Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Categories:

«Украинский Мусолиний». Фашистский проект, ставший реальностью


28 января 1929 года в Вене собрались потерявшие все политики, проигравшие свою войну солдаты и толком не видевшие жизни молодые фашисты, создавшие Организацию украинских националистов, ОУН. Тогда же появилась концепция Украины, о которой они мечтали. Но построена она была 92 года спустя, в наши дни
***
В тех мечтаниях была своя ирония, которую так любит жизнь. Согласно известной пословице, лучше всех знает, как нужно делать правильно, только бывшая власть. И свой шанс создать Украину, интересную для большинства ее жителей, они уже упустили, каждый по-своему.


«Австрийский пан» Евген Коновалец, как командир подразделения Сичевых стрельцов, а затем Осадного корпуса, штурмовавшего Киев в конце 1918-го. Дмитрий Андриевский, как член правительства при Центральной Раде, гетмане и член дипломатической миссии УНР в Швеции и Швейцарии. Николай Капустянский, как генерал-хорунжий армии УНР. И все остальные — в той или иной мере причастные к канувшим во тьме УНР и ЗУНР.

Не стоит думать, что 32 участника сборов в Вене (16 галичан и 14 надднепрянцев) были такими активными одни на белом свете. По давней украинской традиции за общее дело, люто ненавидя друг друга, боролось еще несколько центров влияния.

Было правительство УНР в изгнании, как и аналогичное правительство ЗУНР, решительно порвавшее с предателем Петлюрой в декабре 1919 года. Безусловно, мечтами об Украине жил и отдельный центр во главе с бывшим гетманом Павлом Скоропадским, свергнутым Петлюрой годом ранее. Так что будущая ОУН, по поводу создания которой организационное ядро собиралось в 1927 году в Берлине и 1928-м в Праге, стала четвертой в очереди.

Но, безусловно, самой деятельной.

Фашистская молодежь их Легии (т.е. легиона. — Прим. ред.) украинских националистов, Союза украинских фашистов, Союза украинской националистической молодежи и прочих резко критиковала как слюняво-безвольную социал-демократическую традицию, доминировавшую в УНР, так и туповатый гетманский консерватизм. Ветераны из чисто галицкой Украинской военной организации (УВО) тоже симпатизировали радикальным методам.


Поэтому и примером для подражания ОУН, ее идеологическим ориентиром стали бурно растущие по всей Европе фашистские партии. Итальянский фашизм, например, уже зарекомендовал себя как весьма успешное предприятие, контролируя всю власть в стране, запретив оппозиционные партии, истребив несколько тысяч политических оппонентов, ликвидировав нефашистские профсоюзы и независимую прессу, введя режим тотального доносительства и всепроникающей пропаганды.

Кстати, Андриевский, ставший главным идеологом программной части, убедительно доказывал, что украинский народ не готов к демократии и парламентаризму, что ему нужен гетман с твердой рукой. «Идея Гетьмана се целиком отвечает идее Диктатора, Украинского Мусолиния, а вы ее испугались», — корил он коллег.

Его можно где-то понять. Неудачникам, покинувшим родные края, хотелось быть частью какой-то яркой силы. Тем более что ситуацию на Украине тот же Коновалец оценивал довольно трезво, признавая, что большевистская политика украинизации весьма успешна. «Зреволюционувать» народ в Большой Украине вряд ли получится, там создается «ведущая масса, и не мы, но она будет решать судьбу Украины».

Главной целью была Галичина, оказавшаяся под властью Польши, и решительно действовать предполагалось именно там. Причем, что смешно, по мнению Коновальца, советская власть тут была подмогой, создавая идейно правильные волны, которые качают настроения за Збручем.

Но самым интересным в венском заседании была первая попытка разработать хоть какую-то внятную концепцию государства.

Этим вопросом как раз плотно и занимался Андриевский, который предпочел интеллектуальный труд должности проводника ОУН.

Из-под его пера одна за другой вылетали идеи то одного, то другого, а писанный на 31 листе доклад про будущее государственное устройство получил благословение Провода украинских националистов. Ведь, как писал старшему товарищу член Провода, молодой и плодовитый фашист-теоретик Владимир Мартынец, эта проблема «до сих пор не была затронута национализмом».

Вдуматься только: ни до, ни после «борцы за Украину» ни разу не пытались подробно выписать основные принципы и механизмы работы государства по всем его составляющим. Даже Степан Бандера, которого теперь преподносят как великого мыслителя современности, ни в 1940-1941, ни в 1943 году, когда созывались сборы его части ОУН, не родил ничего, кроме набора лозунгов.

По сути дела, и в независимость 1991 года Украина въехала в формате советской республики, не имея никакой альтернативы, кроме несвежих оуновских идей.

Вот вкратце то, что было принято Большими Сборами ОУН.

Во-первых, дано определение национального духа, понять которое в оригинале даже хорошо подготовленный человек сможет не с первого раза. Во-вторых, конечно же, все замыкается на необходимости национальной диктатуры, созданной в ходе национальной революции; лишь она сможет обеспечить «внутреннюю силу Украинской Нации».

А составляющие этой силы — чистое дежавю, Украина Порошенко—Зеленского! Искоренение «чужонационального поневолення» в сфере культуры и психики. Суровый контроль исторических нарративов, распространение среди населения культа «рыцарскости». Образование на «чужих языках» только с персонального разрешения государства и под его контролем. Развитие национальной церкви, «независимой от чужеземных патриархатов», и украинизация религиозных культов.

Ну и, само собой, устранение «оккупантов» с украинских земель при помощи новой армии, «територияльных казачьих частей» и правильной союзнической политики.

Венские заседатели рассудили, что ориентироваться в освободительной борьбе на кого-либо из «исторических врагов Украинской Нации» — повторять ошибки прошлого. Поэтому нужно дружить с врагами врагов. Что и было сделано оуновцами довольно скоро в формате братской любви с идеологически близким германским нацизмом. А в наше время снова повторяется в формате перехода под полное внешнее управление США.

Что же касается административного устройства, экономики, социальной сферы, то и здесь пытливый читатель увидит много общего с современной Украиной.

Основой власти называлось местное самоуправление со своим представительским органом и исполнительной властью. Хозяйственную жизнь страны националисты предлагали в виде сотрудничества государства, кооперации и частного капитала, между которыми и делятся «участки народного хозяйства».

Частная собственность за землю и ее купля-продажа. Интенсификация сельского хозяйства. Госсобственность на стратегические предприятия и приватизация основных, задекларированное желание развивать промышленность.

При этом надо отметить, что в части налогообложения, господдержки и кредитования сельского труженика, защиты своего производителя на внешних рынках, технического образования для нужд экономики, регулирования лесного и земельного фонда, отношений между работодателем и трудящимися, контроля над застройщиками идеологи ОУН образца 1929 года были в чем-то даже прогрессивнее нынешних украинских политиков.

Например, предлагалось оставить один главный налог при ограниченном количестве второстепенных. Ну, а рабочий день предписывалось сделать восьмичасовым, притом что, «насколько позволят это обстоятельства, государство позаботится о его сокращении». На пенсию же решили отправлять в 60 лет — тоже удивительное совпадение.

Наверняка для людей, познавших горькое разочарование в своих вождях и их проекте государственности, в котором было очень мало государства, все это было крепко и основательно. А национальная держава с армией, мовой, верой и фашистской диктатурой сто лет назад выглядела достойной целью. Но это явно так не выглядит теперь.

Тем более что все попытки реализовать свои идеи у националистов заканчиваются одинаково: выбором «доброго хозяина», который даст заниматься подавлением инакомыслящих и вопросами языка, а все остальное будет делать сам. Рулить самостоятельно они не в состоянии.

Как и продвинуться дальше рецептов столетней давности.

Успех в реализации проекта ОУН, наконец-то достигнутый в XXI веке, выглядит как здоровенный дядька, который наконец-то вырвался из маминых запретов и упоенно лепит в песочнице крепость из пасочек. Для страны, где недавно умели строить космические корабли и самые большие в мире самолеты, все это — дикий анахронизм, уничтожающий все перспективы стать чем-то приличным в современном мире.

Хотя, кажется, большинство это устраивает: никакого альтернативного государственного проекта за 30 лет независимости так и не создано.
Ukraina.ru
Tags: Украина, бандеровцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments