Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Украинские националисты были активными союзниками нацистских палачей


ВОЕВАЛИ В ОДНОМ СТРОЮ С НАЦИСТАМИ

Летом 1944 года началось освобождение западных областей Украинской ССР от немецко-фашистских захватчиков. Войска Красной армии стремительно продвигались к западным рубежам Советского Союза. В попытках затормозить победоносное шествие советских войск на запад немецкое командование прилагало значительные усилия. Особая роль в этом отводилась украинским националистам из ОУН-УПА.

Оуновское подполье и банды УПА предпринимали все усилия к тому, чтобы сковать наступательные действия Красной армии путем непосредственного участия в боевых действиях на стороне вермахта, проведения подрывной работы в тылу советских частей и соединений.

На первом этапе немецкое командование привлекало отдельные отряды Украинской повстанческой армии к совместной борьбе с Красной армией. Так, отряды украинских националистов 25 февраля 1943 года участвовали совместно с немцами в оборонительных боях против частей Красной армии за населенные пункты Домбровицы, Колки, Бережки, Берестье, Желтки Ровенской области.

Националистические отряды ОУН-УПА активно действовали в районах передовых позиций действующей Красной армии. Например, «в районе обороны соединения, где начальником политотдела т. Фещук, 7 апреля группа бандитов вступила в бой с разведкой 867 СП (стрелкового полка. – А.К.).

В результате боя разведчики убили пять бандитов, одного взяли в плен и захватили радиостанцию с документами.

6 апреля бандеровцы совершили вооруженное нападение на участок обороны 4-й стр. роты этого же полка. Бой длился шесть часов. По показаниям пленных, вооруженный отряд украинских националистов в этом районе насчитывает около 1600 человек и имеет задачей уничтожать наши гарнизоны и вырезать польское население».

После освобождения советскими войсками Западной Украины вооруженные формирования ОУН-УПА стремились с территории Польши прорваться в тыл Красной армии. Так, по данным НКВД, через р. Западный Буг переправилось несколько банд численностью до тысячи человек.


Совместная деятельность немцев и ОУН-УПА базировалась на «местных» соглашениях. В частности, в очередном томе из серии книг «Великая Отечественная война. 1941–1945. Документы и материалы», вышедшем недавно из печати и посвященном освобождению Украины, указывается: «В январе 1944 года в г. Камень-Каширский состоялись переговоры представителей отрядов УПА, действовавших в Камень-Каширском районе с начальником немецкого гарнизона. В переговорах участвовали: со стороны немцев – начальник гарнизона, начальник гестапо и гебитскомиссар; со стороны УПА – оуновцы Демьяненко и Романюк из г. Любешив Волынской области и 12 других представителей от гарнизона УПА хутора Озерце, Плишева, село Полыци. В результате этих переговоров немцы передали УПА город Камень-Каширский и оружие, боеприпасы, запасы продовольствия и фуража, имевшиеся в городе. После чего банда УПА под командой «Ворона» в составе 285 чел. заняла город».

В приказе бригаденфюрера СС К. Бреннера о переговорах с руководителями УПА от 12 февраля 1944 года говорится:

  • «Начатые в районе Деражно переговоры с руководителями национальной Украинской повстанческой армии были успешно проведены также в районе Верба. Достигнута договоренность: немецкие части не подвергаются нападению со стороны УПА. УПА засылает лазутчиков, преимущественно девушек, в занятые врагом районы и сообщает результаты развед. отделу Боевой группы. Пленные Красной армии, а также советские партизаны препровождаются в развед. отдел для допроса; местные чуждые элементы используются Боевой группой на работах».


Начальник полиции безопасности и СД Львова полковник полиции В. Биркамп сообщал, что 11 марта 1944 года в районе Подламин

  • «200 участников укр. свободного движения объявило борьбу против большевизма совместно с германским вермахтом. В течение 12 марта 1944 г. их число достигло 1200 человек. Они из РКУ (Рейхскомиссариат Украины. – А.К.) и в большинстве своем вооружены... 14 марта 1944 г. до полудня жандармский пост Броды сообщил, что I-Ц пропагандист вермахта оперативной группы Броды майор доктор Гибель подтвердил сообщение и показал, что вермахт снабдил банду оружием и перевязочным материалом. В ближайшие дни состоятся переговоры майора доктора Гибеля с руководителем этой национальной украинской группы... По моему мнению, здесь уже речь идет не о банде, а о «дружественном войске», которое снабжает и вооружает вермахт. И полиция к ним относилась бы иначе, так же как и вермахт, то есть как к союзникам, если переговоры с ними привели бы к тому, чтобы они обязались (и выполнили бы эти обязательства) рассматривать немецкую полицию как «дружественное войско».


С конца января 1944 года различные отряды УПА искали прямые контакты с частями вермахта. Офицер разведывательного отдела боевой группы Прюцманна – штурмбанфюрер СС Шмитц наладил связь с отдельными руководителями банд УПА в районе Постойно (33 км северо-западнее Ровно), Кременец, Верба, Котин, Бересце, Подкамень и Деражня, чтобы применить их для ведения разведки против Красной армии и в качестве диверсионных отрядов.

Руководитель «Абверотряда-104» 11 апреля 1944 года докладывал:

  • «У УПА есть приказ, по которому запрещено вести борьбу против немецких солдат или совершать диверсионные акты против их военных сооружений и связи».


ГРОЗНАЯ СИЛА
ОУН-УПА представляли собой реальную военную силу. Говоря об организационной структуре, вооружении и тактике действий вооруженных формирований, следует отметить, что вначале это были довольно крупные формирования, вооруженные самолетами, артиллерией, минометами, противотанковыми ружьями, автоматами и пулеметами. Впоследствии, начиная с 1945 года, понеся значительные потери от Красной армии и внутренних войск, они перешли к действиям более мелкими группами по 20–30 человек. Бандиты совершали внезапные налеты, устраивали засады на дорогах и в населенных пунктах, нападали на мелкие войсковые подразделения, обозы, местных активистов, минировали железнодорожные пути.

Результат совместных действий вермахта и УПА на первом этапе: непосредственное участие националистов в боевых действиях против советских партизан и Красной армии; передача вермахту разведывательных материалов; выполнение УПА диверсионных задач за линией фронта; также посредством переговоров немецкое командование и спецслужбы сумели удержать ОУН-УПА от нанесения значительного ущерба немецкому подвозу на коммуникациях и немецким интересам в регионе.

На втором этапе, после освобождения частями Красной армии западных областей Украинской ССР, деятельность бандеровцев носила террористический, разведывательный и пропагандистский характер.

Перед вступлением Красной армии на территорию Западной Украины руководителями ОУН-УПА были изданы приказы о роспуске вооруженных отрядов. Указывалось, чтобы они с оружием разошлись по домам, а потом, когда Красная армия пройдет на Запад, снова объединились и вели борьбу с советской властью.

Руководство ОУН требовало от всех оуновских организаций «во время прохождения частей Красной армии тщательно конспирировать свою деятельность, а когда фронт удалится, повести активную борьбу с органами управления советской власти на местах путем террористических актов над работниками совучреждений и офицерами Красной армии».

Наиболее крупным и боеспособным бандам предстояло «просочиться» сквозь фронт в тыл действующей армии.
«По показаниям пленного оуновца, в районе Винна Песочное переправляется в тыл РККА до 1500 чел. националистов. Остатки группы до 500 находятся в районе Люботин с задачей переправиться в тыл Красной армии. Крепко вооружены». Для «проверки деятельности оуновцев и установления с ними связи немецкие разведорганы засылают свою агентуру».

Директивные документы ОУН предлагали создавать невыносимые условия для нахождения частей Красной армии на территории Западной Украины – не давать продуктов и фуража, уничтожать все то, что не успели спрятать, срывать мобилизационные мероприятия командования, а в случае мобилизации – дезертировать.

Местным организациям ОУН предстояло проводить разведывательную работу в тылах соединений и частей Красной армии, создавать в населенных пунктах агентурную сеть и внедрять агентуру в советские учреждения.

Немецкая разведка на территории Западной Украины вела работу по созданию хорошо экипированных и вооруженных отрядов УПА, которые действовали в советском тылу с террористическими и диверсионными заданиями.

Взаимодействие руководства ОУН-УПА с немецким командованием подтверждается архивными данными. Так, 25 февраля 1945
года с немецкого самолета Ю-88 на территорию Городокского района Львовской области были сброшены четыре вражеских парашютиста, по национальности украинцы, которые 26 февраля 1945 года были задержаны. На допросе парашютисты показали, что все они в декабре-январе 1944/45 года прошли обучение в немецкой разведывательной школе в Германии, после окончания которой 25 февраля 1945 года с самолета были сброшены в советский тыл с заданием собрать данные об экономическом и политическом состоянии СССР, а также о состоянии оуновского движения и банд УПА.

Эффективному сбору разведывательных данных способствовало то, что руководители вооруженных отрядов ОУН-УПА почти во всех населенных пунктах имели своих агентов, которые через сеть связников постоянно информировали их о дислокации гарнизонов Красной армии, о передвижении частей и подразделений.

БАНДИТЫ БЫЛИ АКТИВНЫ

Банды украинских националистов проявляли значительную активность. В одном из донесений читаем: «Во второй половине января 1944 г., когда части армии, где начальником политотдела товарищ Воронов, находились в обороне по реке Горынь, ряд районов Ровенской области остался в тылу. Скрывающиеся банды начали активизировать свою деятельность. Только в течение с 10 января по 1 февраля, за 20 дней, на участке армии отмечено 23 случая вооруженных столкновений с бандитскими группами националистов, нападений бандитов на отдельных военнослужащих. По мере дальнейшего продвижения наших войск на запад нападения и террористические акты бандитских групп более активизировались».



По мере освобождения частями Красной армии районов западных областей Украины националисты активизировали свою подрывную работу. Действуя в тылах советских войск, они нападали на отдельных военнослужащих, на мелкие подразделения и транспорт с продовольствием, вооружением, боеприпасами, на небольшие гарнизоны. «В конце марта бандитами был убит из-за угла в дер. Садки Шумского района Ровенской области ст. сержант 7-й отдельной автороты Павлов и ранен красноармеец Чернов, которые были посланы туда для заготовок мяса по наряду местных властей.

9 апреля группа бандеровцев численностью до 150 человек в районе м. Вишневец Тарнопольской области напала на старшего сержанта 59 ОТП (отдельного танкового полка. – А.К.) тов. Смольникова и трех бойцов, ремонтировавших вместе с ним танк Т-34.

Бригадир ремонтной базы сержант Смольников был убит, а остальные три рядовых были обезоружены.

11 апреля красноармейцы 869 СП соединения, где начальником политотдела т. Фещук, Горобей и Лавренчук под командой старшины отправились в с. Лесная Слободка (Черновицкая область) за продуктами. При въезде в населенный пункт они были обстреляны бандитами. В завязавшейся между бойцами и бандитами перестрелке один красноармеец был убит, а другой тяжело ранен
».

Наблюдались неоднократные случаи пропажи без вести отдельных и небольших групп военнослужащих при исполнении служебных обязанностей в районах действия бандитов.

«5 апреля с.г. вблизи села Старо-Тростянец Дубновского района Ровенской области был задержан группой бандитов красноармеец 3-й батареи 777 АП (артиллерийского полка. – А.К.) тов. Борисов, член ВКП(б), у которого бандиты отняли оружие, партбилет, красноармейскую книжку и медаль «За отвагу», бандиты пошли в деревню и захватили двух бойцов этой же батареи.

...В ночь на 7 апреля 1944 г. с донесением в штаб корпуса был послан офицер связи штаба 55 гв. ТБр (гвардейской танковой бригады. – А.К.) гв. лейтенант Драчев с бойцом Безугловым, но до штаба корпуса они не дошли. По маршруту их следования были организованы поиски группой бойцов в 25 чел. Вблизи дер. Красная они подверглись обстрелу бандитов и вернулись обратно. Офицер Драчев и боец Безуглов не найдены.

16 апреля 1944 г. группа военнослужащих 58 СД (стрелковой дивизии. – А.К.) в составе трех офицеров и трех бойцов, производившая рекогносцировку местности в районе Тростянец – Михайлувка (Ровенская область), пропали без вести. Посланные на розыски автоматчики были обстреляны бандитами и возвратились без результатов
».

В результате бандитских нападений украинских националистов отдельные части несли существенные потери в личном составе.

«Соединение, где начальником политотдела т. Якунин, дислоцировавшееся в районах Ровенской области, за последние два месяца от террористических актов бандитов потеряло 36 человек убитыми и 8 человек ранеными. В числе убитых 8 офицеров. Кроме того, части этого соединения потеряли пропавшими без вести 11 человек.

Части кавалерийского соединения, где начальником политотдела т. Плантов, от рук немецко-украинских националистов потеряли 35 военнослужащих, среди них три офицера.

Потери в личном составе от рук бандеровцев имеют и другие части. Бандиты стремятся прежде всего убивать наших офицеров. В этих целях они пытаются проникнуть к штабам. Например, в первой половине апреля группа бандеровцев, переодетая в красноармейскую форму, совершила нападение на штаб 1 СБ (стрелкового батальона. – А.К.) 271 СП соединения, где начальником политотдела тов. Мартыненко, располагавшийся в селе Пукляки с целью захватить в плен офицеров».


Отряды украинских националистов нападали и на отдельные подразделения.

«4 марта 1944 г. в селе Карпаловка Рокитянского района Ровенской области вооруженная банда численностью в 120–150 человек напала на роту связи 1-го отдельного ремонтно-восстановительного линейного батальона связи. Бандиты были вооружены ручными пулеметами, автоматами, винтовками и гранатами. Воспользовавшись темнотой, бандиты подошли на расстояние до 600 м к школе, в которой располагалась рота на ночной отдых. Командирами была быстро организована круговая оборона. Бандиты были встречены дружным огнем бойцов. Потеряв 16 человек убитыми и ранеными, бандиты ушли в лес. Потери роты – один боец убитый, один легко раненый.

27 марта с.г.с. Малый Кунинец Кременецкого района банда в количестве до 200 человек пеших, 15 верховых, вооруженных 5-ю ПТР, ручными пулеметами и автоматами, имеется до 15 подводов обоза, ставила целью перерезать шоссе и воспрепятствовать движению транспортов наших частей
».

Оуновцы совершали обстрелы автомашин, на которых следовали советские военнослужащие.
«15 января 1944 г. группа бандеровцев в районе Катериновка напала на повозку с продуктами, следовавшую в расположение 375 АП 181 СД. Во время налета был ранен красноармеец Шаповалов, пропал без вести старшина Березин. Повозка с продуктами попала в руки бандитов».

Жертвами нападений становились не только солдаты, сержанты, младшие офицеры Красной армии и войск НКВД, но и высший командный состав действующей армии. Так, 29 февраля 1944 года в населенном пункте Милятино Острогского района бандгруппа численностью в 100–120 человек обстреляла машину командующего Первым Украинским фронтом генерала армии Николая Ватутина и автомобили сопровождения. Вследствие нападения Н.Ф. Ватутин был тяжело ранен в ногу. Спустя две недели, 15 апреля 1944 года, от полученного ранения он скончался от заражения крови в киевском госпитале.

Ощущая острую нужду в оружии и боеприпасах, бандиты под прикрытием темноты нападали на дома, где квартировались солдаты и офицеры, убивали их и похищали оружие.

«14 января с.г. в лесу близ с. Тынно Сарновского района был пойман командир сотни УПА Лопанчук Александр Никодимович, который сознался, что он и члены его сотни Матюк и Жигадло убили старшего сержанта 181 СД Кожина Николая Николаевича, остановившегося на отдых в квартире Лопанчука. После совершения убийства Лопанчук и другие труп Кожина закопали в лесу, а его одежду и оружие забрали».

«5.11.44 г. в селе Мизочь того же района бандиты убили двух красноармейцев и отрезали им носы и уши.

В феврале месяце бандами совершено 6 нападений на 5 райцентров Ровенской и один райцентр Волынской областей
».

ВОЙНА НА ОСВОБОЖДЕННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ
После освобождения Красной армией западных областей оуновское руководство стремилось любыми путями проникнуть в восточные районы Украины.

«В 1943 г. на Волыни специально для рейдов формировались отдельные отряды, а из Галичины отправляли наиболее боеспособные и закаленные курени или сотни. Так, в апреле 1943 г. в ВО 3 «Турив» группы УПА-«Север» за две недели был сформирован курень особого назначения под командованием Николая Якимчука («Олега»). Он должен был впервые осуществить рейд на восток, в области, где повстанческое движение не было распространено».

Формировались они с целью «популяризации идеи борьбы за независимую Украину» и ведения диверсионной работы в тылу Красной армии. «Уничтожать железнодорожные мосты, подрывать эшелоны и парализовать коммуникации» – такие задачи ставились отряду УПА «Зализняк», действовавшему в районе Киева и Белой Церкви.

«Особым видом повстанческой деятельности в регионе были военно-диверсионные акции на Ковельской, Львовской и Винницкой железных дорогах, которые начались с приходом основной массы войск КА и НКВД и начавшимся их дальнейшим продвижением на запад в сентябре 1944 г. Так, в Ровенской области (Ковельская железная дорога) органы советской власти зафиксировали подрыв эшелона с боеприпасами, нападения на бронепоезд и станцию Томашгород. Подобные акции проводились и на других железных дорогах. 10 октября 1944 г. на перегоне Кривин-Могиляны (Винницкая железная дорога) вследствие подрыва железнодорожного полотна сошел с рельсов поезд №1901. 17 октября 1944 г. на участке железной дороги Красносильце–Ланивци–Ляпясивка (Львовская и Винницкая железные дороги) сожжено 6 железнодорожных мостов и станция Куськивцы. Всего в сентябре–декабре 1944 г. повстанцы только на Ковельской железной дороге совершили 47 таких акций, 11 из них привели к катастрофам... В январе-феврале 1945 г. в Волынской обл. было подорвано 10 эшелонов, а 10 мая 1945 г. диверсионная группа бригады «Независимая Украина» на участке Ковель–Поворск подорвала бронепоезд».

Вот пример из оуновского документа, озаглавленного «Вести с мест»:
«В начале мая 1945 г. группа повстанцев подорвала поезд возле Польской горы Колкивского района.
В мае 1945 г. оперативная группа повстанческого куриня «Кубика» подорвала на линии Берестя–Ковель три поезда и один бронепоезд, последний подорван так, что его уже нельзя будет отремонтировать
».

Безусловно, это было выгодно гитлеровцам.
«Одной из причин, почему немцы считали полезным искать контакт с УПА, – пишет Владимир Косик, – было, без сомнения, то, что немецкие разведывательные службы получали информацию о боях между «украинскими националистами», то есть УПА, и советскими гарнизонами, точнее – войсками НКВД в районах Киева, Житомира, Проскурова, Каменец-Подольского, Славуты, Ровно, Сарн. Это интересовало немцев с военной точки зрения. В донесениях, между прочим, говорилось, что ситуация в этих районах была настолько сложной, что советская власть была вынуждена ввести некоторые ограничения относительно въезда в Украину граждан из других республик, в частности из России. Одно из сообщений информировало о «слухах», что «партизаны» (украинские националисты. – А.К.) убили генерала Ватутина».

Свои прагматические интересы немцы подкрепляли передачей оружия и боеприпасов.
20 апреля 1944 года командующий немецкой группой армий «Северная Украина» подготовил докладную записку относительно взаимоотношений с УПА. В ней он отметил, что в отдельных случаях предложенное отрядами УПА сотрудничество в военных целях можно использовать в своих интересах. В частности, «оказывать всяческую поддержку тогда, когда речь идет об усилении групп УПА, которые действуют в советском тылу».

Только за период с августа 1943 года по сентябрь 1944 года ОУН-УПА было передано на вооружение от немецких властей около 10 тыс. станковых и ручных пулеметов, более 700 орудий и минометов, 26 тыс. автоматов, 72 тыс. винтовок, 22 тыс. пистолетов, 100 тыс. гранат, более 12 млн патронов, большое количество мин и снарядов.

Стремясь сорвать важнейшие мероприятия советской власти, украинские националисты совершали диверсии, грабежи, поджоги колхозной собственности и убивали сельских активистов, инициаторов колхозного строительства, срывали призыв в Красную армию.


«Население отдельных сел, запуганное угрозами бандеровцев, обещавших сжечь дома и вырезать семьи тех, кто уйдет в Красную армию, при появлении работников райвоенкоматов уходит в лес, забирая с собой имущество и скот.

Райвоенком Клеваньского района Ровенской области старший лейтенант Долгих сообщает, что бандеровцы так запугали население, что, приезжая в село, нельзя толком узнать, где живет староста, замкнутость исключительная
».

Значительных размеров достигали уклонение и укрывательство мобилизованных от явки на сборные пункты. «9 марта 1944 г. Гощанский райвоенкомат по наряду Ровенского облвоенкомата должен был представить в г. Ровно 800 чел., фактически представил только 290 чел., остальные 510 чел. не явились на сборный пункт».

Вооруженные отряды националистов нападали на военкоматы, убивали их сотрудников, уводили в лес команды уже мобилизованных местных жителей.

«7 марта 1944 г. в 5.00 группа вооруженных бандитов бандеровцев в количестве 12 человек напала на Ровенский РВК (сельский). В результате были убиты: инструктор РВК младший лейтенант Данилин и представитель из Киевского военного округа ст. лейтенант, фамилия которого не установлена, потому что трупы их были сожжены вместе с документами.

Банда бандеровцев численностью до 150 чел. совершила налет на Степанский РВК. В результате завязавшейся перестрелки были убитые и раненые.

7 марта 1944 г. Здолбуновским РВК был направлен в село Горбуново инструктор младший лейтенант Степанов за получением списков, подлежащих мобилизации. Степанов назад не вернулся, был зверски убит бандеровцами.

Также был убит в селе Михайловке начальник 3 части Деражнянского РВК мл. лейтенант Забара, прибывший туда для выявления контингента военнообязанных
».

Выполнение УПА диверсионных задач в тылах фронта, передача вермахту разведывательных материалов, попытки срыва мобилизации в Красную армию и т.д. – все это, безусловно, играло на руку командованию вермахта. А значит, что структуры ОУН-УПА являлись союзниками нацистской Германии, современные же заявления о национально-освободительном характере движения опровергаются документально.
Доктор исторических наук, профессор Андрей Валерьевич Козлов

Tags: Украина, бандеровцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments