Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Category:

Тбилиси-1956. Грузия встала за Сталина


Ровно 60 лет назад в Грузии происходили события, о которых не любят вспоминать либералы. В их виртуальной истории таким событиям места нет, как во льду Арктики нет места дубравам и берёзовым рощам . Через несколько дней после доклада Хрущёва на XX съезде КПСС о культе Сталина жители вышли на защиту памяти Вождя.
* * *
В самом центре Тбилиси, в 10 метрах от здания бывшего парламента, висит мемориальная доска, которая напоминает о событиях марта 1956 года, а конкретно — о том, как в эти дни «советский режим расстрелял участников мирной демонстрации». Что же именно происходило в марте 56-го в Тбилиси, и насколько текст памятного знака отражает историческую правду?


Иосиф Сталин, несмотря на графу «русский» в паспорте и тосты за «великий русский народ», в Грузии всегда воспринимался (и продолжает восприниматься) своим. Вождь, вопреки традиционным мифам, не забывал о своих корнях, и республика получала богатые подачки от центральной власти не случайно. К примеру, после депортации горских народов в 43–44 годах Грузинская ССР приросла территориями нынешних Карачаево-Черкессии, Чечни и Ингушетии (правда, всего на 10 с небольшим лет — через 4 года после смерти Сталина границы были восстановлены в прежних формах). Особняком стоит и история огрузинивания Абхазии, которой занимался Лаврентий Берия. Кроме того, в Грузии значительно шире, чем на материке, была развита потребкооперация (читай рыночные отношения), а деревне удалось избежать катастрофической модели коллективизации — крестьянские хозяйства в основном сохранили за собой те сады, которые были у них до коллективизации.

 В 1956 году прошло всего 3 года после смерти Сталина — не только «вождя всех народов», но главное — представителя своего, грузинского. В начале марта Грузинская ССР, как и другие республики, готовились к широким траурным мероприятиям по случаю годовщины скорбного события. Однако в отличие от прошлого года ситуация несколько изменилась — в конце февраля 1956 года Хрущев на XX съезде партии прочитал закрытый доклад о «культе личности», и его детали к началу марту уже стали более-менее известны по всей стране. Исключением не стала и Грузия.

 Принято считать, что события марта 56-го в Тбилиси охватывают один, максимум два дня. Однако это не совсем так. Судя по донесениям МВД Грузии, напряжение в Тбилиси стало нарастать уже 4 марта. Так, вечером того дня у памятника Сталину в центре города были задержаны двое человек за неподобающее поведение — один забрался на постамент, отпил из бутылки вино, а затем разбив ее, сказал: «пусть так же погибнут враги Сталина, как эта бутылка». Второй попытался ударить ножом дежурившего рядом офицера за отказ встать в почетный караул. Он был задержан, но толпа из 300 человек отбила его у милиции.

 5 марта в столице Грузии прошли митинги и шествия в память о Сталине, однако не взирая на все полагающиеся атрибуты (плакаты, знамена, портреты и т.д.) акции по сути носили несогласованный характер, т.к. не были официально санкционированы властями. 6 марта активизация (преимущественно студенты) стали активизироваться после того, как высокопоставленным членам грузинской Компартии зачитали письмо «О культе личности». Ответом улицы на странное поведение властей и повисшую неопределенность стали еще более масштабные просталинские выступления в разных частях города (многотысячные группы людей собирались у памятника Сталину и на площади Ленина).

 7 марта стало первым днем по-настоящему жесткого противостояния «низа» и официальных властей, которые по-прежнему находились в неопределившемся состоянии: поддерживать ли просталинские акции или нет. В результате инициативу взяло на себя «гражданское общество»: утром 7 марта студенты Тбилисского госуниверситета проигнорировали лекции и вышли на улицы. Их примеру последовали и студенты ряда других столичных ВУЗов, можно было встретить и школьников, которых тянули за собой «старшие». Начался марш по проспекту Руставели с криками «Слава великому Сталину!», распеванием песен и чтением стихов в честь вождя. Тогда же произошли первые столкновения с органами правопорядка — в частности, был сильно избит полковник милиции.

 8 марта Тбилиси уже был частично парализован: многие не пошли на работу, оставшись дома или присоединяясь к стихийным акциям; ряд госучреждений также проигнорировали рабочий день. Как выяснилось чуть позднее, не зря. Утром около 1000 человек собралось около памятника Сталину в ответ на слухи о том, что оттуда собираются убрать траурные венки. А после дневного митинга начался захват автомобилей, преимущественно грузовых, которые использовали затем как передвижные сцены для выступлений (типичная сцена тех дней – «Ленин» целует «Сталина» и наоборот под овации народа). По свидетельству очевидцев, отказавшихся передать свои автомобили водителей избивали, одного даже скинули в реку. Столкновения толпы с милицией стали приобретать всё более частый и ожесточенный характер — нередко протестующим удавалось силой отбить арестованных. По данным МВД, только 9 марта органам правопорядка удалось задержать и вернуть хозяевам 80 автомобилей, большая же часть по-прежнему находилась в руках восставших.

 Народное движение в Тбилиси принимало всё более экзальтированный характер. Известный грузинский актер Кахи Кавсадзе (известный по роли Абдуллы из «Белого солнца пустыни») вспоминает о своем участии в митинге в те дни: «Помню, рядом со мной в толпе стоял один мой знакомый. И вдруг он, почти не размыкая губ, говорит мне: «Хочешь, я сейчас всю толпу поставлю на колени?» И тогда Илико, хитро посмотрев на меня, зычно произнёс: «Да здравствует товарищ Сталин, человек, которому мы верили, вместе с которым победили в войне!» – и всё в таком духе. И когда толпа уже полностью была под обаянием его выступления, он неожиданно закричал: «На колени!» И тысячи человек опустились на колени. Мой приятель трижды то поднимал толпу с колен, то заставлял на них опуститься. Это было очень страшное зрелище!»
 В народе стали распространяться безумные слухи. Так, например, по свидетельству жительницы Тбилиси Ф. Баазовой (кстати, будущей политэмигрантки), народная молва объясняла закрытие в те дни Мавзолея специальным бальзамированием Сталина, после которого он сразу должен был почернеть. Также утверждалось, что Мао якобы требовал выдачи тела Сталина, обещая его вернуть к жизни.

 8 марта первому секретарю Грузинской ССР В. Мжаванадзе пришлось выступить перед толпой (всего количество вышедших на улицы составляло 50–70 тысяч человек) и пообещать то, что он в обиду не даст ни тело Сталина, ни память о нём. Однако протестующие на этом не успокоились и предъявили властям ряд требований, которые включали в себя следующие:

 «9 марта объявить нерабочим траурным днём»;
 «Во всех местных газетах поместить статьи, посвященные жизни и деятельности И.В. Сталина»;
 «9 марта военной авиацией организовать художественный перелет Тбилиси-Гори с надписью «Слава Сталину!»;
 «9 марта поднять над Тбилиси аэростат с портретами Ленина-Сталина»;
 "В кинотеатрах демонстрировать кинофильмы «Падение Берлина» и «Незабываемый 1919 год» (режиссер — грузин Михаил Чиаурели, обладатель 5 Сталинских премий);

 Отдельным пунктом стояла встреча с гостившим в те дни в Грузии маршалом КНР Чжу Дэ, который, по замыслу протестующих, должен был на международном уровне поддержать светлое имя Сталина. В итоге фактически штурмом была взята правительственная резиденция, где располагался посланник Мао, и маршал был вынужден дважды выступать перед «делегацией». Помимо этого, участники акций с лозунгами «Ура Сталин, ура Ленин» и «Да здравствует Берия!» требовали вывесить на всех зданиях госучреждений вывесить траурные флаги, а в редакции ряда газет ворвались неизвестные, пригрозив разнести типографии, если на следующий день не выйдут специальные, траурные номера изданий.

 9 марта власти попытались оседлать воцарившийся в городе траурный хаос, фактически пойдя навстречу массам — были организованы официальные траурные шествия с выступлением на них представителей власти. Однако это не помогло вывести ситуацию в нужное направление: к вечеру стали раздаваться призывы к захвату автобусного парка и обращению к студентам СССР по радио о ситуации в городе. Тогда же вечером на одном из митингов была зачитана петиция с политическими требованиями. Она не была единственной за дни беспорядков в Тбилиси, но именно она впоследствии привлекла внимание следователей. В ней, в частности, звучали требования отправить в отставку Хрущева, Микояна и Булганина, и, наоборот, ввести в состав Президиума ЦК действующего и экс-руководителя Грузии, а сына Сталина Василия — в состав ЦК КПСС. В неофициальных листовках дошло и до сепаратистских призывов по выходу Грузии из состава СССР.

 По свидетельству начальника пограничных войск Закавказского военного округа генерал-майора Банных, 9 марта Тбилиси находился во власти стихии: «Транспорт — легковые и грузовые автомобили, такси, автобусы, троллейбусы — находятся в руках толпы». При этом видные силовики (в частности, замглавы МВД Грузии) в своих донесениях в Москву прямо сообщали о наличии «штаба», который руководит всеми выступлениями.

 Кульминацией стали события вечера 9 марта. Сначала толпа двинулась к Дому связи — с намерением отправить поздравительную телеграмму «верному сталинцу» Молотову по случаю его Дня рождения. Далее существует две версии произошедшего: по одной, толпа сразу встретила отпор военных и завязалась драка и стрельба (причем с обеих сторон). По другой — в здание удалось попасть 10 участникам протеста, которых задержали для проверки личности, а массы восприняли это как задержание и двинулись брать штурмом Дом связи для их вызволения. В итоге военным пришлось вести огонь на поражение (после предупредительных выстрелов в воздух, по данным МВД). Несколькими часами позднее рассеянная толпа попыталась захватить городское управлении милиции. Всё закончилось относительно благополучно — угоном 4 служебных машин и битьем стекол, после чего военные сумели деблокировать здание.

 Второе кровавое столкновение произошло уже ночью, у памятника Сталину, когда агрессивно настроенная толпа отказалась покинуть и оказала сопротивление милиции и внутренним войскам. В итоге протестующих пришлось разгонять с использованием бронетехники и огнестрельного оружия.

 В результате мартовских событий 1956 года в Тбилиси, по официальным данным, погибло 22 человека. По неофициальным — количество жертв идет на сотни. Общественное мнение Грузии тогда и теперь возлагает ответственность за случившееся исключительно на «оккупационный режим», не распространяясь ни о пребывавшем несколько суток в хаосе Тбилиси, ни даже о лозунгах и требованиях «мирной демонстрации».


Вот и судите сами — насколько правдива надпись на мемориальной доске в Тбилиси.
Источник
* * *
В следующем материале - о тех же событиях глазами военных:
Массовые беспорядки в Тбилисе в марте 1956 г. Роль В/Ч 3216



Tags: Тбилиси 1956
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments