Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Не только ракеты и чучхе. Цифровые технологии в КНДР


Северная Корея считается сегодня одной из самых бедных и не развитых в плане технологий (хотя у них существует ядерная программа и в наличии баллистические ракеты) стран, и бытует мнение, что прогресс обошёл это государство стороной потому, что здесь «тоталитарная диктатура» и страна находится в изоляции. В отношении КНДР режим санкций, в той или иной степени США проводит практически с момента образования этого государства в 1948 году. Но несмотря даже на изоляционное давление со стороны Запада (в 2016–2017 годах Совет Безопасности ООН ввёл против КНДР санкции, весьма близкие к полному эмбарго на торговлю с этой страной в связи с её ракетно -ядерной программой) северные корейцы пользуются цифровыми технологиями и сами их производят.

6 миллионов (население страны почти 26 миллионов человек) мобильных телефонов использовалось в Северной Корее, по данным за 2019 год. Средняя цена мобильника колеблется в районе 100-200 долларов, но осуществлять звонки можно только в нутрии страны, а для того чтобы сделать звонок за рубеж необходимо получить соответствующее разрешение профильного учреждения. Государство располагает двумя провайдерскими компаниями – Koryolink и Kangsong.


Персональный компьютер имеет каждая пятая семья, а объем используемого интернет трафика за последние три года вырос на 300%. До 2018 года интернет в основном использовался в ночное время или в выходные дни, сейчас также и в обычное рабочее время. Осенью 2019 в КНДР был представлен флагманский смартфон собственного производства «Пхурын ханыль (Голубое небо)», он оснащен сенсорным экраном разрешением в 6 дюймов, имеется две камеры, также установлены такие современные функции, как распознавание лица, разблокировка устройства по отпечатку пальца и управление приложениями жестами. Цена гаджета 290 долларов - конечно многовато даже для обеспеченных жителей Пхеньяна. Приобрести такой отечественный телефон может только житель КНДР, в этом плане всё строго: перед покупкой у вас потребуют паспортные данные и персонально закрепят смартфон за тем, кто его покупает. Также в СМИ КНДР упоминаются сотовые телефоны «Чиндаллэ (Багульник)». На телефонах есть функция распознания отпечатков пальцев, изображений и голоса, причем завод, который их производит, выпускает несколько сотен тыс. штук в год. В 2017 году, в стране был выпущен планшет «Тхэян W713 (Океан)», его производителем является Chunggu Haeyang Technology Exchange Company, которая подчиняется Центральному информационному агентству по науке и технике. Фирма также разработала WiFi-сеть «Мирэ (Будущее)» и планшетный ПК Taeyang 8321. Однако в среде экспертов идут разговоры о принадлежности таких разработок. Не все специалисты верят, что они чисто северокорейские. Есть точка зрения, что мы имеем дело с продукцией КНР, которая просто производится с соответствующими брендами.

По поводу собственного программного обеспечения северокорейское издание Мэари сообщает, что Центральное информационное агентство по науке и технике (ЦИАСТ) разработало и развернуло «Спутник полевого работника (1.0)», как «программу поддержки управленческих задач» для пользователей мобильных телефонов. Кроме того, ЦИАСТ перенесла в северокорейский Интранет (внутренняя сеть) «сотни миллионов» научно-технических статей, переведенных с различных языков. В апреле 2018 года газета «Пхеньян Таймс “сообщала, что ЦИАСТ предоставила промышленным подразделениям «десятки миллионов единиц технической информации», разработала и внедрила процесс создания баз данных и поисковых систем. Пресса КНДР в апреле 2018 года сообщала, что ЦИАСТ выпустила программное обеспечение, позволяющее северокорейцам просматривать датируемые концом 1970-х годов экономические, научные и технологические индексы по всему миру, а также искать и читать зарубежные научно-технические журналы. В феврале 2020 г. исследовательский институт KB Financial Group сообщил, что с 2018 года северокорейцы используют мобильное платежное приложение «Урим», которое является клоном китайских WeChat Pay и Alipay. Его пользователи могут покупать продукты на платформах электронной коммерции Северной Кореи и осуществлять денежные переводы между собой.

Сегодня в КНДР к цифровой безопасности относятся очень серьёзно и защищают себя с помощью цифровой цензуры. Для подключения к Интранету необходимо заполнить соответствующую анкету и указать в ней все личные данные. В качестве операционной системы применяется «Пульгын пёль (Красная звезда)» – вариант Linux, она должна стоять на всех компьютерах домашнего пользования. Такая ОС имеет две важные функции. Первое - всё, что пользователь смотрел, сохраняется в виде скриншота и не удаляется. Компьютеры регулярно проверяются, и сотрудник специальных служб легко видит какие сайты были просмотрены. Второе - существует система цифровой подписи, без которой файл нельзя открыть. То есть, записать файл на внешний носитель и перенести с его помощью информацию на другой компьютер технически не возможно. Разумеется, сервис по обходу блокировок есть, но это редкая услуга и не для всех. Также стоит сказать, что вся видеопродукция Запада и Республики Корея (Южная Корея) формально относится к запрещённой. За хранение, распространение и сбыт «материалов упаднического и непристойного содержания» предусмотренного ст. 184 Уголовного кодекса КНДР можно получить до пяти лет лишения свободы. Для тех, кто считает такие меры слишком жёсткими хочется напомнить, что в соседней «демократической» Южной Кореи по закону о национальной безопасности, за северокорейский контент, можно получить примерно такие же сроки.

Таким образом, сфера четвёртой промышленной революции в КНДР находится на достаточно высоком уровне, что отвечает главным целям экономической программы лидера нации - Ким Чен Ына.
«Завтра»

Tags: 1
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment