Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Category:

Союзники: «Пусть Германия и СССР истощают друг друга...»


«Пусть Германия и СССР истощают друг друга, в конце "войны Англия станет хозяином положения в Европе» - слова министра авиационной промышленности Великобритании Д. Мур-Брабазона.

Советское руководство долго просило союзников об открытии второго фронта, который был открыт высадкой союзных войск в Нормандии 6 июня 1944 года. Когда Советская Армия уже могла дожать фашистов и в одиночку. Союзники тянули до последнего.

Несмотря на то, что 22 июня Черчилль по радио заявил, что английское правительство в советско-германской войне будет на стороне СССР, более точно отношение выразил начальник английского генерального штаба Вильсон:
«Доказательством милости божьей к Англии является тот факт, что в этой войне мы избавились одновременно и от Германии, и от России».

Согласно докладу посла СССР К. Уманского 22 июня США заняли «молчаливую, выжидательную позицию», более откровенно выраженную Трумэном как:

«Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают друг друга как можно больше. Но я ни при каких обстоятельствах не хочу, чтобы победила Германия» - сенатор Гарри Трумэн, из выступления Председателя комиссии по исследованию программы вооружения федерального правительства 23 июня 1941 года.


Посол СССР в Великобритании сообщал в НКИД СССР, что у Черчилля и Рузвельта «доминирует одна и та же идея – идея «легкой войны» для себя». Разъясняя термин «легкая война», он писал в другой своей телеграмме: «Конкретно это означает, что разбить Германию на суше в основном должен Советский Союз, Англия же будет оказывать ему в этой борьбе лишь «содействие». Чем позже Англия включится в такое «содействие», тем лучше, ибо тем свежее она придет к финишу и тем легче ей будет играть руководящую роль на будущей мирной конференции. Наоборот, под этим углом зрения выгодно, чтобы СССР пришел к финишу возможно более ослабленным и истощенным».

Черчилль сам говорил откровенно: «Нужно не допустить Советы в долину Дуная и на Балканы». Его слова подтверждает президент США:
«Всякий раз, когда премьер-министр настаивал на вторжении через Балканы, – говорил Франклин Рузвельт своему сыну Эллиоту, всем присутствовавшим было совершенно ясно, чего он хочет. Он хочет врезаться клином в Центральную Европу, чтобы не пустить Красную Армию в Австрию и Румынию и даже, если возможно, в Венгрию»

В октябре 1942 г., во время ожесточенных боев на советско-германском фронте, Черчилль разослал членам кабинета министров секретный меморандум, явившийся плодом его размышлений, видимо, о помощи союзнику. В этом документе развивалась идея создания коалиции европейских государств, направленной против СССР.
«Мои мысли, — писал Черчилль, — сосредоточены в первую очередь на Европе — на возрождении величия Европы, колыбели современных наций и цивилизации. Было бы страшной катастрофой, если бы русское варварство подавило культуру и независимость древних государств Европы. Как это ни трудно сейчас сказать, я думаю, что европейская семья народов может действовать единодушно под руководством Совета Европы. Я надеюсь в будущем на создание Соединенных Штатов Европы»

И. Сталин в телеграмме в советское посольстве резюмировал тактику «союзников»: «По сути дела, английское правительство своей пассивно выжидательной политикой помогает гитлеровцам. … То обстоятельство, что Англия нам аплодирует, а немцев ругает последними словами,— нисколько не меняет дела. Понимают ли это англичане? Я думаю, что понимают. Чего же они хотят? Они хотят, кажется, нашего ослабления».

Если 19 июля Черчилль считал, что «попытка установить сколько-нибудь прочный фронт на севере Франции» является «нереальной», а через десять дней добавит: «если только за зиму не обнаружится, что Германия близка к внутреннему краху».

Инициатива Рузвельта открыть второй фронт летом 1942 года привела к тому, что заместитель главы МИД Великобритании А. Кадоган описал в своём дневнике следующим образом: «Премьер-министр выехал в Вашингтон для того, чтобы убедить Рузвельта, что вторжение союзников на европейский материк в 1942 году не является практически выполнимой операцией, что бы ни сказали американцы Молотову», по мнению Англии высадку необходимо было произвести в Северной Африке.

В 1942 году Черчилль направил членам английского правительства и президенту США Рузвельту меморандум, в котором с тревогой говорилось о возможности того, что советские войска придут в Европу. Позднее Рузвельт в беседе с советским послом заявил, что
«всегда стоял за высадку во Франции, но Черчилль против этого». Более того, летом 1942 года глава Советского правительства получил послание Черчилля с информацией о прекращении отправки военных грузов в СССР Северным морским путем и что «Англия не может рисковать потерей или повреждением своих кораблей».

Отговорив от высадки в Европе Рузвельта, 12 августа 1942 года Черчилль в сопровождении военачальников прибыл в Москву, и, сославшись на недостаток десантных судов и нежелание прерывать «большие приготовления» к операции в 1943 году, заявил, что «считает невозможной организацию второго фронта в Европе в 1942 году». Рядом за столом кивал прибывший по собственной инициативе Аверелл Гарриман, к тому времени ставший аффилированным владельцем польских шахт, что делало его более чем кто бы то ни был заинтересованным в так называемой «пассивной политике». Из разговора Черчилль вынес, что «никогда за все время не было сделано ни малейшего намека на то, что они [Cоветы] не будут продолжать сражаться, и я лично думаю, что Сталин вполне уверен в том, что он победит».
Не понятно, что ожидал увидеть английский премьер - плачущего под столом Сталина?

8 Ноября 1942 года была произведена высадка на севере Африки 6 американских и 1 английской дивизии, для которой неожиданно нашлись необходимые 650 военно-морских транспортных судна. Советский посол обратил внимание Энтони Идена, что «советские люди не могут понять и объяснить политику английского правительства», не известно рассказал ли в этой беседе Иден, что примерно в это время в этом районе находились французские, польские, бельгийские золотые резервы, за которыми как раз, видимо и гонялись англичане с немцами, чем и объясняется срочность высадки в Африке.

На открывшейся в январе 1943 года конференции в Касабланке стало понятно, что английские представители по-прежнему придерживаются точки зрения не начинать наступательных операций в Западной Европе даже и в 1943 г, теперь уже под предлогом того, как выразился Иден, что в «Северную Африку доставлено большое количество войск, оружия и снабжения и возвращать все это назад в Англию после окончания операций в Тунисе было бы трудно из-за недостатка судов».

Как вспоминал присутствовавший в Касабланке сын Рузвельта: «приняв решение о вторжении союзных армий в Сицилию, чтобы таким образом вывести, как мы надеялись, Италию из войны, мы тем самым признавали, что вторжение через Ла-Манш придется отложить до весны 1944 г.».

С 12 по 25 мая 1943 года, на время следующую Вашингтонскую конференцию «Трайдент» советское правительство приглашено не было. Как считает американский историк Фейс, Черчилль во время этой конференции определил: следующей целью после захвата Сицилии будет Италия. 29 мая он был уже в Алжире, где на переговорах склонил к своему плану Эйзенхауэра.
Английский посол Керр высказал озабоченность новым переносом сроков десанта в Европу, однако премьер его урезонил:
«Вы можете сделать Сталину дружеский намек на опасность раздражения двух западных держав, чья военная мощь возрастает с каждым месяцем и которые могут сыграть полезную роль в будущем России. Даже мое долго испытываемое терпение не безгранично».
2 июля Черчилль заявил о своём решении прекратить обмен посланиями с главой Советского правительства, так как это приводит лишь «к трениям и взаимному раздражению».

Во время Вашингтонской конференции английские танки блокировали королевский дворец в Каире и британский посол в Египте лорд Киллерн предъявил королю Фаруку ультиматум: назначить либерально-националистическое правительство Наххас-паши или отречься от престола, ему дали пятнадцать минут на размышление и два часа на сборы, после которых король принял ультиматум. Кстати, выступить против гитлеровской коалиции Египет смог только после смещения правительства ан-Наххаса.
Еще в апреле 1942 года Рузвельт обращался к Черчиллю:
«Дорогой Уинстон!.. Ваш народ и мой требуют создания фронта, который ослабил бы давление на русских, и эти народы достаточно мудры, чтобы понимать, что русские убивают сегодня больше немцев… чем мы с вами, вместе взятые». Британская «Tribune» недоумевала: «Где бы ни собрался народ, его волнует лишь один вопрос: когда мы вышлем подкрепление Советскому Союзу?». В США, где 48% населения было за немедленное открытие фронта, общественные движения призывали сенаторов оказать помощь СССР.

В следующем году фронт боевых действий представлял собой советское противостояние группировке противника численностью от 425 до 489 дивизий. 5 июля германское наступление положило начало Курской битвы, в которой с обеих сторон участвовало более 4 млн. человек.
Почти в то же время, с 10 по 17 августа «союзники» силами 7 английских и 6 американских дивизий произвели высадку в Сицилии, где им противостояли 9 итальянских и 2 немецкие дивизии, которые блокировавшие англо-американские войска, что низвело десант до второстепенного эпизода войны.

Тем не менее, в новой конференции «Квадрант», состоявшейся в Квебеке с 14 по 24 августа 1943 г. по решению Черчилля должны были участвовать только Англия и Соединенные Штаты. Высадка на континенте планировалась только если сопротивление немецких войск сильно ослабеет, или если Германия безоговорочно капитулирует и выведет войска из оккупированных стран. Очень странный, согласитесь подход для «союзника», особенно пункт, по сути означающий замену немецких войск собственными.
После Италии, согласно мемуарам де Голля:
«англичане — и прежде всего Черчилль» планировали «сделать высадку в Греции и Югославии, добиться вступления в войну Турции, а затем войти в Австрию, в Чехию, в Венгрию. Разумеется,
этот стратегический план соответствовал политике Лондона, который стремился установить преобладание Англии на Средиземном море и прежде всего боялся, как бы вместо немцев там не оказались русские».

Пока же, во время прохождения Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании в октябре 1943 года, Черчилль снова инструктировал английскую делегацию следующим образом: «Наши теперешние планы на 1944 год, по-видимому, имеют весьма серьезные недочеты... Ни силы, накопленные в Италии, ни те силы, которые будут готовы в мае пересечь Ла-Манш, не являются достаточными для выполнения стоящих перед ними задач...», письмо аналогичного содержания 23 октября было отправлено Рузвельту.
Во время следующей конференции «Секстант», проведённой в Каире с 22 по 26 ноября 1943 года меморандум английский комитет начальников штабов предлагал вообще закрыть проект высадки в Нормандии: «Основным является следующий вопрос - сколь долго можно сохранять в неприкосновенности то, что можно назвать «святыней «Оверлорд», не считаясь с развитием событий на Средиземном море».

Во время Тегеранской конференции, стартовавшей непосредственно после Каирской, срыв открытия второго фронта Черчилль во время беседы со Сталиным переложил на американцев, ссылаясь на их планы десантной операции в Бенгальском заливе в марте 1944 г. Замещение верховного командующего союзных сил вместо Эйзенхауэра английским генералом Г. Вильсоном обусловило морской десант в конце января 1944 года именно в Италии. Невозможность развить наступление позволило Черчиллю выступить за отмену высадки в Европе и перенести сроки операции «Оверлоад», назначенные на Тегеранской конференции на май 1944 г., о чем Сталину было сообщено лишь 14 мая.
<...>
... как писал Даллес:
«антинацистские генералы откроют для американских и английских войск путь для оккупации Германии, в то время как русские будут сдерживаться ими на Восточном фронте», выигрывая время для эвакуации промышленного потенциала. <...>

«…когда англо-американская сторона наконец открыла второй фронт в Нормандии, в июне 1944 года, то это было уже вовсе не для облегчения положения советских войск на восточном фронте. Это было для того, чтобы самим также присутствовать в Европе при окончании войны"Э. Дзелепи Секрет Черчилля (К третьей Мировой войне 1945-…)

Такие были у нас союзники. А сейчас выясняется, что во второй мировой войне не было ничего до высадки десанта в Нормандии - воевали-то против фашистской Германии только США и Англия.
* * *
По материалам: Д.Перетолчин "Завтра", Ф.Д. Волков «За кулисами второй мировой войны», Г.Кегель «Записки разведчика-антифашиста»


Tags: Война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments