Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Category:

В музее Солженицына не хватает его апартаментов «в ГУЛАГе», которым позавидуют многие


Сейчас в Вестях показали какой-то музей Солженицына – я почти пропустил репортаж, увидел только вторую жену совести нации и корреспондента, стоящего у железной двери. «Это дверь в камеру Солженицына в Бутырке, где он придумал и держал в голове» одну из своих нетленок, поведал корреспондент.

Как я и ожидал, дверь в апартаменты, где он провёл солидную часть своего заключения, отсутствует. А там, други моя, было очень и очень неплохо. Солженицыну могли бы позавидовать не только миллионы в восстанавливающемся после войны Советском Союзе, но и миллионы в РФ – даже в Москве человек, приехавший за длинным рублём в первопрестольную, был бы рад пожить как Солженицын.



«Здесь, на "шарашке", в полной мере открылся ему Достоевский. Он обращает моё внимание на Ал. К. Толстого, Тютчева, Фета, Майкова, Полонского, Блока. "Ведь ты их не знаешь",- пишет он мне и тут же, в скобках, добавляет: "Я тоже, к стыду своему"», совершил для себя «открытия в классической музыке», с удовольствием смотрел кинокартины -
«Чего не хватает - так это театра. Правда, по радио Саня как-то прослушал мхатовскую постановку пьесы А. К. Толстого "Царь Фёдор Иоаннович". "Прекрасная вещь и какой язык! - пишет он мне.- Удастся ли когда-нибудь увидеть это на сцене?"»
«Начал было опять заниматься языками, но так много появилось "чтива на русском языке" ("тут за 2 года всего не расхлебаешь"), что на иностранные языки времени уже не оставалось.»

«...Комната, где он работает, - высокая, сводом, в ней много воздуха. Письменный стол - со множеством ящиков - закрывается на подвижные падающие шторки - "канцелярское бюро". Совсем рядом со столом окно, открытое круглые сутки. У стола - колодочка, четыре штепселя. В один из них включена удобная настольная лампа, в другой - собственная электрическая плитка, пользоваться которой можно неограниченно, в третий - хитроумный электрический прикуриватель, чтобы не изводить подаренную мною зажигалку. В четвёртый переносная лампа для освещения книжных полок. Скоро появится здесь и радиопроводка, прямо у рабочего места.

Тут Саня проводит большую часть суток: с 9 утра до конца работы. В обеденный перерыв он валяется во дворе прямо на траве или спит в общежитии. Вечером и утром гуляет, чаще всего под полюбившимися ему липами. А в выходные дни проводит на воздухе 3-4 часа, играет в волейбол», – описала его быт жена Сани в тот непростой период Наталья Решетовская ("В споре со свременем").

Что ж, очень приличный ГУЛАГ, други моя. Спать он шёл конечно, не в гамак, как герой Хармса, но тоже в очень для гостя Москвы приличные, как в хостелах, условия –
«Общежитие: полукруглая комната с высоким сводчатым потолком бывшего здесь когда-то алтаря. Веером, по радиусам полукруга - двухэтажные кровати. Возле Саниной - на тумбочке - настольная лампа, которую он оборудовал так, чтобы свет не мешал товарищам, а падал только на его подушку. До 12 часов Саня читал. А в пять минут первого надевал наушники, гасил свет и слушал ночной концерт».
– вспоминает Наталья. Слушал ночной концерт. У Сани потом появились новые наушники, старые он отдал Решетовской:  «В шутку я называла его своим "любовником", потому что он всегда был рядом с моей подушкой». Наушник.

Учитывая же то, что Саню бесплатно отремонтировали от рака, позволив ему иметь детей, так вообще жизнь удалась.

Но нет такой двери в музеях Солженицына.
=Arctus=
Tags: Солженицын
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments