Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Categories:

Небыль о Чернобыле


Следующая серия «Салют-7» и «Собибора»
*
Тема Чернобыля до сих пор волнует и будоражит. Возникают версии, связанные с аварией на четвёртом энергоблоке – в том числе безумно-конспирологические и даже мистические. По «городу мёртвых» шастают и лазают экстремалы, именующие себя сталкерами, выкладывают в Интернет видеоотчёты и фотографии. Инфернальный Chernobyl стал частью поп-культуры на Западе и превратился, как нынче говорят, в мем. Так, в одной из дурацких комедий мелькнула фразочка, что отношения с некоей дамой «хуже Чернобыля», а в ряде фантастических боевиков и хорроров упоминаются Чернобыль и Припять. Исторический проект американского канала НВО "Чернобыль" (2019) вызвал резонанс во всём мире, а у нас его бранили за русофобию и антисоветизм, что неудивительно. В России и на Украине отношение к теме более сдержанное и оно понятно, ибо сложно препарировать кошмары, случившиеся у тебя дома. Было несколько попыток «обыграть» жуткую заброшку, населённую тенями прошлого – например, в мистическом сериале канала ТНТ "Чернобыль. Зона Отчуждения" (2014 – 2019) или в популярной компьютерной игре S.T.A.L.K.E.R.

В этом году исполнилось 35 лет со дня трагедии, последствия которой ощущаются до сих пор, а потому фильм "Чернобыль" (2021) Данилы Козловского был встречен с интересом, хотя знаменитый актёр, выступивший тут в качестве режиссёра, оправдал не все ожидания. Сказать, что фильм – гадость, нельзя, но и восторженно хвалить особо не за что.

Авторы сценария (Алексей Казаков и Елена Иванова) не смогли удержаться в рамках заявленного жанра исторической драмы; здесь много от фильма-катастрофы. Фабула раскучивается в духе классического disaster film. Мирная и безмятежная завязка, где самой большой неприятностью кажется тучка на светлом небе! Вся лепота жёстко сменяется глобальной преисподней, раскалывающей мир на «до» и «после». Но! Линия повествования то взмывает в патетику, то срывается в бытовуху. Подобный микс хорош, если вы – Квентин Тарантино, в прочих же вариантах – увы.

Вступительные титры гласят: фильм вдохновлён реальными событиями. Это грамотный выверт. Мол, не ищите прототипов, не ройтесь в хрониках и документах, чтобы уличить создателей в некомпетентности, излишней фантазии, утаивании правды. Здесь – вдохновение. Основа тут – подвиг «чернобыльских дайверов», как их называют в современной прессе - Алексея Ананенко, Бориса Баранова и Валерия Беспалова. Этим добровольцам удалось отвести планетарную катастрофу – если бы произошёл паровой взрыв, под угрозой оказалась бы вся Евразия. Ребята погрузились в бассейн-барботер, вручную открыли заглушки и спустили воду, рискуя жизнью и, как минимум, здоровьем. При этом, умер из них только один Баранов - в 2005 году, от сердечного приступа в преклонном возрасте. Его товарищи до сих пор живы. Авторы "Чернобыля", напротив, похоронили всех фигурантов. Они же предупреждали, что сюжет «вдохновлён», а истина вроде как не при делах. Небыль о Чернобыле – вот, что это такое.

Начало фильма – уютно-милое да солнечное. Положительный фактор - отсутствие ярых признаков «серого совка», никаких бахил и бесформенных тряпок, а молодёжь танцует брейк-данс, как в хрестоматийном "Курьере" (1986). У пацанов – родные велосипеды "Салют" и "Кама", а не единственный самокат на весь двор. Влюблённые едят мороженое "Пломбир" в вафельных стаканчиках, а не ругаются в очереди за колбасой. Фоном звучат узнаваемые мелодии – "Жизнь играет с нами в прядки" Юрия Антонова, сменяющаяся хитом "Kalimba de Luna" от Boney M и, когда герой Козловского являет крупным планом аудиокассету, чтобы ехать с музыкой по шоссе, мы точно угадываем, что фоном зазвучит Виктор Цой.

Больше того, идёт смещение в сторону эстетизации, гламуризации тогдашнего бытия – например, женщины в районной парикмахерской листают журнал Burda Moden, привозимый из-за границы и считавшийся признаком роскоши, буржуазной dolce vita. "Бурда" не валялась на журнальных столиках ни в салонах красоты, ни в домах культуры, ни в министерских приёмных. Ровно так же нелепо смотрятся постеры с Сильвестром Сталлоне, Арнольдом и бойцами кунг-фу в обычной квартире у десятилетнего мальчика – в 1985 году. Это через пару-тройку лет Рембо и Конары-варвары массово украсили обои – с началом бума видеосалонов и видео-культуры, а в середине 1980-х у продвинутого, но хорошего мальчика были бы Владимир Высоцкий и Николай Ерёменко из "Пиратов XX века". Плакаты с качками и суперменами, конечно, имелись (как и вышеназванный журнал "Бурда"), однако, не в такой обстановке – у какого-нибудь столичного мажора, чей папа не вылезает из капстран – всенепременно, а тут – сын матери-одиночки. Плюс-минус два-три года в 1980-х очень много значат, ибо всё менялось чересчур стремительно.

Перед нами «тёплое и ламповое» прошлое, объект коллективных воспоминаний. Об этом феномене иронически молвил Егор Холмогоров, правда, имея в виду Оттепель, но эти слова можно экстраполировать и на золотые-восьмидесятые:
«Хорошо жили, не шиковали, но покушать было, в отпуск ездили по путевке, на фильмы французские ходили, теплота присутствовала, человечность, не то что сейчас; немного мешали партийные боссы да кагэбэшники, но была вокруг какая-то чистота, вера в идеалы, что ли, не то что у нынешних охальников. Главные герои данного жанра — старый телевизор, автомобиль «Москвич» и автомат с газировкой». Нарочитая игра с атрибутикой. Старенькие автобусы ЛИАЗ с округлыми формами, «геометрическая» бижутерия у девушек, мода на спортивные ветровки, автомобиль "Жигули" цвета «коррида» и всяко-разные приятные мелочи из бабушкиного сундучка, вроде плаката с Аллой Пугачёвой и её же песенки "Три желания". Упоминание Аллы как знаковой фигуры позднесоветского времени – тоже неслучайно. В финале мы видим фрагменты её выступления перед ликвидаторами аварии в сентябре 1986 года, и прощальные титры бегут в сопровождении новой песни.

Выпукло и сердито изобличена помешанность тогдашнего хомо-сапиенса на блистающей загранке. Дефицитная кинокамера с крутым лейблом снимает распрекрасно, не то, что местные железяки, а лечить и восстанавливать могут лишь в далёкой, маленькой Швейцарии, куда просто так не двинешься. Многие журналисты подвергли яростной критике эту деталь кинорассказа – мол, Козловский сотоварищи представили каких-то низкопоклонствующих уродов, готовых на всё ради «какой-то» Швейцарии. Это не было уродством – освежите в памяти любой комедийный или детективный фильм сорокалетней давности, где прямолинейно выказывается патологическая страсть к любому импорту. Если бы её не было – той страсти, мы бы сейчас жили в другой стране. В "Чернобыле" есть, что поругать и это не культ швейцарских клиник и западной техники.

Мощный минус кинокартины – её сюжетообразующий остов. Он тягуч и скучноват. Брутальный красавчик-пожарный Алексей Карпушин (Данила Козловский) встречает свою давнюю возлюбленную - парикмахера Ольгу (Оксана Акиньшина). Десять лет назад меж ними была искра любви, а дальше всё пошло не так. И вдруг – чувства на новом витке. Следом выясняется, что у Ольги растёт сын, как вы понимаете, именно десятилетнего возраста. У Карпушина тут же - метания, сомнения, вопросы к самому себе, а заодно к мирозданию. Все эти мелодраматические «быть иль не быть?!» прерываются аварией. Тут пожарный устремляется в самое пекло, а потом спускается в адский бассейн – символизм простоват, но чёток и ясен. До медных труб этот, проведшей огонь и воду, человек не дожил, зато жив спасённый в швейцарской клинике сын Лёшка.

Несмотря на динамику, фильм кажется затянутым и неумело «порезанным». Видимо, это полезное ремесло умерло ещё во времена Перестройки. Главное – метраж да побольше, а ведь кромсая лишнее, художник мастерит шедевр. Из "Чернобыля" мог бы выйти крепкий блокбастер, даже с учётом вымученной лав-стори, но, как обычно, штука получилась сырой, недостроенной и – перегруженной одновременно. Безусловно, есть ряд удачных сцен – допустим, поездка ребят на велосипедах к подножию Чернобыльской АЭС накануне взрыва. В тот момент буквально чувствуешь, как испуганы и заворожены эти мальчики. Гармоничны Оксана Акиньшина и Равшана Куркова в роли врача-радиолога, да и сам Козловский не вызывает отторжения – всё же он обаятелен, как личность и как лицедей. Отменна операторская работа Ксении Середы. Недурен саундтрек Олега Карпачёва, умело разбавляющий ретро-музыку 1980-х. Но в целом всё на троечку. Не на двойку. А вот так – удовлетворительно. Без восторга.
Галина Иванкина, «Завтра».
Tags: Война с историей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments