Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Деникин – почему армия не поднялась за Царя, "не создала своей Вандеи"


Непростое отношение к личности Николая II в офицерском корпусе формировалось с 1905 года, что зафиксировал А.И. Деникин:
– по непонятной для офицерства причине все они были взяты под полицейсикй надзор: очевидно, ситуация более чем двусмысленная, естественно вызывающая недоверие ответное:


«Русское кадровое офицерство в большинстве разделяло монархические убеждения и в массе своей было во всяком случае лояльно. Несмотря на это, после японской войны, как следствие первой революции, офицерский корпус почему-то был взят под особый надзор департамента полиции, и командирам полков периодически присылались черные списки, весь трагизм которых заключался в том, что оспаривать «неблагонадежность» было почти бесполезно, а производить свое, хотя бы негласное, расследование не разрешалось... Эта система сыска создавала нездоровую атмосферу в армии.

Не ограничиваясь этим, Сухомлинов создал еще свою сеть шпионажа (контрразведки), возглавлявшуюся неофициально казненным впоследствии за шпионаж в пользу Германии полковником Мясоедовым. В каждом штабе округа учрежден был орган, во главе которого стоял переодетый в штабную форму жандармский офицер.»


– материальное положение офицерства оставляло желать много лучшего, так нельзя относиться к людям, призванным государство защищать:
«... Действительно, жизнь как будто толкала офицерство на протест в той или другой форме против «существующего строя». Среди служилых людей с давних пор не было элемента настолько обездоленного, настолько необеспеченного и бесправного, как рядовое русское офицерство. Буквально нищенская жизнь, попрание сверху прав и самолюбия; венец карьеры для большинства – подполковничий чин и болезненная, полуголодная старость. …»

Утрачен сословно-кастовый характер офицерства:
«… военные училища широко распахнули свои двери для "разночинцев" и юношей, вышедших из народа, окончивших гражданские учебные заведения. Мобилизации в свою очередь влили в офицерский состав большое число лиц свободных профессий, принесших с собою новое миросозерцание.Таких в армии было большинство. Наконец, громадная убыль кадрового офицерства ...»
«… но и кадровое офицерство,
– продолжает Деникин, – постепенно изменяло свой облик... Мистическое «обожание» монарха начало постепенно меркнуть. Среди младшего генералитета и офицерства появлялось все больше людей все больше людей, умевших различать идею монархизма от личностей, счастье родины – от формы правления»

И несмотря на определённый оптимизм Антона Ивановича, совершенно логичный итог:
«
Как бы то ни было, настроение армии являлось достаточно благоприятным и для идеи монархии, и для династии. Его легко было поддержать.
Но в Петрограде, в Царском Селе ткалась липкая паутина грязи, распутства, преступлений. Правда, переплетенная с вымыслом, проникала в самые отдаленные уголки страны и армии, вызывая где боль, где злорадство. Члены Романовской династии не оберегли "идею", которую ортодоксальные монархисты хотели окружить ореолом величия, благородства и поклонения.»


<…>
Многим кажется удивительным и непонятным тот факт, что крушение векового монархического строя не вызвало среди армии, воспитанной в его традициях, не только борьбы, но даже отдельных вспышек. Что армия не создала своей Вандеи...
Мне известны только три эпизода резкого протеста: движение отряда генерала Иванова на Царское Село, организованное Ставкой в первые дни волнений в Петрограде, выполненное весьма неумело и вскоре отмененное, и две телеграммы, посланные государю командирами 3-го конного и гвардейского конного корпусов, графом Келлером и ханом Нахичеванским. Оба они предлагали себя и свои войска в распоряжение государя для подавления "мятежа"...

... Армия тогда была послушна своим вождям. А они -- генерал Алексеев, все главнокомандующие -- признали новую власть. Вновь назначенный Верховный главнокомандующий, великий князь Николай Николаевич, в первом приказе своем говорил: "Установлена власть в лице нового правительства. Для пользы нашей родины я, Верховный главнокомандующий, признал ее, показав тем пример нашего воинского долга. Повелеваю всем чинам славной нашей армии и флота неуклонно повиноваться установленному правительству через своих прямых начальников. Только тогда Бог нам даст победу».
*
Отдельно отметим, что Деникину не известен факт выступления А.И. Деникина за монархию. Ка и иных «белых» вождей. Лишь три фамилии: Иванов, Келлер, хан Нахичеванский.
=Arctus=   По книге А.И. Деникина «Очерки Русской Смуты. Том первый». Жирный шрифт и цвет - мои.

Tags: Николай II
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments