Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

О шизофрении «белых» на примере издательства «Русская идея»


Почему шизофрения, а не что-то иное? – я не допускаю невежественности идеологов издательства. Опускаю так же и простой «развод», т.к уже не 90-е.
Итак.
= Ледяной поход - о Корнилове - об Алексееве
=

Авторы сайта – которых считают монархистами, которые позиционируют себя монархистами – смело и удало заявляют о "Ледяном походе" как об ИХ, т.е. монархическом, действе, – при этом совершенно не стесняясь имён ген. Корнилова и Алексеева:

«22 февраля 1918 г. начался знаменитый "Ледяной поход" (1-й Кубанский) от Ростова-на-Дону до Екатеринодара с жестокими боями. Это было первым отступлением только что сформированной Добровольческой белой армии по инициативе генерала М.В. Алексеева под командованием сначала Л.Г. Корнилова, а после его гибели – А.И. Деникина. Однако этот тяжелейший поход на пределе сил, связанный с огромными потерями, стал – вопреки ожиданиям торжествовавших красных – закалением и новым рождением Белого сопротивления».

Это что такое, «господа офицеры»?

Вы же знаете, что Алексеев и Корнилов есть самые буквальные предатели монархии, выразившие своё предательство не кухонными разговорами, а непосредственными деяниеми: арестом Николая II и его семьи. Как прикажете воспринимать ваше отождествление их обоих с монархизмом, если это буквально не так? – Это только расщепление мозга (еще придётся исследовать этот феномен) или недобрососвестная попытка манипуляции. Не потому ли за вами до сих пор так мало сторонников, что у Вас концы с концами не сходятся? Возможно ли их свести вообще, не прибегая ко лжи?
Подумайте.
Может, не оставляют в покое лавры скрещивателя ежа с ужом? Ну скрещивайте.

О Корнилове.

Генерал Мордвинов, из императорской свиты:
«В это же время (2 марта) принесли телеграмму от Алексеева из Ставки, испрашивавшего у государя разрешение на назначение, по просьбе Родзянко, генерала Корнилова командующим петроградским военным округом, и его величество выразил на это свое согласие. Это была первая и последняя телеграмма, которую государь подписал, как император и как верховный главнокомандующий уже после своего отречения.» (Манифест по просьбе Родзянки - так склонялась тогда эта фамилия - пока решили не публиковать.)
Николай II на этой телеграмме положил резолюцию: «Исполнить».


Арест царицы и всей царской семьи был произведен свеженазначенным Корниловым в один день с арестом Николая II.

Вот что гласит об этом аресте запись в камер-фурьерском журнале:
«8 марта 1917 г. По решению Временного Правительства Главнокомандующий войсками Петроградского военного округа в 8 часов 45 минут отбыл в Царское Село для приведения в исполнение указа об аресте бывшей императрицы Александры Феодоровны.
В 11 часов утра Главнокомандующий генерал-лейтенант Корнилов, в сопровождении начальника Царскосельского гарнизона полковника Кобылинского, Царскосельского коменданта подполковника Мацнева и некоторых чинов штаба прибыл в Александровский Царско-Сельский дворец и прочел бывшей государыне Александре Феодоровне, которая приняла его в присутствии графа Бенкендорфа и графа Апраксина, постановление Временного Правительства об ее аресте».

Арест был произведён в присутствии полковника Кобылинского, нового начальника царскосельского караула.

(Достославный генерал Л.Г. Корнилов собственноручно наградил Георгиевским крестом унтер-офицера Волынского полка Кирпичникова за то, что тот 27 февраля 1917 выстрелом в спину убил начальника учебной команды Волынского полка штабс-капитана Лашкевича. А ведь этот инцидент стал началом солдатского бунта в Волынском полку).

Ну и:
Л.Г. Корнилов в августе 1917-го о своих политических взглядах и об отношению к Николаю II сказал вполне откровенно:
«Я заявлял, что всегда буду стоять за то, что судьбу России должно решать Учредительное собрание, которое лишь одно может выразить державную волю русского народа. Я заявлял, что никогда не буду поддерживать ни одной политической комбинации, которая имеет целью восстановление дома Романовых, считал, что эта династия в лице её последних представителей сыграла роковую роль в жизни страны».

Как писал Деникин в «Очерках русской смуты», когда в июне 1917 г. ввиду катастрофического развала Армии к Корнилову обратились с предложением осуществить переворот и восстановить Монархию, он категорически заявил, что «ни на какую авантюру с Романовыми он не пойдет».

Генерал Алексеев.
Вечером 2 марта 1917 г. Николай II в своём дневнике записал:

«Утром пришёл Рузский и прочёл свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, так как с ним борется социал-демократическая партия в лице рабочего комитета. Нужно моё отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2 ½ ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из Ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я переговорил, и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжёлым чувством пережитого. Кругом измена и трусость, и обман
(И это ведь не о Ленине: Ленин и не присягал на верность самодержцу).

Перед отъездом Николая II из Ставки, генерал-адъютант Алексеев объявил государю о его аресте: «ваше величество должны себя считать как бы арестованным».

Решение об измене генерал Алексеев (пример для вашей молодёжи) принял не после отъезда Царя из Ставки в Псков, а много раньше.

П. Н. Милюков свидетельствовал, что еще осенью 1916 года генерал Алексеев разрабатывал "план ареста царицы в ставке и заточения".
Один из самых выдающихся представителей царской семьи в период Революции, сын младшего сына Николая I, - великий князь Александр Михайлович (1866-1933), которого, между прочим, вполне заслуженно называли "отцом русской военной авиации", писал в своих изданных (в год его кончины) в Париже мемуарах: "Генерал Алексеев связал себя заговорами с врагами существовавшего строя".

В конце 1916 года князь А.В. Оболенский спросил Гучкова о справедливости слухов о предстоящем перевороте. «Гучков вдруг начал меня посвящать во все детали заговора и называть главных его участников... Я понял, что попал в самое гнездо заговора. Председатель Думы Родзянко, Гучков и Алексеев были во главе его. Принимали участие в нем и другие лица, как генерал Рузский, и даже знал о нем А.А. Столыпин (брат Петра Аркадьевича). Англия была вместе с заговорщиками. Английский посол Бьюкенен принимал участие в этом движении, многие совещания проходили у него».

Вот и весь Ледяной поход. Господа-товарищи. Все ваши идолы – первейшие преступившие присягу. Поэтому об их чести можно говорить только за рюмкой водки на кухне. Но никак не на общедоступном средстве массовой информации. С таким ко многому обязывающим названием.
Не позорьтесь.
=Arctus=


Tags: Информационная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments