён в вашей книге, и он потрясает.

Кажется, не может быть ни малейших сомнений в справедливости возмездия, которое после нашей Победы настигло такого человека по решению советского суда. Однако Краснов, а также его подельники кубанский генерал Шкуро, генерал-эсэсовец фон Панвиц и другие для «ряженых» - герои. Но можно ли совместить «героизм» тех, кто встал на сторону лютых врагов Родины, с героизмом красных казаков - советских победителей?

- Разумеется, нельзя. И здесь корень проблемы, о которой мы говорим. От революционного 1917-го к победному 1945-му пролёг непростой, трагический, трудный исторический путь. В том числе для казаков. Разное место они заняли на этом пути по отношению к революции и к Родине, и тем в конечном счёте определилась их судьба. Одни потом были восславлены как победители в величайшей войне, а другие прокляты как предатели. К сожалению, сегодня оценки меняются. С минуса на плюс - и наоборот.

Такое «благородство» более чем сомнительно


- Вернёмся в год 1917-й. Вы пишете в своей книге, что, получив известие об октябрьских событиях в Петрограде, белоказачья верхушка Дона во главе с атаманом А.М. Калединым уже 25 октября первой из лагеря контрреволюции подняла мятеж против власти рабочих и солдат и тем самым зажгла пожар Гражданской войны. Тут же появляется ещё одна знаковая фигура - будущий донской атаман П.Н. Краснов. Тот самый!

- Да, оба главных предводителя донской контрреволюционной Вандеи - Каледин и Краснов - сразу тогда заявили о себе. Первый вводит на Дону военное положение и судорожно начинает готовить карательный поход на Петроград и Москву. А второй, командовавший в это время корниловским 3-м конным корпусом, направляет его к Петрограду из района Псков-Остров. Уже 27 октября казаки по приказу Краснова с ходу заняли Гатчину, 28 октября - Царское Село и вышли на ближайшие подступы к столице. Задача перед ними была поставлена предельно ясно: «Надо начать со Смольного института и потом пройти по всем казармам и заводам, расстреливая солдат и рабочих массами».


Однако эти планы провалились. Российская Коммуна доказала, что она умеет защищаться. Из народных глубин поднялась колоссальная сила, которая перечеркнула зловещие намерения контрреволюции. В боях у Пулковских высот красногвардейцы, матросы и революционные солдаты отразили натиск краснов-ских белоказаков и отбросили их от столицы. Революционные войска 1 ноября отбили Гатчину и арестовали генерала Краснова.

- Эти события нуждаются в особо внимательном рассмотрении именно потому, что действиями белоказаков фактически начиналась тогда Гражданская война, в развязывании которой ныне обвиняют большевиков. Так ведь?

- Конечно! По горячим следам В.И. Ленин в те дни отмечал: «Ничтожная кучка начала гражданскую войну. К Москве подступают калединцы, к Питеру - ударники. Мы не хотим гражданской войны. Наши войска проявили большое терпение. Они выжидали, не стреляли, и сначала ударниками было убито трое наших. К Краснову были применены мягкие меры. Он был подвергнут лишь домашнему аресту. Мы против гражданской войны. Если, тем не менее, она продолжается, то что же нам делать?.. Мы спросили Краснова, подписывается ли он за Каледина, что тот не будет продолжать войны? Он ответил, понятно, что не может. Как же мы прекратим меры преследования против врага, который не прекратил враждебных действий?»

- Поистине ключевое ленинское высказывание помогает многое понять. В действиях как революции, так и контрреволюции. «К Краснову были применены мягкие меры» - это же был со стороны народной власти знак?

- Безусловно. Сперва вместо тюрьмы - всего лишь домашний арест, а потом генерала и вовсе отпустили на все четыре стороны. В ответ на клятвенное обещание не поднимать больше оружие против Советской власти. То есть Советская власть не словом, а делом, реальным поступком стремилась доказать, что она категорически против дальнейшего разжигания междоусобной бойни. Однако клятву свою, как известно, главарь белоказаков бессовестно нарушил.

- Задержусь, Павел Акимович, на этом эпизоде. Потому что он издавна представляется мне глубоко символическим. Ещё с тех пор, когда в детстве смотрел замечательный фильм «Человек с ружьём». Там ведь есть кадры, посвящённые как раз упомянутой истории с Красновым. Когда отпущенный белый генерал трогал коня и в развевающейся бурке устремлялся «к своим», так досадно было за излишнюю доверчивость красных. Фильм я смотрел много раз и уже знал: генерал обманет! А теперь чаще думаю о том, чего же в действительности стоило хвалёное благородство людей «белой кости», с ненавистью вставших против «взбунтовавшейся черни», если клятвенное слово с такой лёгкостью нарушалось...

- Вы затрагиваете очень важную сторону моей работы. Под пером расплодившихся ныне апологетов белоказачества атаманы А.М. Каледин, П.Н. Краснов, А.П. Богаевский и их сподвижники предстают наиблагороднейшими людьми! Ну прямо-таки чуть ли не праведнее и святее самого Христа. А их чёрные дела против трудового люда, в том числе против трудящихся Дона, тщательно упрятаны в лукавых сочинениях теперешних «историков». Вот и выходит, что меры большевиков были проявлением какой-то совершенно неоправданной жестокости по отношению к этим «белым и пушистым».

Но на деле всё совсем не так! Потому я и взялся приоткрыть жестокую правду об истинном «благородстве» белоказачьей Вандеи, хоть в какой-то мере разгрести глыбы нагромождённой фальсификаторами лжи о так называемом расказачивании казаков.

Казаков провозгласили особым народом

- Стоит, наверное, для некоторых читателей напомнить, что такое Вандея.

- Западная провинция Франции, ставшая основным контрреволюционным оплотом во время Великой французской революции. Ещё до Великого Октября В.И. Ленин провидчески предсказал, что грядущей народной революции в нашей стране грозит чрезвычайная опасность со стороны русской Вандеи в лице зажиточного казачества. Эта опасность, по ленинскому утверждению, коренилась в том, что привилегированные землевладельцы из казачьего сословия, обеспеченного землёй вдесятеро больше основной массы земледельцев, не могли не противиться крестьянской революции, не могли не защищать свои привилегии частной собственности на землю.

И в самый канун Октября вождь партии большевиков вновь предупреждал о грозной потенциальной опасности, таившейся в недрах Донского казачьего войска. «Здесь,- писал он,- можно усмотреть социально-экономическую основу для русской Вандеи».

- О социально-экономической основе, о классовых корнях революции и контрреволюции сегодня предпочитают не говорить вовсе. Очень важно, что в своей книге вы даёте характеристику тех объективно сложившихся условий жизни на Дону, которые определили крайне кровопролитный характер вооружённой борьбы в этом регионе. Приведите, пожалуйста, основные данные о населении области войска Донского накануне революции.

- Население это составляло 4 миллиона 13 тысяч человек. Но далеко не все были казаки! Лишь около 1,5 миллиона человек объединяло казачье сословие, то есть казаки среди населения области были в меньшинстве. Большинство составляло неказачье население. В него входили так называемые иногородние - выходцы из северных губерний страны, переселившиеся на Дон после реформы 1861 года в поисках лучшей доли (более 1 миллиона 120 тысяч человек), коренные крестьяне, то есть бывшие крепостные местных помещиков (более 911 тысяч), а также рабочие и прочие жители городов, шахтёры и металлурги Восточного Донбасса.

- Пролетарская прослойка была, конечно, весьма немногочисленной...

- Всего 7 процентов. Но я также обращаю внимание на следующее важнейшее обстоятельство. Казачье сословие, составлявшее меньшинство населения области, устами своих идеологов (Краснов, Богаевский и др.) было провозглашено особой национальностью (!), отличной от русских, и единственным полноправным хозяином на донской земле. Неказачьему большинству отказывали во многих основных правах, в наделении землёй, в предоставлении постоянного места жительства. Тем самым был завязан тугой узел острейших противоречий, оказавший сильнейшее влияние на весь ход Гражданской войны на Дону.

- Провозглашение казаков не русскими, а особой национальностью впечатляет. Но мало кто знает сегодня об этом. Помалкивают «ряженые» о казачьем шовинизме и сепаратизме, которые подрывали единство страны. И ведь до Великой Отечественной пронёс Краснов это чёрное знамя. Вы правильно сделали, что в самом начале книги выделили строки из его призыва 1942 года к белоказачьей эмиграции:

«Казаки! Помните, вы не русские, вы, казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны вам. Москва всегда была врагом казаков, давно их эксплуатировала. Теперь настал час, когда мы, казаки, можем создать свою, независимую от Москвы жизнь».

- Эти слова я вынес в начало книги потому, что здесь своего рода идеологическая программа.

- И вот человек, провозглашавший её, ныне славится как русский патриот! Не парадокс ли?

- Парадокс. Как и то, что этот «патриот» всегда опирался на иноземные штыки, к чему мы еще обратимся.

Краснов в октябре 1917-го, ещё до установления Советской власти, активно поддержал акт Каледина об отделении Дона от России, образование под эгидой донских белоказаков Юго-Восточного союза (Дон, Кубань, Терек, горские народы Северного Кавказа и Ставрополье), противостоявшего Центру. Это дало мощный импульс распаду России как единого государства. А в 1918 году, придя к власти на Дону, Краснов провозгласил создание независимой Донской республики и с новой энергией взялся за сколачивание против Советской России враждебного ей блока под названием «Доно-Кавказский союз», то есть прежнего Юго-Восточного под новой вывеской.

Разумеется, карта казачьего сепаратизма и шовинизма разыгрывалась для того, чтобы любым способом попытаться объединить в борьбе против Советов уже далеко не единое к тому времени казачье сословие. Но скрывалась за этим прежде всего защита привилегий казачьих богатеев. Самостийные и русофобские лозунги обращались ко всем казакам, дабы разжечь в них злобу к большинству неказачьего населения области.

Чего стоит приведённое в моей книге выступление атамана Краснова на Войсковом круге в августе 1918 года. С металлом в голосе он вещал: «Дон - для донцов!.. Мы, только мы одни, хозяева этой земли. Вас будут смущать обиженные города и крестьяне. Не верьте им... Не верьте волкам в овечьей шкуре. Они зарятся на ваши земли и жадными руками тянутся к ним. Пусть свободно и вольно живут на Дону гостями, но хозяева только мы, только мы одни... Казаки».

Вот он, русофоб и самостийник, во всём своём зловещем блеске! И позднее во всеуслышание не раз объявлял: «Казаки отстаивали свои права от русских». Яснее не скажешь.

«Расказачивание» от атамана Краснова
- Такая красновская пропаганда, о которой вы сейчас говорили, действовала на казаков?

- На многих действовала. Хотя ярость, с которой Краснов отстаивал казачьи привилегии, объяснялась довольно просто: из земельного фонда области в 15 миллионов десятин свыше 12 миллионов, то есть 77 процентов, принадлежало казакам в виде станичных наделов и войскового запаса. Станичные наделы развёрстывались на каждую мужскую душу, и при среднем пае в 12,8 десятины на каждый двор приходилось примерно 52 десятины.

Однако за этой нивелирующей цифрой пряталась кричащая пестрота в размерах земельной собственности. Если властная казачья верхушка из атаманов различных уровней, генералов и офицеров владела наделами в сотни и даже тысячи десятин наиболее плодородных земель, то многие казачьи трудовые хозяйства, особенно в северных округах Дона, довольствовались наделами, в 2-3 раза меньшими даже по сравнению с общедонской «средней нормой».

- Из вашей книги видно, что к моменту революции капитализм уже довольно глубоко распахал некогда вроде бы единое казачье сословие на различные имущественные группировки, вызвав значительное расслоение.

- Да, в 1917 году среди казачьих хозяйств было 23,8 процента зажиточных, 51,6 процента - середняцких и 24,6 процента - бедняцких. При такой имущественной размежёвке сословная казачья солидарность всё больше вытеснялась классовым антагонизмом. В «Тихом Доне» М.А. Шолохова это хорошо видно, например, на отношениях казачьей бедноты в лице Михаила Кошевого и представителей кулацкой семьи Коршуновых, отца и сына.

Если же говорить об иногородних, что на языке казачьих богатеев презрительно звучало как «чужаки», то их положение и вовсе было удручающим. Тут статистика такая: 49,6 процента этих бедолаг совсем не имели посевов, а 56,4 процента - рабочего скота. Оставалось наниматься к богачам в батраки или на крайне невыгодных условиях арендовать у них землю. На каждую мужскую душу у иногородних приходилось собственных и арендованных земель всего 0,06 десятины! Потому атаман Краснов и жаловался генералу Деникину на иногородних: «Они - почти все большевики».

Ненамного лучше было положение массы коренных крестьян. То есть на Дону сплетались в тугой узел острейшие противоречия, которые и определили особый накал борьбы, с шекспировской мощью запечатлённый гениальным сыном донской земли на страницах «Тихого Дона».


- Он запечатлел и всю сложность этой борьбы, колебания казаков от красных к белым и обратно, мучительный для многих путь прозрения...

- Что ж, так было. И в своём исследовании я тоже не ухожу от этого. Но как бы ни складывались трагические обстоятельства Гражданской войны в казачьих районах, какой бы кровавой и жестокой она ни была, обвинять во всём этом большевиков и полностью оправдывать их противников не только не справедливо, безнравственно, но и, подчеркну, исторически недостоверно.

Мы уже коснулись конкретики, как и кем начиналась Гражданская война. Конкретно надо говорить и о жестокости - кто её сразу принялся безоглядно нагнетать.

Посланцы Дона на II Всероссийском съезде Советов в Петрограде проголосовали за переход государственной власти к Советам. И уже в конце октября 1917-го трудящиеся Ростова, Таганрога, ряда городов и посёлков Донбасса установили Советскую власть. Каков же был ответ на это? В книге я привожу опубликованный белоказачьим журналом «Донская волна» разговор между атаманом Калединым и руководителем Добровольческой армии генералом Алексеевым:

«Каледин. Трудновато становится. Главное - меня беспокоят Ростов и Макеевка.

Алексеев. Церемониться нечего с ними, Алексей Максимович. Видите ли, вы меня простите за откровенность, по-моему, много времени у вас на разговоры уходит, а тут если сделать хорошее кровопускание, тут и делу конец.

Каледин. Так, так... А на какие силы опереться? Вы ведь знаете, что у меня есть».


Но «хорошее кровопускание» рабочим и солдатам калединцами вкупе с алексеевскими «добровольцами» было устроено. Настоящая кровавая баня! Зверства карателей в Ростове, Таганроге, на шахтах и рудниках Восточного Донбасса вызвали шок даже у многих из тех, кто Советской власти не очень сочувствовал.

- «Церемониться нечего...» Из вашей книги видно, что такая установка стала основополагающей в действиях белоказачьих главарей не только против рабочих, солдат, вообще иногородних, но и против самих казаков, если они отказывались этих главарей поддерживать.

- Совершенно верно. И это - суть моего исследования. Ведь вот кричат о «расказачивании» как непростительном преступлении большевиков. Но при этом уже 90 лет гробовое молчание о том, что первым-то «расказачивание» начал проводить не кто иной, как атаман Краснов. А направлена была эта его изуверская акция против тех казаков, которые, вернувшись на Дон с фронта, приветствовали народную революцию и её исторические декреты, принимали прямое или косвенное участие в разгроме калединского мятежа, в установлении на Дону Советской власти и защите её от озверевшей казачьей верхушки.

- Казаки-фронтовики, как следует из вашей книги, доставили этой верхушке немало забот сразу же, когда она предприняла первые антиоктябрьские атаки.

- Когда Краснов двинул свой 3-й конный корпус на Петроград, приказу о наступлении подчинилась лишь часть войск корпуса - 1-я Донская и Уссурийская дивизии. Остальные замитинговали.

Когда же к концу 1917 - началу 1918 года почти все казачьи дивизии и полки вернулись с фронта на Дон, стало ясно: многие из них уже совсем не те, что были. Генерал Алексеев сообщал из Новочеркасска во французскую военную миссию в Киеве: «Казачьи полки, возвращающиеся с фронта, находятся в полном нравственном разложении. Идеи большевизма нашли приверженцев среди широкой массы казаков. Они не желают сражаться даже для защиты собственной территории, ради спасения собственного достояния».

- Это и стало главной причиной самоубийства атамана Каледина?

- Да, в своём последнем приказе к донским казакам от 28 января 1918 года, накануне самоубийства, он написал: «Большинство из остатков уцелевших полковых частей отказываются выполнять приказы по защите Донского края». Признание краха.

- И сменивший Каледина атаман Краснов решил жестокостью против непокорных «наводить порядок»?

- Жестокостью и, конечно, всемерной поддержкой иностранных штыков.
* * *
Всё не поместилось, здесь продолжение .
Скачать книгу доктора исторических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РСФСР Павла Акимовича Голуба «Правда и ложь о «расказачивании» казаков»: https://yadi.sk/d/J_9odYZv6ySDR



Tags: Казаки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments