Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Колчак довольно легко относился к своим обязательствам


Один сенатор в апреле заявила, что А.В. Колчак был один из героев «Русской Армии, положившим свои жизни, благополучие во имя России, Царя и Отечество». Она ошиблась.

Вот что касается его обязательств перед Царём и монархией. (Высказывание, на которое трудно натянуть монархичность):

  • «…Я об этом получил сообщение в Черном море, принял присягу вступившему тогда первому нашему Временному Правительству. Присягу я принял по совести, считая это Правительство как единственное Правительство, которое необходимо было при тех обстоятельствах признать, и первый эту присягу принял. Я считал себя совершенно свободным от всяких обязательств по отношению к монархии, и после совершившегося переворота стал на точку зрения, на которой я стоял всегда, — что я, в конце концов, служил не той или иной форме правительства, а служу родине своей, которую ставлю выше всего, и считаю необходимым признать то Правительство, которое объявило себя тогда во главе российской власти.

  • Когда совершился переворот, я считал себя свободным от обязательств по отношению к прежней власти.»


Отметим и лёгкость, с которой Колчак расстался с обязательствами прежней власти, и объяснение, из которого следует, что для Колчака главное — служить Родине безотносительно стоящей во главе власти — «той или иной форме правительства».

Но чуть ниже мы убедимся в том, что этот вывод ошибочен — ибо из его же, Александра Васильевича, дальнейших слов следует то, что всё-таки некая избирательность есть. А вместе проявлением этой избирательности ушло и «служение родине», отечеству:


  • «Обдумав этот вопрос, я пришел к заключению, что мне остается только одно — продолжать все же войну, как представителю бывшего русского правительства, которое дало известное обязательство союзникам. Тогда я пошел к английскому посланнику в Токио сэру Грину и высказал ему свою точку зрения на положение, заявив, что этого правительства я не признаю и считаю своим долгом, как один из представителей бывшего правительства, выполнить обещание союзникам; что те обязательства, которые были взяты Россией по отношению к союзникам, являются и моими обязательствами, как представителя русского командования, и что поэтому я считаю необходимым выполнить эти обязательства до конца и желаю участвовать в войне, хотя бы Россия и заключила мир при большевиках.

  • Сэр Грин выслушал меня и сказал: «Я вполне понимаю вас, понимаю ваше положение, я сообщу об этом своему правительству и прошу вас подождать ответа от английского правительства».


Такую непоследовательность сразу хорошо отметил следователь

  • Алексеевский. Тогда среди военных, если и не высказанная, то все же была мысль, что Россия может существовать при любом правительстве. Тем не менее, когда создалось новое правительство, вам уже казалось, что страна не может существовать при этом образе правления?»

В эту же струю ложится и тот факт, что при встрече в Шанхае с первыми «белыми», приехавшими к Колчаку за помощью оружием и обмундированием, Александр Васильевич им отказывает, ссылаясь на свои новые обязательства:

  • «Затем еще в Шанхае я впервые встретился с одним из представителей семеновского вооруженного отряда. Это был казак сотник Жевченко, который ехал через Пекин, был у нашего посланника, затем поехал в Шанхай и в Японию с просьбой оружия для отряда Семенова. В гостинице, где я остановился, он встретился со мной и сказал, что в полосе отчуждения произошло восстание против Советской власти, что во главе восставших стоит Семенов, что у него сформирован отряд в 2.000 человек, и что у них нет оружия и обмундирования, — и вот он послан в Китай и Японию просить о предоставления ему возможности и средств закупить оружие для отрядов.

  • Он меня спрашивал, как я отношусь к этому. Я ответил, что как бы я ни относился, но в данный момент я связан известными обязательствами и изменить своего решения не могу. Он сказал, что было бы очень важно, если бы я приехал к Семенову поговорить, так как нужно, чтобы я был в этом деле. Я сказал: «Вполне сочувствую, но я дал обязательство, получил приглашение от английского правительства и еду на месопотамский фронт».


Таким образом, из лозунга «за Веру, Царя и Отечество!» вычеркнуты два слагаемых. Третье – «за Веру» - было вычеркнуто еще Временным правительством (вместе со всем лозунгом).
***
Использованы материалы:
Допрос Колчака. — Ленинград, Государственное издательство, 1925. ( http://militera.lib.ru/db/kolchak/index.html )
=Arctus=


Tags: Колчак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments