Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Category:

«Для нас предатель был хуже эсэсовца» – как поступали с власовцами


В Красной Армии предателей не жаловали, ведь это вчерашние сослуживцы, которые воткнули нож в спину, перейдя на сторону врага. Власовцы об этом прекрасно знали, поэтому зачастую ожесточенно оборонялись до последней пули. Представляем на ваш суд воспоминания советских солдат и мирных жителей о власовцах.

Резников Михаил Григорьевич, танкист

Немцев не убивали. И тех, кто руки поднял, из озорства гусеницами не давили. Мы воевали без зверства. Часы могли снять с пленного, но не расстреливали почем зря. Власовцы — другой коленкор. Они стояли насмерть, зная, что пощады не будет. В январе 45-го против нас стоял отряд истребителей танков из бывших товарищей по оружию.


  • К ним попал в плен наш разведчик, молоденький сержант-татарин. Они его зверски замучили, вырезали на груди пятиконечную звезду. Командир даже приказал не хоронить его тело, пока не отомстим.

Взяли в плен троих власовцев — все кубанские казаки, каждый по возрасту лет за 30. Богунов начал их допрашивать. Наша рота стояла у штаба, и все танкисты собрались вокруг комполка и наблюдали все происходящее. Власовцы просили о пощаде, говорили, что не по своей воле у немцев воевали, про детей и так далее. Но тогда эти слова никого не трогали: для нас власовец был хуже эсэсовца. Богунов показал им на тело убитого разведчика, и сказал: «За это вы заплатите!» Посмотрел на нашу толпу, нашел меня глазами и приказал: «Парторг, возьми автоматчиков и расстреляй этих гадов». Поставили их к стенке, и я скомандовал: «Пли!». Почему он выбрал именно меня, когда вокруг было немало офицеров, я не знаю. Но даже сейчас я не жалею, что привел приговор в исполнение. Нет хуже измены.

Крюнберг Мейнхард Эдуардович, разведчик партизанского отряда

Хотя к началу мая бои в своей основной массе закончились, у нас в Курляндии войска оказывали жестокое сопротивление. Особенно сопротивлялись власовцы, которые понимали только одно: попадись они в плен — получат как минимум по 25 лет лагерей, а по большей части — расстрел. Где-то в 9 часов этих власовцев мы должны были атаковать. Но потом объявили о конце войны, задание временно отменили. Началась радостная пальба из всех видов оружия, слезы радости, обнимания. А потом снова пришлось еще несколько дней добивать курляндскую группировку, в том числе и власовцев. Отдельные подразделения немцев и власовцев оказывали сопротивление войскам, по некоторым данным, вплоть до 20 мая 1945 года.

Андреенко Пётр Николаевич, разведчик

Власовцев все не любили больше, чем немцев. Ясно, они предатели. У власовцев мог быть и твой, и мой земляк. Не брали, нет. Сразу, нещадно, только власовцев. На переднем крае их не было, в задних эшелонах стояли. Это же целая армия была, и власть немецкая на них опиралась, полицаи.

Дыкова (Абрамова) Евгения Алексеевна, лейтенант медицинской службы, служившая в лагере, где содержались пленные власовцы

По сравнению с немцами они были полной противоположностью! Они были грязными, вшивыми, да еще болели чесоткой. На них была форма каких-то вспомогательных отрядов немецких, по-моему. После этого мы сразу вызывали душевые машины и вымывали их, потом мазями всякими мазали от чесотки… Знаете, мне было их жалко. И знаете еще что? Встречались у меня в лагере и случаи самоубийств власовцев. У нас сначала не сообразили и поместили их в старой заброшенной церкви, но колокольню при этом забыли закрыть. И они бегали на эту колокольню и прыгали с нее. Когда я подбегала, моя помощь была уже не нужна. Наверное, они боялись чего-то, да к тому же их очень сильно напугали особисты. Их ведь всех ждали после войны, как говорят, места не столь отдаленные.

Помню, дали как-то мне в санитары одного власовца, молоденького красивого парнишку лет 15–16, украинца. Почему-то я несколько дней не ходила в соседний лагерь. И вдруг встретились мне девчонки с этого лагеря. Рядом со мной шел этот власовец. «О-о-о, — воскликнули девчата, — Женя, какой у тебя симпатичный санитар. Наверное, поэтому ты не приходишь к нам в гости». И вы знаете, что? Он покраснел и заплакал, сказал: «Вы знаете, вы можете на меня смотреть. А я — власовец, и поэтому не имею права на вас смотреть». И потом он рассказал мне свою историю: «Знаете, я попал к немцам, когда мне всего 12 лет было. Немцы оккупировали нашу деревню. А мы, мальчишки, знаете, очень любопытными были, все крутились около их орудий. Так вот я и оказался у немцев». Дальнейшую судьбу этого парнишки я не знаю. Мне было очень жалко его.

Василишин Петр Ефимович, мирный житель в Винницкой области

21 марта 1944 года, в день освобождения села, я возле колодца оказался, шел с ведром воду брать. Смотрю, идут два солдата в новенькой немецкой форме, одеты с иголочки, поперек груди скатка-шинель. Подходят ко мне и спрашивают: «Как нам перейти в село Кудиевцы, чтобы сократить путь?» Причем чисто по-русски говорят. Тогда я понял, что это власовцы. Показываю рукой, что там-то расположена уличка, прямо по ней можно выйти на околицу села и дальше пройти в нужное место.


  • Даже не успел до конца высказаться, когда на той стороне улицы появилась наша разведка, три всадника. Заметили власовцев, закрутились, один прямо саблю вытянул, и прямиком к нам ринулся.

Ну, думаю, сейчас им головы поснимают. Но кавалерист воздержался, только заставил власовцев руки вверх поднять, а тут еще двое подоспели… Пока возились, тут уже передовые войска подходят. И прямо на этом же месте, я еще не успел воды домой принести, власовцев на бугорочек поставили и расстреляли.


ЯПОМНЮ


Tags: Коллаборционизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments