Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Category:

Откуда взялись важные для националистов Беларуси «литвины»


В настоящее время нередко можно услышать от иных белорусов, что в оные славные времена их предки назывались «литвинами» и владели они обширными землями от Балтийского моря до Чёрного.

Действительно, образовавшееся в позднем Средневековье Великое княжество Литовское (ВКЛ) охватывало территории проживания нескольких балтских племен и простиралось далеко на восток и юг, где проживали восточные славяне, называвшиеся «Русью». Государство литовской династии Гедиминовичей по этническому составу было литовско-русским и официально называлось «Великое княжество Литовское и Русское» (после 1410 г. ещё и «Жемайтское»). На это обстоятельство обращается внимание и в образовательном стандарте базовой школы, утвержденном постановлением Министерства образования РБ № 125 от 26 декабря 2018 г (п. 6.3.4), и в современных белорусских учебниках для 6 класса. Учитывая исторические факты, было бы гораздо естественнее искать своих предков среди русских жителей ВКЛ. Однако белорусским националистам это не по душе. Так в литературе начинают фигурировать некие «русины» (чтоб не путать с «русскими» Московской Руси) и «литвины» (будто бы самоназвание белорусов).

Откуда всё это появилось?

Для начала терминологическое пояснение. В языке древнерусском употреблялись собирательные названия, обозначающие как народы-племена, так и землю их проживания – «Русь», «Литва». От этих слов добавлением суффикса «-ин» (от числительного «един») образовывались имена «рус-ин», «литв-ин» для указания на отдельного представителя «Руси», «Литвы» (точно также «витеблянин», «москвин»). Необходимо учесть ещё, что в древности писали как слышали и говорили, поэтому прилагательное от имени «Русь» записывалось с одним «с»: «Руский», «Руський». Такое написание называют фонетическим. Однако с развитием школьного обучения и появлением грамматик русского языка написание «русский» стало этимологическим с сохранением корневого согласного «с» и суффикса «-ск-». Так что между фонетическим написанием «руский» и этимологическим «русский» нет никакой разницы, этими двумя способами обозначается на письме одно и то же.

Повесть временных лет, древнейший летописный памятник русского летописания, помещает «Литву» среди других неславянских народов, которые «дань дают Руси». То же чёткое различие прослеживается и в последующих памятниках, включая те, которое были написаны на белорусских землях. Например, «Хроника Литовская и Жмойтская», созданная в XVI в. (возможно, в Вильно), рассказывает о том, что «литовский народ» сначала был малочисленным и платил дань Руси, но когда русские князья ослабили друг друга междоусобными войнами и подверглись монгольскому нашествию, литовские князья Миндовг и Гедимин «скинули ярмо руское» и сами начали дань собирать в Руси.

Затем и сами литовцы, продолжает Хроника, стали переселяться за реку Вилию, в «Завилейскую землю», которую прежде русские князья держали, и там селиться на пустых местах, расширяя сферу влияния литовских князей все далее на восток. Известны слова литовского князя Миндовга, сказанные его родственникам: «Кто что захватит, пусть тем и владеет» (Галицко-Волынская летопись под 1252 г.). Так постепенно стали литовскими владениями Гродно, Новогрудок, Слоним, а затем Полоцк, Витебск, Минск, Пинск, Брест.

Конечно, было бы неверно утверждать, что земли западной Руси попросту завоевывались «огнём и мечом». Подчинение власти литовских князей имело свои выгоды для жителей этих русских областей. Гедиминовичи выполняли те же функции, что и князья из Рюриковичей: судили и защищали согласно сложившимся традициям. Более того, литовские князья принимали православную веру, переходили на русский язык и охотно брали местных бояр к себе на службу. Установление сильной власти при условии сохранения старины обеспечивало спокойствие и прекращение междоусобий прежнего удельного периода. Так что в основе расширения ВКЛ на восток лежала не только военная сила, но и договор.

Однако рядом с литовским князем стояли его ближайшие помощники – военные соратники (нобили, бояре). Собираясь под знамёна своих предводителей, они также рассчитывали на новые приобретения в русских областях и хотели владеть обширными землями на востоке. Пока граница ВКЛ продвигалась всё далее вглубь исторической Руси, внутри самого литовского государства росла на восток территория, подконтрольная власти литовских князей и литовской знати. Это хорошо видно на примере расширения владений князей виленского и трокского.

После внезапной кончины действительного основателя ВКЛ князя Гедимина (1341 г.) два его сына Ольгерд и Кейстут в 1345 г. устранили младшего брата Явнута и разделили власть между собой. Ольгерд стал великим князем и поселился в столице (Вильно), а Кейстут остался князем трокским (совр. Тракай). Они заключили между собой договор делить все приобретённые земли поровну. Области ВКЛ стали делиться таким образом, чтобы одна часть была приписана к Вильно, а другая к Трокам. Так в составе виленского удела оказались Полоцк, Витебск, Логойск, Минск, Слуцк, Мстиславль, а в составе трокского – Брест, Каменец, Волковыск, Новогрудок, Слоним. Свислочское княжество с Бобруйском было поделено пополам на «виленскую» и «трокскую» части. Практически вся территория современной Беларуси оказалась под управлением двух литовских князей.

Заведовать такими обширными владениями князья назначали своих приближённых, которые правили в качестве наместников. В 1413 г. Виленский и Трокский уделы были переименованы в воеводства во главе с назначенными воеводами по польскому образцу. Хотя некоторые области из этих воеводств в XV в. были выделены и получили отдельное управление, в военном отношении они продолжали быть крупными административными единицами. С того времени ведут свое начало приставки в названии городов: Брест-Литовский, Новогрудок-Литовский, Браслав-Литовский и другие.

Во главе Виленского и Трокского воеводств стоят в XV – начале XVI в. выходцы из пяти литовских фамилий: Монвиды, Довгерды, Гаштольды, Кезгайлы и, чаще всего, Радзивиллы. Все они выдвинулись на службе литовским князьям со времен Ольгерда и особенно Витовта. Своё право на высокие назначения они отстояли благодаря известному правилу Городельского привилея 1413 г., согласно которому в великокняжеском совете (Раде) могут заседать только католики; этим устранялись от должностей представители местных православных княжеских родов (исключения были единичными). Удерживая десятилетиями в своих руках должности наместников-воевод, представители литовской знати не только приобрели политический вес и влияние, но и богатства (земли). Не удивительно, что, согласно войсковому реестру 1528 г., литовская знать выставляла больше воинов, чем знать из русских земель.

Неравное и даже подчинённое положение удельных князей и бояр Руси не раз приводило к внутриполитическим конфликтам: междоусобной войне 1432-1439 гг., заговору Олельковичей 1481 г., отпадению верховских и северских князей в ходе войны с Москвой в 1500-1503 гг., мятежу князя Михаила Глинского в 1508 г.


Естественным выходом из создавшейся ситуации было образование одного шляхетского сословия, которое впитало в себя разнородные этнические группы (литовцев и русских), нивелировало конфессиональные различия (кому сохранялось католичество латинского обряда, кому предлагалась католичество восточного обряда – уния. Постепенно образовался новый «политический народ-шляхта», стоявший горой за свои привилегии. Идеалом «народа-шляхты» были польские образцы.

Сегодняшние белорусские «литвины» не хотят знать и помнить своих русских корней, им милей имена литовских магнатов, подобравших под себя земли бывших удельных западнорусских княжеств и устроившихся господами среди подчинённого населения – настоящих предков современных белорусов и украинцев.
Священник Алексий ХОТЕЕВ, историк, публицист

Tags: украинизация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments