Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

К набросу Д. Киселёва о проливах в "Вестях недели" от 21.05.16


Д. Киселёв в своём репортаже очень оптимистично описал перспективы десантной Босфорской операции, и единственной причиной, не давшей состояться уже практически предрешённому успеху назвал Февральскую революцию и большевиков. Назвал её автором Колчака.
Репортаж был короткий, поэтому рассмотрим подробнее, что было да как. Не всё там было просто, как в "Вестях".


Обопрёмся в основном на работу автора монархического, мнение которого для некоммуниста и нелиберала Киселёва должно быть авторитетнее, чем мнение представителей других течений.
П. Мультатули подробно описал ситуацию с проливами в работе «Император Николай II во главе действующей армии и заговор генералов».

Для краткости всё рассматривать не будем - в частности, что юг, Чёрное море считалось и было второстепенным направлением, театром боевых действий. Упомянем лишь, что, по словам адмирала А.Д. Бубнова
«Задача завладения Босфором для обеспечения наших морских сообщений через проливы ни правительством, ни Главным управлением Генерального Штаба нашему Морскому ведомству ни в какой форме перед войной и не ставилась» (Бубнов А.Д. «В царской ставке.»)
И начнём с согласия союзников по Антанте на русские притязания на проливы и Константинополь.

Итак, 20 марта 1915 г. британское правительство подписало секретное соглашение с Петроградом. Оно соглашалось на аннексию Россией Константинополя, владение Босфором и Дарданеллами, половиной турецких владений в Европе в ответ на российское согласие на любой желательный Лондону вариант раздела оттоманских владений.
Союзники, тем не менее расчитывали первыми захватить территории, что, как заявлял Черчилль, «даст нам возможность диктовать условия в Константинополе». Готлиб В.В. Указ. соч.- С.110.

Готовились они на скорую руку. Оборона Дарданелл находилась в немецких руках - турками командовали немецкие офицеры.
(В ноябре 1913 года В Турцию была направлена германская миссия из 42-х офицеров во главе с генералом Лиманом фон Сандерсом, задачей которой была полная реорганизация турецкой армии по германскому образцу. Султан назначил немецкого генерала командующим турецкими войсками в Стамбуле.)

18 марта 1915 года союзники начали Дарданелльскую операцию. (В январе 1916 года были вынуждены прекратить, потеряв при ее неудачном проведении 20000 человек убитыми.)

Николай II, обеспокоенный таким поворотом событий, распорядился начать немедленно подготовку к собственной Босфорской операции. Император приказал великому князю Николаю Николаевичу «предпринять операцию в целях захвата Босфора».

Для успеха операции важнейшим обстоятельством для русских было бы обладание болгарским городом Бургосом. Болгары сто лет назад напомнили болгар современных:

- адмирал А.Д. Бубнов так описывал свой разговор с Николаем II по поводу Бургоса осенью 1915 года:

«Болгарский порт этот имел значение огромной важности для Босфорской операции, горячим сторонником которой был Государь. Дело в том, что Бургас был единственным портом вблизи Босфора, где можно было высадить крупный десантный отряд, без коего наш Генеральный Штаб и, в частности ген. Алексеев, категорически не считал возможным предпринять операцию для завладения Босфором. Об этом порте давно уже велись секретные переговоры с Болгарией, которые, однако, были безуспешными, ибо Болгария требовала себе, за вступление на нашей стороне и представление нам Бургоса, Македонию, на что Сербия своего согласия ни за что давать не хотела, закрывая глаза на то, что мы именно во имя ее спасения вступили в эту тяжелую для нас войну. Эта черная неблагодарность, угрожающая лишить нас не только возможности решить нашу национальную проблему, но даже выиграть войну, глубоко опечалила и поразила Государя, заступничеству коего Сербия была обязана всем, и Государь теперь искал возможности обойтись без Бургоса для решения Босфорского вопроса».


И сербы тоже, как видим, серьёзно и неожиданно «подкачали».

Адмиралу Бубнову стали противодействовать генералы Давыдов и Алексеев. Давыдов считал операцию авантюрой, Алексеев рассматривал её только как часть совместных действий с союзниками, полагая, что у нас слишком мало сил. Он придерживался стратегии Генерального Штаба «ключи к проливам - в Берлине», и уповал на победу над Германией, после которой вопрос с проливами будет решён без крови.

Адмирал Григорович также скептически относился к возможности десантной операции на Босфоре. Он писал: «Транспортная операция возможна только тогда, когда наш черноморский флот окончательно овладеет морем и заблокирует наглухо Босфор и когда, вместе с тем, война на Западном фронте будет приведена к желательному концу, то есть возможно будет снять с этого фронта необходимые для этой операции войска».

Николай II, приняв командование ВС России осенью 1915 г., потребовал ускорить подготовку к операции.

Верховное командование, можно сказать, «саботировало» операцию, что зафиксировал адмирал Бубнов:

«На Черном море находился Босфорский пролив, завладение коим, как мы знаем, должно было иметь решающее влияние на исход всей войны. Эта стратегическая цель первостепенной важности могла быть достигнута лишь широким десантным маневром по Черному морю. Однако, к великому сожалению, наше верховное командование не решилось осуществить этот маневр для завладения Босфором, главным образом потому, что, в лице генерала Алексеева и его сухопутных сотрудников, не обладало достаточно широким «размахом» стратегической мысли, свойственной выдающимся военачальникам. Твёрдо придерживаясь убеждения, что вопрос о проливах будет решен победой над Германией, генерал Алексеев, про себя, считал Босфорскую операцию не нужной. Но так как Государь был горячим сторонником Босфорской операции, а министр иностранных дел С.Д. Сазонов на ней настаивал, генерал Алексеев не отвергал ее категорически, но ставил для своего согласия на нее необоснованные требования».

Первоначально Босфорскую операцию планировали на осень 1916 года. Но обстоятельства сложились так, что пришлось перенести на более поздний срок:
Начало операции встало в зависимость от вступления в войну на стороне Антанты Румынии. Колчак рассказывал о том, что при встрече с Николаем II тот сказал ему, что на этом настаивают союзники:

«… Тут еще было прибавлено Государем: «Я совершенно не сочувствую при настоящем положении выступлению Румынии, я боюсь, что это будет невыгодное предприятие, которое только удлиннит наш фронт, но на этом настаивает французское союзное командование: они требуют, чтобы Румыния во что бы то ни стало выступила, они послали в Румынию специальную миссию, боевые боеприпасы, и приходится уступать давлению союзного командования»».

Что же румыны?
Румыны объявили 27 августа 1916 года войну Австро-Венгрии, после чего румынская армия была наголову разгромлена германским генералом фон Макензеном. Румынский главнокомандующий М. Аслан бежал. 20 ноября немцы взяли Бухарест.
Тем временем 7 октября в порту Севастополя сгорел готовый выйти в море линкор «Императрица Мария», на который возлагались большие надежды в связи с операцией.

Поэтому десантная Босфорская операция была перенесена на весну 1917 года.
Конец планам Босфорской операции положила Февральская революция.
Решающую роль в обеспечении которой сыграла армия, высший её генералитет. И, в частности, генерал Алексеев (этот вопрос мы рассмотрели в недавней статье «Русское офицерство. Решающий вклад в свержение Николая II»)
Временное правительство, в лице Милюкова, много говорило о Босфорской операции, но ничего не смогло предпринять, из-за полной политизации флота и нежелания его воевать.

При этом армию развалили не большевики.
Печально известный приказ №1, затем устроенная Временным правительством чистка в армии:
о которой А.И.Деникин писал так: "Военные реформы начались с увольнения огромного числа командующих генералов... В течение нескольких недель было уволено... до полутораста старших начальников".

Министр финансов и затем министр иностранных дел Временного правительства М. И. Терещенко сказал про военного министра А.И. Гучкова:

«Будущие историки, знакомясь с историей нашей революции, действительно с изумлением увидят, что в течение первых ее месяцев, в то время, когда во главе военного ведомства стоял человек, который, вероятно, более всех других штатских людей в России и думал, и мыслил об армии, и желал ей успеха, поставил свою подпись под рядом документов, которые несомненно принесли ей вред.»

Большевикам в наследство достался вконец расстроенный армейский механизм. Пришлось создавать новую армию. Красную.
О Дарданеллах пришлось забыть - надо было отражать агрессию многочисленных интервентов и примкнувших к ним Бълых.

см:  "Иностранные интервенты в России 1918-1921 гг. Забыли? Вот они"
и: "Чем Белые намеревались расчитаться с Антантой за помощь" - о «Договоре» Врангеля с Антантой.
**

* * *
О боеспособности русских войск после Февраля -
Дополнение от 28.05.2016 14:37

Маннегрейм о приказе №1:
«Сразу же по прибытии на фронт [в марте 1917 года] я понял, что /…/ революция распространилась, как лесной пожар. Первый известный приказ Советов начал действовать, поэтому дисциплина резко упала. Усилились анархические настроения, особенно после того, как Временное правительство объявило о свободе слова, печати и собраний, а также о праве на забастовки, которые отныне можно было проводить даже в воинских частях. Военный трибунал и смертная казнь были отменены. Это привело к тому, что извечный воинский порядок, при котором солдаты должны подчиняться приказам, практически не соблюдался, а командиры вынуждены были всерьез опасаться за собственные жизни. По новым правилам солдат мог в любой момент взять отпуск или, попросту говоря, сбежать. К концу февраля дезертиров было уже более миллиона человек».
*
Из воспоминаний Петра Краснова:
«Потребовать и восстановить дисциплину было невозможно. Солдаты расстреляли на воздух данные им патроны, заявивши, что они воевать не желают и не будут. Один полк был застигнут праздником Пасхи на походе. Солдаты потребовали, чтобы им даны были яйца и куличи. Ротные и полковые командиры бросились по деревням искать яйца и муку, но в разоренном войною Полесье ничего не нашли. Тогда солдаты постановили расстрелять командира полка за недостаточную к ним заботливость./…/ целая рота явилась его расстреливать. Он стоял на коленях перед солдатами, клялся и божился, что употребил все усилия, чтобы достать разговения, и ценой страшного унижения и жестоких оскорблений выторговал себе жизнь».
*
Из мемуаров генерала М. Д. Бонч-Бруевича:
«Я был убеждён, что созданная на началах, объявленных приказом №1, армия не может не только воевать, но и сколько-нибудь организованно существовать».
*
Из воспоминаний графа Павла Алексеевича Игнатова, главы русской разведки:
«Я ощущал, что повсюду нарастает беспорядок. Зловещий приказ №1 начал действовать. Дисциплина исчезла. Русские войска во Франции стали потихоньку терять прежний порыв, испытав на себе последствия пропаганды».
***


Tags: Гражданская война, Информационная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments