Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Categories:

Немцы подумали, что это налет авиации. Но был всего один партизан


«Если бы речь шла о самой выдающейся операции, совершенной одним человеком, я бы, не задумываясь, ответил: уничтожение четырех военных эшелонов на станции Осиповичи в июле 1943 года. Их взорвал комсомолец Федор Крылович…», – отметил в интервью Пантелеймон Пономаренко, бывший первый секретарь ЦК КП(б)Б, в годы Великой Отечественной войны начальник Центрального штаба партизанского движения

Федор Андреевич Крылович родился в 1916 г. в Минске. Работал электриком. В 1937 году после окончания школы связистов в Ульяновске был призван в Красную армию и в составе мотострелкового полка воевал сначала на Дальнем Востоке — на Халхин-Голе и у озера Хасан, а затем был переправлен на противоположный театр военных действий Советского Союза — на войну с Финляндией. В 1940 году он возвратился в Осиповичи и вернулся на свое прежнее место работы — на железнодорожную станцию.

Когда же стало известно о нападении Германии на СССР, сержант запаса Ф. Крылович вместе со своими друзьями явился в военкомат. Однако в мобилизации ему было отказано — на работников железной дороги в то время накладывалась бронь.

30 июня в Осиповичи вошли нацисты, и Федор со своими товарищами-путейцами предпринял попытку покинуть город. Однако сделать им это не удалось, поскольку враг отрезал пути отступления. Немцы довольно быстро выявили всех оставшихся в городе железнодорожников и заставили работать на себя. Среди них оказался и Ф. Крылович, который был зачислен электромонтером в бригаду станционных электриков.

Тогда он и решил использовать свою работу как прикрытие в борьбе с немцами и влился в ряды одной из стихийно созданных из железнодорожных рабочих групп сопротивления.

Со временем подпольщики вышли на связь с партизанами и стали выполнять их задания, снабжали народных мстителей разведданными, передавали им лекарства и амуницию.

В середине июля 1943 г. Федору были переданы две магнитные мины английского производства.

29 июля 1943 года была его смена дежурства по станции. Он предусмотрительно замаскировал мины на дне своего переносного ящика с инструментами. Ближе к полуночи прибыл эшелон с горючим. Обычно такие составы подолгу не задерживались, но на станции на пути следования поезда вышел из строя семафор, ремонтировать который экстренно и вызвали подпольщика. В сопровождении немца-охранника Ф. Крылович отправился к месту поломки: идти пришлось вдоль того самого состава с горючим. Когда конвоир отвлекся, Федор установил одну мину на платформе с цистерной, заполненной бензином, в голове эшелона. Вторую ему удалось незаметно поставить на обратном пути в хвосте состава. Обе мины должны были взорваться в пути. Однако снова произошла неожиданность. Вместо того чтобы немедленно отправить эшелон с горючим из Осиповичей, его переставили на путь, расположенный рядом с могилевским вагонным парком, где уже находились составы с боеприпасами и военной техникой.

Пока Федор ремонтировал семафор, время перевалило за полночь, и его смена закончилась. Справившись с поломкой, поспешил домой. И когда стрелка на циферблате его часов приблизилась к трем, на станции раздался взрыв, ее окрестности осветило пламя.


Не прошло и несколько минут, как одна за другой начали взрываться цистерны с горючим. Немцы предприняли было попытку расцепить состав и оттащить несколько последних цистерн. Но тут сработала вторая мина, и огненный смерч перекинулся на соседний состав с авиабомбами и артиллерийскими снарядами, которые стали также взлетать на воздух. Сделать что-либо в этой ситуации уже было невозможно, и уцелевшие немцы просто разбежались. А тем временем пламя охватило еще два соседних состава, на одном из которых перевозились новейшие образцы вооружения и танков.

На танки «Тигр» германское командование возлагало большие надежды в операции «Цитадель», которую противник запланировал провести под Курском и начало которой несколько раз откладывалось именно из-за недостаточной укомплектованности штурмовых частей этими боевыми машинами.

Хотя общий успех операции на станции Осиповичи был обусловлен стечением обстоятельств, это никоим образом не умаляет заслуг Ф. Крыловича. Они, кстати, отмечались и противником. Так, бывший офицер генерального штаба вермахта Эйке Миддельдорф спустя несколько лет после войны в своей книге «Тактика в русской кампании» напишет:


«Действия русских партизан во время проведения крупных наступательных и оборонительных операций сильно затрудняли обеспечение немецких войск и проведение оперативного маневра… Крупного успеха добились партизаны также в июле 1943 года, когда ими на станции Осиповичи был уничтожен эшелон с горюче-смазочными материалами, два эшелона с боеприпасами и чрезвычайно ценный эшелон с танками "Тигр"».

Об успешно проведенной в Осиповичах операции стало известно не только в Москве, но и в Берлине. Правда, поначалу фашисты приняли случившееся за действия советской авиации. В своих воспоминаниях П. Пономаренко отмечал: «Эта диверсия разбиралась в немецком генштабе. Восемь генералов охранной службы были сняты со своих постов, некоторые расстреляны. Следствие сочло их виновными в том, что они не уберегли столь необходимые немецкой армии составы. Ведь шли бои на Курской дуге».

Естественно, что после диверсии Ф. Крылович не мог оставаться в городе. Он влился в ряды 1-й Бобруйской партизанской бригады, дислоцировавшейся, в том числе, и на территории Осиповичского района. Вскоре после этого Ф. Крылович возглавил разведывательно-диверсионную группу, в состав которой также вошли и некоторые его соратники по подполью.



Источник: Головко С. Огненная ночь в Осиповичах // Белорусская думка. 2015. №1. С. 32–37, Rubaltic
Tags: Война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments