Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

2-я ударная армия. Опороченная либералами, апологетами Власова


Писатель и публицист, фронтовик Владимир Бушин на конкретных фактах опровергает ложь извращенцев от истории как науки (прежде всего свободного историка Пивоварова) о 2-й ударной армии, её славной истории.
Герой Советского Союза татарский поэт Муса Джалиль, автор "Моабитской тетради" воевал в её рядах.
Предоставляем выдержки из его статьи «Стервятник».


«О неудачной, тагической Любаньской операции, начатой 13 января 1942 года. Суть её состояла в том, чтобы силам Волховского фронта из-за реки пробиться с юго-востока на соединение в Любани с войсками Ленинградского фронта, которые должны были наступать с севера, и разорвать блокаду второй столицы страны.


... Вторая ударная, наступавшая на острие атак (потому так и названа, над чем потешается гаврик (Пивоваров - arctus) прорвала и первую, и вторую линию обороны немцев, углубилась в захваченную врагом территорию почти на 75 километров, оставалось всего 15 км до Любани, но дальше, увы, дело не пошло. А наступление с севера и вовсе не удалось.
К тому ещё тяжело заболел командарм Н.К. Клыков, его вывезли в тыл.
Вторая ударная оказалось в глубоком мешке, а потом уже под командованием Власова и в полном окружении.
… Да, это была трагическая неудача, каких в начале войны у нас было немало. А с конца 1942 года ещё больше неудач, ещё более трагических было у немцев, что и привело к известному финалу.
< >
А ведь Вторая ударная проделала большой боевой путь и завершила его в составе Второго Белорусского фронта участием в победной Берлинской операции.< …>

Власов объявлен любимчиком Сталина, конечно, для того, чтобы опорочить Верховного: вот, мол, каких любил он. Но где хоть одно доказательство? Может, Власов стремительно повышался в званиях? Ничего подобного.< …>

И наград уж совсем не густо:  орден Ленина, полученный ещё до войны, видимо, за работу советником в Китае или просто за выслугу лет, орден Красного Знамени за бои под Москвой, как все командующие армиями и даже фронтами, да медаль «ХХ лет РККА» — и всё. Со Сталиным он виделся только один раз — при назначении командующим 20-й армией. . < …>

Бушин приводит отрывки из дневниковой записи за 20 апреля 1942 года года Виктора Александровича Кузнецова, ответственного секретаря газеты Второй ударной армии «Отвага», где он рассказывает о совещании в политотделе армии, на котором выступил только что прибывший новый командующий Власов.
Власов восторженно о Сталине -

< …> «Удивляла его осведомленность. Он всё хорошо знал. Дислокация не только армий, но и дивизий ему хорошо известна. Знает на память множество имён командиров» и т. д. Было сказано ещё немало прекрасных слов: «Командир должен быть отцом родным для бойцов… Человека любить надо… Мы должны помочь Ленинграду» и т. п. А в конце опять о Сталине: «Надо учиться у товарища Сталина спокойствию и выдержке даже в самые тяжёлые времена», «за Любаньскую эпопею никто из них не получил ни одной награды, даже солдатской медали «За отвагу»». Он думает, что эта медаль — самая скромная награда.
Ах, выблядок!.. Никто, ни одной… Значит, если я назову хоть одного награждённого, то ещё раз будет подтверждена твоя лживость холуя, и тебе надо на брюхе ползать перед святым именем награждённого.


И вот групповая фотография в книге Кузнецова — «Ветераны Второй ударной армии в Мясном Бору» (с. 278)

В первом ряду несколько человек, грудь которых в три-четыре ряда увешена орденами и медалями. Жаль, что герои не названы. Но в книге воспоминаний «Вторая Ударная в битве за Ленинград» (Лениздат, 1983) немало тех воинов, что награждены именно за Любаньскую операцию.

Так, командир 327-й стрелковой дивизии генерал-майор Антюфеев, которого Пивоваров, как пьяный болван, спутал с полковником Ларичевым, вспоминал: «Бой за деревню Коломно, важный опорный пункт врага, нам обошелся недешево… Сражались бойцы самоотверженно. Из наиболее отличившихся были отмечены высокими наградами родины 26 воинов дивизии, в том числе: орденом Ленина — 2 человека, Красного Знамени — 7, Красной Звезды — 5» (с. 32). Остальные 12 — той самой медалью «За отвагу» да «За боевые заслуги».
А дивизия стала 64-й гвардейской. Или это не награда? Или именовалась так: 64-я гвардейская предательская дивизия?

Тебе, пащенок, конкретные имена нужны? Изволь.
«26 января 1942 года в бою под деревней Глухая Кересть отличился 1-й эскадрон кавполка А.И. Смирнова-Бардова… Недавно второй орден Красного Знамени украсил его грудь» (с. 63). Грудь предателя?


«3 февраля, прикрывая огнём пулемёта выход конников из боя, политрук Г.Б. Самаргулиани, (видимо, грузин) был тяжело ранен. За мужество в боях он награждён орденом Красного Знамени» (с. 64). Политрук-изменник?

«В феврале-марте 1942 года комсомолец санитар Вахонин Александр Николаевич вынес с поля боя 52 раненых бойца и командира вместе с их оружием. Награждён орденом Красного Знамени» (с. 118). Комсомолец-власовец?

«7 апреля в деревне Трегубово фашистам удалось подобраться к землянке, в которой лежало 17 раненых. Вот в дверях показался гитлеровец. Раздался выстрел и фашист рухнул. Второго постигла та же участь. Это военфельдшер Люба Сосункевич, спасшая десятки раненых на поле боя, в упор уничтожала фашистов. На помощь подоспели бойцы» (с. 72). Её наградили медалью «За отвагу». Вскоре она была принята в партию. В «Единую Россию»?

Медалью «За отвагу» награждён и лейтенант Кузьмин. Подбил три танка (с. 67). Награду вручил Медведев?

Всех перечислить невозможно, но не назвать еще и Героев Советского Союза никак нельзя.

Так вот, 27 марта 1942 года звание Героя получил комдив 259 сд полковник, Афанасий Васильевич Лапшов.

Золотой Звезды был удостоен и комиссар 267 сд Василий Петрович Дмитриев (с. 73) Правда, с опозданием — 21 февраля 1944 года. Но именно за то, что во время боя под Малой Вишерой принял командование на себе вместо погибшего командира полка и противник был отброшен, но комиссар убит. Он и похоронен в Малой Вишере.

19 марта 1942 года в боях за Чудово погиб Герой Советского Союза младший лейтенант Николай Васильевич Оплеснин. В Чудове и похоронен (с. 121).

Да ведь и знаменитый татарский поэт Муса Джалиль,
даже не помянутый в фильме, был сотрудником газеты «Отвага», т. е. тоже воевал во Второй ударной. Там он был тяжело ранен, попал в плен и в 1944 году казнен. А когда после войны его история стала известна, его «Моабитская тетрадь», написанная с петлёй на шее, разыскана, ему и звание Героя присвоили, и Ленинскую премию присудили.
Вот как родина чтила таких «власовцев». У меня была в «Красной звезде» статья о нём. Позже в Коктебеле я познакомился с его вдовой, с дочерью Чулпан и с внучкой Таней, подружкой моей дочери.

Между прочим, уходя на казнь, Муса оставил стихи товарищу по камере, кажется, французу. Тот и сохранил тетрадь, и передал её после войны нам. Можно ли представить на месте этого однокамерника Пивоварова или бабку Изольду, которые даже не смеют имя Джалиля произнести?

К слову сказать, радисткой в 844-м полку служила комсомолка Мария Пивоварова. Однажды немцы пробрались к штабу полка и попытались окружить его. Момент был опасный. Маша оставила свою рацию, схватила винтовку и вместе со всеми стала отбивать напор врага. «В разгар ожесточённой схватки, — вспоминал политрук полка Л. Измайлов, — бойцы вдруг услышали песню »Каховка«. Это пела Маша Пивоварова. Её звонкий голос воодушевлял бойцов» (с. 72).
Гремела атака, и пули звенели,
И ровно строчил пулемёт…

И одна пуля угодила в сердце бесстрашной комсомолки.
Не родственница ли ваша, сучий сын? Да уж едва ли…
<…>

* * * * *

Полностью со статьёй можно ознакомиться здесь ("Завтра" №11, №12) – там еще очень много интересного.
Надо еще поднять – кто Пивоварову дал звание доктора исторических наук, состав учёного совета и т.д.
Однофамильцу автора пасквиля.


Tags: Власов, Война, Информационная война, СССР, фальшивки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments