Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

И ведро крови к подножию доски Колчаку, из Кольчугино (Ленинск-Кузнецкий)


Наступление поклонников убийц в Ленинграде продолжается. Сообщают, что после установки памятной доски палачу ленинградцев Маннергейму, 24 сентября будет прибита и доска Колчака.

Хорошо бы одновременно с этим радостным для администрации города событием послать письмо с оповещением в Ленинск-Кузнецкий, в рамках, так сказать, гражданского примирения, а то и с намёком на возможную шефскую помощь.

Почему в Ленинск-Кузнецкий?
А вот почему. Это бывшее Кольчугино, где колчаковцы устроили массовые расправы, жертвами которых стали более 600 человек, включая женщин и подростков.


Восстание произошло во время Гражданской войны, в марте 1919 года. В июне 1918 года Кольчугинский рудник заняли белогвардейцы. Они установили на шахтах 14-часовой рабочий день, запретили деятельность профсоюзов и ввели ряд других жестких мер, порабощающих шахтеров. Все это вызывало возмущение в горняцкой среде. В марте 1919 года произошло восстание шахтеров рудника. Повстанцы захватили почту, телеграф, железнодорожную станцию, обезоружили местный военный гарнизон и провозгласили власть Советов. Но советская власть продержалась в Кольчугине всего сутки (22 часа). Восстание было жестоко подавлено колчаковцами. Памятник поставлен в том самом месте, где находилась колчаковская тюрьма. Здесь допрашивали и пытали повстанцев. Замученных до полусмерти, их увозили на подводах в Камышанский лог, а там расстреливали или закапывали живыми. Жертвами массовых расправ стали более 600 человек, включая ни в чем не повинных женщин и подростков 15-16 лет.
[Подробности]… Положение рабочих при режиме Колчака на шахтах было тяжёлое: 12-14 - часовой рабочий день, полное бесправие в оплате и охране труда. Нищета, голод. Заработная плата мастерового высшей категории составляла 300-325 рублей, чернорабочего - 200-220 рублей, а прожиточный минимум семейного шахтёра (жена и двое детей) равнялся 780 рублей 60 копеек. Ещё часть зарплату шахтёров уходила на приобретение инструмента, одежды, рабочей обуви, масла для шахтёрских ламп.

Цены, с учётом военного времени, постоянно росли. Прожиточный минимум с февраля 1917 года по январь 1919 года возрос больше чем в три раза. При этом заработную плату регулярно задерживали, часто вообще выдавали бонами, которые нигде, кроме потребительских предприятий Копикуза (Акционерное Общество Кузнецких Каменноугольных копий, просуществовавшее восемь лет - с 1912 по 1920 годы, владелец Кольчугинского рудника) не принимались. А не получая денег, рабочие не могли купить продукты на стороне, в лавках же Копикуза, где выдавались продукты по бонам, было пусто. К тому же по закону Сибирского Временного правительства рабочие угольных копей не имели права самовольно покидать работу и увольняться, они считались мобилизованными. За период июнь 1918 года - март 1919 года шахтёры рудника пять раз устраивали забастовки на шахтах в связи с тяжёлой обстановкой.

Руководство восстанием взял на себя Петр Голиков. Большевиков-подпольщиков поддержали шахтеры, часть солдат местного белого гарнизона, крестьяне ближних деревень. Восстание началось в ночь с 5 на 6 апреля 1919 года. Начальство гарнизона и рудника веселилось на балу. Поздней ночью в условленном месте собралось около 30 подпольщиков, из которых только 13 имели оружие. Они разделились на три группы: две должны были занять здание штаба, третья — вокзал. Группа, которую возглавил П. Голиков, сумела быстро и бесшумно захватить оружие, в том числе и пулеметы. Гужев, будущий командир славгородских партизан, первым вскочил в штаб и, не дав опомниться врагам, с ходу убил трех офицеров. Солдаты растерялись и не оказали сопротивления, но офицеры открыли огонь. Одному из них удалось убежать и предупредить участников бала о нападении на штаб. Колчаковская милиция и офицеры бросились к штабу, но было уже поздно, он оказался в руках восставших. В перестрелке были убиты начальник гарнизона и милиции, остальные разбежались. Третья группа, куда входили Н. Хорошевский, А. Захаров, М. Широков, Н. Котляров, заняла вокзал и телеграф. С одним револьвером эти четыре смельчака без единого выстрела разоружили на вокзале 15 солдат. ...

Для подавления Кольчугинского восстания колчаковцы вынуждены были бросить крупные карательные отряды. Началась кровавая расправа. Только в первый день каратели расстреляли 90 человек. Арестованных до смерти пороли шомполами, жгли им пятки. Начал действовать военно-полевой суд. Поселок превратился в застенок. Замученных до полусмерти увозили на подводах в Камышанский лес, где расстреливали или закапывали живыми. Лог стал местом смерти 600 участников восстания. Стоном стонал поселок и окружающие его села от плача вдов и осиротевших детей. Погибли лучшие бойцы большевистского подполья. Среди расстрелянных был председатель профсоюза, член Совета Григорий Чепелев, председатель Совета рабочих депутатов Семен Голев. В Мариинской тайге каратели схватили и заживо сожгли на костре вожака кольчугинских большевиков Демьяна Погребного. В амбаре были сожжены два брата Грачевых. Каратели не щадили ни стариков, ни женщин, ни детей. Они расстреляли ни в чем не повинных пятнадцатилетних ребят Бородачева, Конева и шестнадцатилетнего Жукова.



В память о тех трагических событиях был установлен обелиск. А в 2013 году руководство шахты имени Кирова и угольной компании приняло решение создать мемориальный сквер, центром которого стал памятник погибшим землякам. "Очень правильно, что в Ленинске-Кузнецком воспитывается уважение к истории родного города и края, которая тесно переплетена с историей угольной отрасли Кузбасса", - сказал губернатор А. Г. Тулеев.
«Считаю, для Ленинска-Кузнецкого это очень значимое, памятное место. Мы не должны забывать о трагических событиях, которые происходили на нашей земле, участниками которых были наши деды и прадеды, пусть даже почти 100 лет назад»

Символическое ведро крови Кольчугинских рабочих было бы - логично предположить - весомым украшением церемонии открытия.
* * *
Источники:
http://46.180.137.182/leninsk-kuznetsky/V/Vosstanie.htm
http://www.yurga.su/articles/issledovatelskie_raboty/mestechko_tihoe_kuzbass_v_gody_grazhdanskoj_vojny/
http://ako.ru/PRESS/viewtext.asp?C93521=On

По этой же теме см. О зверствах Колчака свидетельствуют его же союзники
Вкратце о подвигах и заслугах К.: «Колчак- антигерой и кровавый неудачник.»

=Arctus=


Tags: Колчак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 311 comments

Bestarctus

August 6 2016, 23:17:49 UTC 1 year ago Edited:  August 6 2016, 23:18:50 UTC

  • New comment
Очень грамотно поставил минные заграждения в финском заливе.

Если честно (честно), то мне его жалко. Жалко не в смысле уничижительном, а в некоем ином... Все мы люди, и у каждого есть определённые слабости - у кого-то меньше, у кого-то больше. Кто-то может быть болен блудом и не пострадать, кто-то наоборот. Кто-то м.быть до болезненного тщеславным - и прожить свою жизнь счастливо и ярко. Это Бродский, по моему мнению. Это Бунин. Это Ельцин - при жизни всё ему сошло с рук, но в памяти потомков - нет, не сошло. А вот Колчаку в каком-то смысле не повезло оказаться в определённое время в определённом месте. Почитайте его допросы. (Он там говорил искренне вполне - наговаривать на себя не имело смысла, а "отмазывать" себя вроде бы резона не было - ведь офицер).
В его допросах прямо-таки сквозит то, насколько он не хотел участия в Войне. Войне любой - гражданской, негражданской. Он был по сути человеком, для войны не рождённый. Не рождённый для вызовов. Того, что может поколебать его комфорт. При этом мог быть азартным.
Почему? Поясню.

Когда в экспедиции всё было хорошо, и ему комфортно было исполнять свои гидрологические работы - он делал их с азартом, полон романтизмом. И Толль отметил его работу. Но когда случилось ЧП, он бросил Толля. Да - можно говорить: а что - и ему надо было пропасть во льдах? Отвечу: конечно, необязательно. Но он выбрал простейший путь. Ценой жизни командира.

Он скрипя сердцем воевал в русско-японскую. Не его это - воевать.
Он, чуть увидев, что дела идут не по его - бросил Черноморский флот. Обиделся! Понимаете: Обиделся! Взрослый человек. И напросился в поездку в США. ...Да гори синим пламенем ЧФ вместе с его язвительными матросами!...

Он искренне сопротивлялся направлению его вместо Месопотамии в Россию. Но там было - "назвался груздем, полезай в кузовок". Пришлось ехать в Россию. ОН НЕ ХО-ТЕЛ. Это сквозит из каждого его слова на допросе и из его телеграмм Тимиревой.

Вся эта неустроенность его раздражала, естественно. ...На это накладывается его раздвоение в разрезе жена-Тимирева. Друг, у которого её отбил. А это ведь предательство, которое самому-то себе простить невозможно. Это всё шрамы на душу такого человека как Колчак. А он был с ранимой натурой.

Всё это ему было в тягость. Все эти расстрелы, жёстские меры - всё от расстройства его жизни, на самом деле.

Вникаешь когда во всё это - становится действительно жалко.
НО. Это был ЕГО выбор.
И ОН за него ответственен.