Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Учителя палачей Одессы 2 мая 2014-го: Харьков 13 марта 1943


Нацисты в 1943 году сотворили похожее на сожжение дома Профсоюзов в Одессе 2 мая 2014 года деяние в Харькове. Людей так же собрали в одном месте, заперли. Люди так же, спасаясь от огня, прыгали в окна, их так же добивали. Только те нацисты были из Германии, а в Одессе работали местные, украинские.
***
... После вторичной оккупации Харькова в марте 1943 г. немецко-фашистские захватчики учинили чудовищную расправу над ранеными бойцами и офицерами Красной Армии, находившимися в 1-м армейском сортировочном госпитале — ул. Тринклера, 5. Свыше 400 человек раненых было расстреляно и около 300 человек заживо сожжены в одном из корпусов госпиталя.
Факты чудовищных злодеяний над ранеными советскими военнослужащими подтверждены показаниями свидетелей, актом судебно-медицинской экспертизы и другими документальными материалами: сотрудники госпиталя — профессор Катков Евгений Севастьянович и медсёстры Юхно Анна Игнатьевна и Дмитриева Елизавета Антоновна показали, что 13 марта 1943 г. утром в госпиталь прибыл офицер дивизии СС «Адольф Гитлер» Шульц и сообщил медработникам, что бывший 1-й армейский госпиталь будет функционировать как «лазарет для русских военнопленных». Медицинскому персоналу госпиталя Шульц приказал оставаться на своих местах на своих местах, раненых из подвалов и госпиталя № 3 (Клинический городок) перенести в корпус № 8. Таким образом, в одном месте было собрано свыше 300 человек раненых.
Приблизительно в 15 часов 13 марта 1943 г. немецкие солдаты ворвались на территорию госпиталя, забили входные двери корпуса № 8 и подожгли его.

Хирург госпиталя Джинчивиладзе Георгий Захарович, находившийся в это время с ранеными бойцами в корпусе, показал:

  • «Я находился в операционной комнате на втором этаже корпуса и готовился к оперированию раненых. Примерно в 15 часов я услышал глухой взрыв на первом этаже и выбежал в коридор узнать, что случилось. Медсестра мне сообщила, что немцы зажгли здание и входные двери заколотили. Собравшихся возле меня сестёр и раненых, которые могли передвигаться, я пытался вывести в двери северной стороны здания, но они тоже оказались забитыми. Я приказал всем подняться на второй этаж и разместиться на лестнице и в уборной. Вскоре загорелся второй этаж и лестницу заволокло дымом. К нам приближалось пламя. Вдруг выстрелы на улице прекратились и в окно мы увидели, что немцы сели на машины и уехали от госпиталя. Через окно второго этажа мы выпрыгнули их горячего здания. Через несколько минут перекрытия в горящем здании рухнули, находившиеся в здании раненые сгорели. Возле корпуса лежало человек 30 раненых, выпрыгнувших в окна и пристреленных немцами.» [1]


***
P.S. В продолжение темы о предпочтительности сдачи Ленинграда фашистам, поднятой неким писателем Астафьевым в 1989 году. Мы её обсудили на примере участи жителей города Пушкина Ленинградской области. Вот что произошло с харьковчанами. Астафьев, очевидно, видит в этом какой-то позитив.

«Тысячи харьковчан умерли от голода и болезней. Организованного снабжения населения продуктами питания не было. … В ведомости управы от 03 февраля 1943 г. сообщалось, что в 1942 г в Харькове умерло 22708 человек, в том числе от голода 13749 человек.»



___________________________
[1] Харьковщина в годы Великой Отечественной войны. Июнь 1941-1943 гг. Сборник документов и материалов. Издательство «Прапор» Харьков - 1965. С. 166-167

Tags: Война, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments