Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Category:

Один танк сдержал дивизию вермахта – подвиг в литовском Расейняе


Одной из легенд первых боев Великой Отечественной войны в Прибалтике стало сражение одинокого советского танка КВ с крупной группой немецких войск на дороге недалеко от литовского городка Расейняй. Правда ли, что боевая машина, названная в честь Климента Ворошилова, в одиночку двое суток сдерживала наступление 6-й танковой дивизии вермахта?

Предыстория сражения

С началом Великой Отечественной войны небольшой литовский город Расейняй приобрел важное значение в качестве узла дорог, контроль над которыми был особенно важен в условиях лесистой местности. Однако уже во второй половине дня 23 июня городок оказался под контролем 6 танковой дивизии немцев. Она действовала двумя боевыми группами, «Раус» и «Зекендорф», получившими названия по фамилиям командиров. Такие группы формировались вермахтом временно для решения текущих боевых задач.

Окрыленные успехом оккупанты отозвались о сопротивлении прикрывавших город частей 48 стрелковой дивизии как о «слабом». Но по пыльным июньским дорогам к ним навстречу уже двигалась советская 2 танковая дивизия для нанесения контрудара.

Бойцы комдива Солянкина

Подразделение комдива Солянкина одним из первых в Красной армии получило на вооружение тяжелые танки КВ (Клим Ворошилов). Эти богатыри с мощной противоснарядной броней и весом в полсотни тонн требовали серьезной боевой, технической и физической подготовки экипажа. И она у бойцов 2 танковой дивизии была: на 24 апреля 1941 года 202 механика-водителя дивизии имели опыт вождения свыше 10 моточасов, из них 6 человек — от 165 до 284 часов, а 1 человек даже 515 моточасов.


Танк КВ-1 / Фото: topwar.ru

Для сравнения: в 5 танковой дивизии, тоже расположенной в Прибалтике, у 210 механиков-водителей опыт вождения был меньше 2 часов. Часть танкистов 2 танковой дивизии прошли занятия непосредственно на Ленинградском Кировском заводе, выпускавшем танки КВ.

Всего в дивизии было 57 танков КВ, а кроме них, танки более старых моделей (101 танков БТ 7, 13 — Т-28, 13 — Т-26 и 10 огнеметных танков). Такое внимание к подготовке экипажей было заслугой командира дивизии, Егора Николаевича Солянкина.

Танковый комдив

Егор Солянкин родился в 1901 году в Москве, рано осиротел, был пастухом у родственников в Смоленской губернии, работал в кузнице, где произошло его первое знакомство с техникой.

В Красную армию Солянкин был призван 17 июня 1920 года, принял участие в боях на Южном фронте Гражданской войны с войсками барона Петра Врангеля и вооруженными формированиями Нестора Махно.


  • Егор Николаевич учился на различных курсах командирского состава, служил в пехоте, а с декабря 1931 года стал танкистом. Он умел водить и ремонтировать все боевые машины, служившие в его частях.


Интересная деталь, ярко характеризующая отношение Солянкина к подчиненным — во время его службы в Казани солдатам-татарам давали свинину, которую они отказывались есть; тогда командир договорился с одним из колхозов о поставках в подразделение конины, которая очень ценилась татарами. Чтобы лучше понимать подчиненных, Солянкин даже выучил татарский язык. Командиром 2 танковой дивизии он был назначен 9 декабря 1940 года.

Интересен приказ, отданный им еще 20 июня: Солянкин распорядился начать эвакуацию в тыл семей комсостава, что помогло спасти жизни многим женам и детям военных.

Первое столкновение

Первое столкновение с танками Солянкина произвело на немцев ошеломляющее впечатление:

«Снаряды немецких орудий отскакивали от толстой брони танков противника. 100 немецких танков не смогли выдержать бой с 20 дредноутами противника и понесли потери. Чешские танки Pz.35 были раздавлены вражескими монстрами. Такая же судьба постигла батарею 150-мм гаубиц, которая вела огонь до последней минуты. Несмотря на многочисленные попадания, даже на расстоянии 200 метров гаубицы не смогли повредить ни одного танка. Ситуация была критической. Только 88-мм зенитки смогли подбить несколько КВ-1 и заставить остальные отступить в лес».




Противник отмечал, что новые советские танки ему совершенно незнакомы и отсутствуют в справочниках-определителях бронетехники Красной армии. Основную массу бронетехники самой немецкой 6 танковой дивизии составляли захваченные в Чехословакии легкие танки Pz.Kpfw. 35 (t), не выдерживавшие противостояния с КВ, и во второй половине дня 24 июня противник под Райсеняем перешел к обороне.

Разгадка танковых таранов

В немецких донесениях и воспоминаниях о сражении в один голос говорится, что советские танки «свое вооружение <…> используют редко. Противотанковые орудия 3,7 см и 5 см они уничтожили, просто раздавив».

Полковник Ритген вспоминал, что танк командира его роты был протаранен КВ и опрокинулся. Почему же советские танкисты не применяли в борьбе с техникой противника свои орудия? Военный историк Алексей Исаев приводит доклад от 25 апреля 1941 года о состоянии снабжения 3 механизированного корпуса, в которой входила 2 танковая дивизия: 76-мм бронебойные снаряды для танков КВ отсутствовали, были только осколочные и фугасные, предназначенные для борьбы с пехотой.

Проблемой в новом Прибалтийском округе было и снабжение горючим: половина топлива округа еще находилась на складах в Калининской, Владимирской и других центральных областях РСФСР. В боевых условиях расход топлива увеличивался, а его подвоз из тыла вскоре стал невозможен — соседи застрявшей 6 немецкой танковой дивизии продолжали движение вглубь советской территории, и вскоре бойцы Солянкина оказались в полуокружении.

Танк на дороге

Примерно в полдень 24 июня танк КВ вышел на дорогу, по которой осуществлялась связь с тылом боевой группы под командованием полковника Эрхарда Рауса. По оценкам историков, численность солдат противника под его командованием составляла около 3,5 тысячи человек.

Вскоре на дороге запылали грузовики снабжения, подвоз боеприпасов и горючего, эвакуация раненых стали невозможны. Обойти танк не получалось из-за заболоченных участков вокруг дороги, подбить его 50-мм противотанковыми орудиями с расстояния всего 200 метров не удалось, ответным огнем танк уничтожил пушки и часть их расчета.



  • Боевую машину безуспешно пытались накрыть огнем 105-мм гаубицы. Затем настала очередь тяжелого 88-мм зенитного орудия. Артиллеристы осторожно подкатили его на расстояние 500 метров от танка, начали готовить к стрельбе и тоже оказались накрыты танковым выстрелом.


С наступлением темноты к танку подошла группа подрывников, которая заложила заряды взрывчатки весом 15 кг под гусеницу и меньший — в ствол орудия, однако и эта попытка оказалась безуспешной.

Полковник Раус вспоминал, что в темноте к танку подходили местные жители:
«Внезапно треск и щелканье послышались в лесу с противоположной стороны дороги. Призрачные фигуры, перешептываясь, двинулись к танку. Последовал легкий стук по башне, люк приоткрылся, и что-то быстро передали внутрь. Судя по мягкости удара при опускании, должно быть, это были свертки с едой».


Удалось уничтожить танк 25 июня: немцы сымитировали танковую атаку на него, одновременно открыли огонь 3 зенитных орудия, причем, как указано в журнале боевых действий бригады Рауса, только тринадцатое попадание пробило броню. По словам Рауса, экипаж был похоронен со всеми воинскими почестями.

Тем временем превосходящие силы противника взяли бойцов дивизии Солянкина в кольцо. Ожесточенные попытки прорваться из него продолжались весь день 25 июня; погиб (по другой версии, застрелился, чтобы не попасть в плен) комдив Солянкин. Бойцы похоронили его в лесу и сравняли с землей могильный холмик. Рядом с командиром был закопан сейф с документами дивизии.

По приказу командования вся оставшаяся без боеприпасов и горючего техника была уничтожена экипажами, оставив себе только стрелковое оружие. Бойцы 2 танковой дивизии сумели вырваться на восток через брешь между частями 6 и 1 немецких танковых дивизий, осуществлявших окружение.
Rubaltic


Tags: Война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments