Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

«Помню ледяной взгляд Менгеле»


Шведы о военных 1939-1945 гг. Самые сильные воспоминания о Второй мировой войне и присутствии немецких солдат на шведской земле от читателей Svenska Dagbladet.

Ингрид Теле (Ingrid Thele): «Я помню 1 сентября 1939 года. Мы с мамой возвращались в Стокгольм от бабушки в деревне. Папа встречал нас на Центральном вокзале, он выглядел серьезным. ”Знаете, началась война, немцы вступили на территорию Польши, может, и сюда придут”. У меня скоро должны были начаться уроки после каникул, но я больше не радовалась. Все казалось неопределенным и опасным».

Ханс Хольст (Hans Holst): «Помню Зимнюю войну, ”Дело Финляндии — наше дело”. Двое моих учителей, женатые и с детьми, покинули свои семьи, чтобы добровольно защищать все, во что мы верили, и отдать за это свою жизнь».

Свен Даниэльссон (Sven Danielsson): «Помню первое сентября 1939 года. Мы сидели у строящейся дороги и завтракали. Зазвучало чрезвычайное сообщение из радио в грузовике. Рано утром немецкая армия с танками и самолетами напала на спящую Польшу. Мне было 17. ”Прямо с утра, вот черти”, — пробурчал один из нас на своем далекарлийском наречии».

Биргитта Лундберг (Birgitta Lundberg): «Вспоминаю осенний день 1939 года, когда я впервые увидела мужчин в форме. В ужасе прибежала домой и узнала, что это были солдаты ландштурма. С тех пор шведские солдаты были расквартированы в моей родной деревне, чтобы при необходимости защищать шведскую границу с Финляндией, и этот период продлился несколько лет».

Гуннель Нурстедт (Gunnel Norstedt): «Помню, как во Вторую мировую войну немецкие поезда проезжали через Хельсингборг. Все шли вниз к забору».

Сольвейг Ларссон (Solveig Larsson): «Помню, как девочки окружили меня, когда мы переодевались на физкультуру. В 1944 году мы с мамой и тремя братьями и сестрами эвакуировались из Финляндии в Наку. У меня был полосатый фланелевый лифчик с резинками и чулки на пуговицах. А у шведок были красивые, розовые, с пряжками. Всегда ненавидела физкультуру!»

Томми Яльдегрен (Tommy Jaldegren): «Помню, мы играли в саду, и в небе раздался вой. Прибежала мама, схватила меня за руку, и мы побежали в убежище в подвале. Там было полно народу, и у всех тревога в глазах».

Туве Дюрссен (Tove Dyrssen): «Я помню день, когда наступил мир. У меня был урок балета. Нет ни учительницы, ни других девочек. Я одна. И вот появляется дама, которая играет на пианино: ”Ты еще здесь?” ”Да”, — всхлипываю я. ”Пойдем, сегодня же конец войны!” Мы выходим на Королевский мост. Ликование и холодные каменные перила под моим подбородком. Я смотрю на бумажки в воздухе, как они, кружась, опускаются на Кунгсгатан».

Черстин (Kerstin): «Помню, меня разбудил шум на кухне. Пошла туда: темным-темно. Родители стоят у затемненного окна, смотрят по сторонам. Смотри, говорит папа и поднимает меня. Поезд несется по рельсам недалеко от нашего дома в Лапландии. Это был немецкий поезд, везущий солдат и оружие через Швецию. И мой отец плакал, как ребенок».

Бенгт (Bengt): «Я помню, как они прибыли в открытых лодках: мужчины, женщины, дети. Лодки были синие, зеленые, совсем не похожие на наши черно-коричневые готландские лодочки. Потом приехали военные в грузовиках и забрали чужаков, которые говорили на непонятном языке. Это была ранняя осень 1944 года, мне было шесть. Дело происходило на Форё, острове моего детства».

Ингрид Лейонъельм (Ingrid Leijonhielm): «Помню, как сосед сказал мне: ”Сейчас же надень зеленую куртку, а то тебя видно с воздуха”. Это был прекрасный день в начале мая 1940 года, я чинила ограду пастбища, на мне была красная блузка, я так радовалась весне. И от слов соседа реальность накрыла меня, как черная туча. Война была так близко».

Кристер Бергендаль (Christer Bergendahl): «Я помню немецкие поезда во время войны. Мой дом был прямо напротив станции в Твоокере. Там останавливались поезда, и я вспоминаю солдат, они высовывались из окон. И помню, как я был напуган».

Харриет (Harriet): «Помню, в войну у нас были кролики. Они жили в клетках во дворе, и мы, дети, с ними возились. А потом вдруг многие кролики исчезли. Куда они делись? Но зимой мне дали мягкую хорошенькую кроличью шапочку. И лишь через много лет я осознала связь, а еще вспомнила, как мы ели жаркое».

Эмерих Рот(Emerich Roth): «Помню ледяной взгляд Йозефа Менгеле, когда он одним движением руки влево или вправо сортировал, кому жить, а кому умереть».

Теодор Каллифатидес (Theodor Kallifatides): «Я помню, хотя и пытаюсь забыть. Это был 1941 год. Не хочу никого обвинять. Но пришли не итальянцы, не русские. Пришли немцы. И жизнь изменилась навсегда. Я не забыл тела повешенных на каштанах. Голод. Как в домах завешивали зеркала черной тканью. Горе. Закрытые окна. Тихий плач».

Мона Корснэс (Mona Kårsnäs): «Помню, как у нашего дома в Альваре экстренно села летающая крепость. Была война, все летчики стрижены наголо, говорили по-английски и дали мне первую в жизни жевательную резинку. Колеса были выше моего роста, а на корпусе самолета — черточки, которые показывали, сколько самолетов противника он сбил».

Роуз-Мари (Rose-Marie): «Помню, мне было шесть лет, и я в бомбоубежище в Ханко в Финляндии во время первой бомбардировки осенью 1939 года. Моя единственная мысль — проследить, чтобы двухлетний младший братик тоже открыл рот, как нам сказали сделать взрослые, чтобы от взрывов не лопнули барабанные перепонки».

Йоран Саломонссон (Göran Salomonsson): «Помню войну. Это было в Копенгагене в сентябре 1945 года. 21 марта 1945 года на одну школу упал английский бомбардировщик и полностью ее разрушил. Погибли 86 детей и 16 взрослых. Мое самое первое воспоминание: папа поднимает меня, четырехлетнего, у развалин на месте школы, а я не понимаю, почему самолет английский, и папа говорит: ”Йоран, Гитлер ошибся”».

Пэр Шёсвэрд (Per Sjöswärd): «Помню двух девочек-беженок в нашем классе во Вторую мировую войну. Одна, Анита, была из Финляндии, вторая, Герда, — из Германии. Они появились с промежутком в несколько дней. И вдруг они начали драться. Настоящая беспощадная драка, пока учительница их не разняла. Почему? Мы так и не узнали. Но я это никогда не забуду».

Йоран Аурелиус (Göran Aurelius): «Помню конец войны. Седьмого мая 1945 года был прекрасный теплый день, и у нас должна была быть физкультура на улице. Мы, гимназисты в шортах, ждали на футбольном поле. Но учитель физкультуры опаздывал. Наконец он прибежал, свистя в свисток: ”Мальчики, война в Европе закончилась! Сегодня уроков больше не будет!”».
***
Это всё, что они видели и знают о Войне. Еще изучают Холокост. И дерзают говорить, что Европа воевала с нацизмом.
=Arctus=

Tags: 1
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments