Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Categories:

Как украинский колхозник купил боевой самолет


Если уж кто и был настоящим волонтером, так это пасечник Ферапонт Головатый с Полтавщины, бывший лейб-гвардии кирасир и кавалер двух Георгиев. За годы ВОВ он подарил ВВС РККА два истребителя, о чем широко рассказывала пресса. А теперь так же широко критикует, называя подобные покупки пропагандой. Так мог ли колхозник приобретать боевую технику?

Ответим сразу: да, мог, поскольку каждый товар имеет свою цену — и мед, и танк, и боевой истребитель. Более того, учитывая дороговизну продуктов питания, продукт, производимый Головатым на своей пасеке в Саратовской области, мог стоить дороже самолетов. И пример пасечника на самом деле не единственный. Просто он, так получилось, считается основателем движения.

По легенде, отправив на фронт двоих сыновей и трех зятьев, Ферапонт Петрович стал думать, чем он сам может быть полезен Родине. И вот в декабре 1942 года, продав в городе изрядно меда со своих 22 ульев, пришел с мешком денег к директору Саратовского авиазавода Израилю Соломоновичу Левину. Впрочем, внучка Головатого Лидия Тюрникова рассказывала, что одного меда не хватило:


«Дед откуда-то прознал, что самолет стоит 100 тысяч рублей. Это, в общем, была по тем временам не очень большая сумма. Килограмм меда на колхозном рынке тогда стоил тысячу, стало быть, самолет по цене равнялся стоимости центнера меда. Но и таких денег у семьи не было, поэтому для того, чтобы набрать необходимую сумму, пришлись продать двух коров. На завод он отвез все — ни копейки дома не осталось. Всю зиму мы питались тем, что удалось заготовить с лета, — картошкой, свеклой, капустой. Дед все говорил: "Ничего, протянем, фронту сейчас деньги больше нужны". Хотя, конечно, он рисковал — у него на шее тогда сидело только одних внуков 11 душ. Отцы у всех были на фронте. Трое — мой папа, муж моей родной тети и старший сын Ферапонта Петровича — к тому времени погибли. Так что он, по сути, был единственным кормильцем многочисленного семейства».


На предприятии к инициативе отнеслись с пониманием, и ответ, пропущенный по инстанциям, вернулся такой:

«Военный Совет ВВС сердечно благодарит Ф. П. Головатого за его патриотический почин. Деньги просим внести в госбанк, в фонд обороны. Копию квитанции вручить военпреду завода, выделить один из облётанных самолётов Як-1, написав на фюзеляже то, что просит колхозник».


Уже в январе 1943 года прошедший летные испытания самолёт Як-1 с дарственной надписью на борту «Летчику Сталинградского фронта, гвардии майору Ерёмину от колхозника колхоза „Стахановец" тов. Головатого» был передан упомянутому майору, командиру авиаполка и уроженцу Саратова. За время, пока Борис Николаевич (впоследствии генерал-лейтенант авиации) отлетал от Сталинграда до Крыма, машина порядком поизносилась.

Тогда на семейном совете Головатых было принято решение купить еще один истребитель, поновее. В мае 1944-го свеженький Як-3 снова принял Еремин, только уже с надписью «От Ферапонта Петровича Головатого 2-й самолет на окончательный разгром врага». На нем пилот долетел до Праги, будучи дважды представленным к званию Героя Советского Союза. Кстати говоря, обе машины по сей день живы: Як-1Б стоит в Саратовском музее боевой славы, а Як-3 в 90-е был продан в США.

А оба случая не обошлись без писем к Сталину, который слал ответные телеграммы: примите мой привет и благодарность.



«Это движение стало всенародным. За годы войны в фонд обороны и в фонд Красной Армии (по данным архива Министерства финансов Союза ССР) поступило добровольных взносов на общую сумму 16 миллиардов рублей. Кроме того — 13 килограммов платины, 131 килограмм золота, 9519 килограммов серебра, на 1,8 миллиарда рублей драгоценностей, более чем на 4,5 миллиарда рублей облигаций и на 500 миллионов рублей вкладов в сберкассах. На эти средства было построено свыше 30 тысяч танков и самоходных артиллерийских установок, 2,5 тысячи самолетов, подводные лодки и много другой боевой техники. В Москву приходили пожертвования из-за рубежа», — пишет в своих мемуарах сам Борис Ерёмин, заново переживая прошлое.


Процесс шел с размахом. 50 тысяч рублей перечислила на танк Т-34 «Боевая подруга» будущий Герой Советского Союза Мария Октябрьская, ставшая механиком-водителем собственной машины. Илья Андреевич и Мария Филипповна Ширмановы из Чувашской АССР все свои сбережения передали на строительство танка «Подарок сыну» для их единственного сына Андрея, который служил в 1-й танковой бригаде и впоследствии погиб под Чоповичами в Житомирской области. На персональной самоходке, купленной отцом, главным механиком СМУ №4 города Харькова, дошел до Праги старший сержант Александр Панкратов. Вторую единицу Панкратов-старший купил и младшему сыну, но ему повоевать на ней не довелось из-за ранения.

За родину сражались танк «Русская песня» Воронежского русского народного хора, тяжелый танк ИС-2 «Владимир Маяковский», приобретенный артистом Владимиром Яхонтовым, КВ «Беспощадный», построенный на Сталинскую премию знаменитых Кукрыниксов, Т-34 «Грозный», построенный на Госпремию Алексея Толстого. Отметились взносами и другие писатели — Михаил Шолохов, Корней Чуковский, Александр Твардовский, Сергей Михалков, Самуил Маршак, Василий Лебедев-Кумач.

Свою лепту в Победу внесли танки «Байкальский рыбак» и «Ейский колхозник», «Верховский железнодорожник», «Верхоянский охотник», «Макеевский школьник», «За радянську Украiну», «Мариуполь — мстит», «Малютка» и «Таня». На своей персональной боевой машине «Амурский мститель» в составе 12-й гвардейской танковой бригады воевали Леонид Рудниченко и Николай Агапов, доживший до победного парада на Красной площади. Да что танки — на Урале за счет взносов трудящихся был сформирован целый добровольческий танковый корпус, в котором были «Челябинский комсомолец», «Челябинский колхозник», Челябинский кооператор», «Челябинский абразивщик», «Свердловский комсомолец» и т.д.

Что же касается авиации, то Ферапонт Головатый, конечно, не мог равняться с трудовыми коллективами, которые дарили Красной армии целые именные эскадрильи. Например, «Амурский колхозник», «имени Комсомола Удмуртии», на которую молодежь Сарапульского района УАССР собрала 2 507 700 рублей, «Малый театр — фронту», «Советский полярник», «Советская Грузия» (с истребителями Ла-5, украшенными желтой надписью грузинским шрифтом, «Монгольский арат», «Латышский стрелок» и даже «Александр Невский». Последняя была создана по инициативе Русской православной церкви в ноябре 1942 г., и на одноименном самолете сражался Герой Советского Союза Александр Билюкин.

Еще один Герой Советского Союза, старший лейтенант Константин Ковалев воевал на Як-7 «За Победу!», купленном менталистом Вольфом Мессингом, в 1944 году подарившим еще одну машину польскому авиаполку «Варшава». А капитану Юрию Горохову перед началом Курской битвы старейшим советским писателем-пушкинистом Иваном Новиковым был вручен именной самолет «Александр Пушкин» — к 106-й годовщине со дня смерти поэта.



Но если все перечисленные выше (далеко не все) случаи предполагали сбор внушительных сумм, то Лене Азаренковой хватило 110 рублей на то, чтобы в 237-м штурмовом авиаполку, где воевал и погиб ее отец, появился именной Ил-2 «От Леночки за папу». Ее письмо Сталину опубликовали в журнале «Огонек», и школьники всей страны начали перечислять свои «конфетные» и подарочные деньги на самолет.

Не забывали и флот, где появилось 19 именных торпедных катеров и пять подводных лодок.

Естественным образом возникает вопрос, сколько на самом деле стоила боевая техника. В прошлом году Минобороны РФ официально сообщило, что Т-34 в 1941 году стоил 269 тысяч рублей, а к концу войны подешевел до 135 тысяч вследствие массовости производства. А цена бомбардировщика Ил-4 упала с 800 тысяч рублей до 380 тысяч в 1945 г. Кроме того, известно, что 27 марта 1942 г. были согласованы договорные цены с авиазаводами, Як-3 обходился армии в 160 тыс. рублей, Ил-2 — в сумму от 300 до 480 тысяч, и в дальнейшем стоимость тоже снижалась. Цена на Ил-2 завода № 1 упала до 162 тыс. руб., Ла-7 завода №23 — до 120 тыс., Як-7 завода № 153 — до 110 тысяч и т. д.

То есть, с точки зрения денег многие граждане физически могли позволить себе такое приобретение, поскольку имели на руках личные сбережения и не только. Известен случай, когда на воронежский почтамт поступил пакет с золотыми монетами «для защитников Родины». В бандероли, полученной саратовским отделением Госбанка, обнаружился серебряный прибор с золотыми монограммами. В Днепропетровске горожанка передала в отделение Госбанка бриллиантовое ожерелье стоимостью 10 тысяч рублей. В Туркмении женщины республики собрали и сдали фронту 7360 серебряных и золотых украшений. Да что там Туркмения — землячка Головатого, жительница Базарно-Карабулакского района Анна Селиванова, сама передала на постройку самолетов 300 тысяч. На самом деле, по текущим ценам колхознику в тылу для того, чтобы заработать на танк, достаточно было продать 400 кило свинины.

Всего в фонд обороны в годы войны от населения поступило в общем зачете более 118 млрд рублей, среднегодовой расход на нужды всей Красной Армии. И они реально были нужны, поскольку главными слагаемыми себестоимости при производстве, например, самолетов были покупные комплектующие. Эта статья расходов составляла от 20 до 60%. На втором месте шли затраты на приобретение материалов и полуфабрикатов, скажем, авиасосны или фанеры. А уже потом — амортизация производства, цеховые расходы и на последнем месте зарплата.

Государству, которое так или иначе оперировало бюджетами, добровольное пополнение казны было гораздо выгоднее, чем формат облигаций военного займа, и оно всячески его рекламировало. Но самое главное, люди не просто несли деньги в банк — они знали, что есть конкретные танки, самолеты, корабли, которые на их личные деньги уничтожают врага. Таким образом и Победа становилась глубоко личным делом даже для тех, кто никогда не брал в руки оружия, а пас баранов или собирал мёд. Согласитесь, это очень правильное чувство.
Ukraina.ru


Tags: Война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments