Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Category:

Колчак против "Царя и Отечества"


Многие утверждают, что Колчак был монархистом, сражался де «за веру, царя и Отечество». Опустим вопрос про веру. Рассмотрим «за Царя и Отечество».
Дело в том, что Колчак не был монархистом. Более того.



По воспоминаниям генерала Спиридовича, графа Юсупова, известного убийством Григория Распутина  и других, Колчак поддерживал заговор против Царя Николая II, обещая лояльность Черноморского Флота в случае переворота.[2]

Бывший военный министр в правительстве Керенского А.И. Верховский , служивший вместе с Колчаком, вспоминал о первых днях Февральской революции и о Колчаке:
«…Мы проведем завтра парад с молебствием, — говорил он, — на которое выведем все части флота и гарнизона...
Мы торжественно провозгласим многие лета Временному правительству, и я скажу о том же несколько слов. Вечером же мы соберем офицеров и поговорим с ними.
Колчак говорил спокойно и уверенно. Это был маленького роста, слабого сложения человек, державшийся прямо и прямо смотревший в глаза собеседнику. Его высокий лоб, глубоко запавшие черные глаза и торчащие скулы невольно заставляли вспоминать его предков — воинов Батыя, хищников степных просторов Азии
». [1]

Первый визит по прибытии в Петроград сразу после Февральской революции будущий Верховный правитель нанёс первому из российских марксистов Плеханову, оставив о себе впечатление, подтверждающее его антимонархическое реноме:
«Сегодня... был у меня Колчак. Он мне очень понравился. Видно, что в своей области молодец. Храбр, энергичен, не глуп. В первые же дни революции стал на ее сторону и сумел сохранить порядок в Черноморском флоте и поладить с матросами. Но в политике он, видимо, совсем неповинен. Прямо в смущение привел меня своей развязной беззаботностью. Вошел бодро, по-военному, и вдруг говорит: – Счел долгом представиться Вам, как старейшему представителю партии социалистов-революционеров.»[2]
Да, Колчак ошибся: Плеханов был социал-демократ, но и эсеры не были монархистами.

Чуть позже Колчак так говорил о своих обязательствах перед Царём и монархией, не оставляя шансов сторонникам версии его преданности Царю:
«…Я об этом получил сообщение в Черном море,
принял присягу вступившему тогда первому нашему Временному Правительству. Присягу я принял по совести, считая это Правительство как единственное Правительство, которое необходимо было при тех обстоятельствах признать, и первый эту присягу принял. Я считал себя совершенно свободным от всяких обязательств по отношению к монархии, и после совершившегося переворота стал на точку зрения, на которой я стоял всегда, — что я, в конце концов, служил не той или иной форме правительства, а служу родине своей, которую ставлю выше всего, и считаю необходимым признать то Правительство, которое объявило себя тогда во главе российской власти.
Когда совершился переворот, я считал себя свободным от обязательств по отношению к прежней власти.
» [3]

Наконец.
"Имеется предписание Колчака о содействии следствию Н. А. Соколова по расследованию убийства Царской Семьи. На полях этого документа стоит следующая резолюция генерала Дитерихса, видимо сделанная им позднее:
«Верховный Правитель очень не хотел мне давать это предписание, так как он находится под сильным влиянием немецко-еврейской партии и всякое установление истины по этому делу ему крайне нежелательно»" [2]
Нежелательно содействовать расследованию смерти Царя, понимаете?

Об Отечестве.
Выдающийся офицер* покинул Отечество в июле 1917-го, в разгар 1-й Мировой войны. Почти на год «пропустил» Октябрьскую революцию и вернулся на Родину только в конце сентября 1918-го. (Отметим, что вернулся не сам, а по заданию британского правительства, о чём сам свидетельствовал неоднократно).
Покинул Отечество, бросив Черноморский флот со словами «
считаю себя настолько сильно оскорбленным, что командовать там считаю ниже своего достоинства и поэтому к командованию Черноморским Флотом ни при каких обстоятельствах не вернусь.» [3]

Бросив Флот, уехал в столицу и буквально сделал себе командировку в США:
«...Как раз в это время Керенский уехал, и потому окончательного согласия со стороны правительства на американскую командировку нельзя было получить. Наконец, ответ получился в положительном смысле, вскоре после приезда Керенского с юго-западного фронта, после наступления 18-го июня. Насколько я знаю, этот вопрос обсуждался тогда в совете министров, и совет министров без всяких возражений согласился на командирование меня в Америку.» [там же]

При этом согласился бесповоротно порвать с Родиной, о чём сообщил Тимиревой:
«... в июле 1917 года в письме своей любовнице А. В. Тимеревой, Колчак пишет следующее: «Теперь я могу говорить более или менее определенно о своем дальнейшем будущем. По прибытии в Петроград я получил приглашение от посла США Рута и от морской миссии адмирала Гленнона на службу в американский флот. При всей тяжести своего положения я все-таки не решился сразу бесповоротно порвать с Родиной, и тогда Рут с Гленноном довольно ультимативно предложили Временному правительству послать меня в качестве начальника военной миссии в Америку для службы во время войны в U. S. Navy [ВМФ США]. Теперь этот вопрос решен и правительством в положительном смысле, и я жду окончательного сформирования миссии».» [2]

Затем А.В. Колчак перешёл на службу британской короне:
«...Недели через две пришел ответ от военного министерства Англии. Мне сначала сообщили, что английское правительство охотно принимает мое предложение относительно поступления на службу в армию и спрашивает меня, где я желал бы предпочтительнее служить. Я ответил, что, обращаясь к ним с просьбой принять меня на службу в английскую армию, не ставлю никаких условий и предлагаю использовать меня так, как оно найдет это возможным.»[3]
А.В. Колчак - А. Тимиревой:
«30 декабря 1917 г. Я принят на службу Его Величества Короля Англии».


Его Величество направило его сначала на Месопотамский фронт, а потом, в силу изменившейся обстановки на месопотамском фронте, в Россию:
«Из Шанхая я уехал на пароходе в Сингапур. В Сингапуре ко мне прибыл командующий войсками генерал Ридаут приветствовать меня, передал мне срочно посланную на Сингапур телеграмму от директора Intelligence Departament осведомительного отдела военного генерального штаба в Англии.
Телеграмма эта гласила так: английское правительство приняло мое предложение, тем не менее, в силу изменившейся обстановки на месопотамском фронте (потом я узнал, в каком положении дело, но раньше я но мог этого предвидеть), считает в виду просьбы, обращенной к нему со стороны нашего посланника кн. Кудашева, полезным для общего союзнического дела, чтобы я вернулся в Россию, что мне рекомендуется ехать на Дальний Восток начать там свою деятельность, и это с их точки зрения является более выгодным, чем мое пребывание на месопотамском фронте, тем более, что там обстановка совершенно изменилась.» [там же]

В России же Колчак работал в интересах других стран, которые хотели «реконструкции» России: Американский посол Моррис в письме госсекретарю США пишет:
«Колчаковское правительство не может продержаться без открытой поддержки нашего правительства. Благодаря нашей своевременной и активной поддержке Колчак удержится, мы окажемся в преимущественном положении для того, чтобы содействовать и руководить делом реконструкции России».

Об этом поветсвует в своих воспоминаниях и один из деятелей «белого дела»,
белый министр Юго-Западного, потом Северо-Западного правительств М.С.Маргулиес:
«Колчак республиканец, но поддается легко влияниям. На него сильно влияет Михайлов, — человек сильный, честолюбивый, с определенным планом, ни пред чем не останавливающийся. В Америке, чрез которую проехали высланные Колчаком из Сибири Авксентьев, Зензинов и др., выяснилось, что весь план переворота, поставившего Колчака во главе правительства, был задуман англичанами и разыгран Колчаком, как по нотам.» [4]

«Правительство США передало Колчаку кредиты, предназначавшиеся ранее буржуазному Временному правительству, и предоставило в счёт этих кредитов 600 тыс. винтовок; Великобритания дала 200 тыс. комплектов обмундирования, Франция — 30 самолётов, свыше 200 автомашин. - пишет БСЭ, 1969-1978.
Чем же расплачивался Колчак за щедрую помощь иноземцев в реконструкции России?
-
Колчак располагал золотым запасом России, захваченным летом 1918 командованием Чехословацкого корпуса в Казани в сумме 651,5 млн. рублей золотом и 100 млн. кредитными билетами. За поставки вооружения и других материалов в 1919 Великобритании было передано 2883 пуда золота, Японии — 2672, США — 2118, Франции — 1225, а всего — свыше 9200 пудов золота.

По оценке Каппеля, Колчак увёз из Советской России: «Трофеи не поддаются подсчёту, захвачен золотой запас России в 650 миллионов…». [5]

Как пишет В.Шигин в «Загадках золотых конвоев» :
«В архиве Гуверовского института войны, революции и мира (Калифорния, США) находится итоговая опись за 1923 год, составленная В.И. Моравским, который был министром финансов в правительстве Д.А. Хорвата во Владивостоке. Если довериться бывшему министру, то валютные запасы России, оставшиеся в банках Запада и Востока после 1922 года, выглядят так:

Япония - 10 миллионов золотых рублей, 170 тысяч долларов;
США - 424 тысячи золотых франков, 450 тысяч мексиканских долларов;
Гонконг - 44 миллиона золотых рублей;
Нью-Йорк - 27 миллионов 227 тысяч долларов;
Лондон - 1 миллион 100 тысяч фунтов стерлингов;
Париж - 22 миллиона 500 тысяч золотых франков.
Увы, ни одного грамма из вывезенного колчаковским правительством золота так и не вернулось в Россию


А вот, например, настоящий представитель элиты служения, военный представитель царского правительства во Франции генерал-майор граф Игнатьев передал в Советскую России из-за границы 225 миллионов золотых франков.
Безусловно, Игнатьев принёс благо России, а Колчак нанёс ей ущерб: он изъял эти средства из России. Вывез их «за рубеж». А как же Отечество?..

Не за Отечество воевал Колчак и его команда.
О том, за что они воевали с красными, хорошо описал в своём дневнике уже упомянутый белый министр Мануил Сергеевич Маргулиес:
«21 ноября 1919 года. Пятница.
Был у меня подполковник X... гвардейский офицер, и рассказывал свои впечатления с фронта. По его словам, высшее офицерство идет на большевиков с целью вернуть усадьбы, квартирное имущество, вешать комиссаров и наказать «сволочь-народ», который сверг царя и поддержал большевиков - о России мало думают; среди офицерства не мало «любители» частной собственности»
. [6]

За это и доска.
=Arctus
***
Примечания.
* «
Выдающемуся офицеру, учёному и исследователю» — так написано на памятной доске, установленной Колчаку 12.11.2016 в Санкт-Петербурге.
(О его заслугах как «выдающегося учёного и исследователя» мы рассмотрели в материале
«Антисоветизм - единственная причина установки доски Колчаку. Иных просто нет»)
***
Использованная литература.
[1] А.И.Верховский «На трудном перевале».
[2] П.Мультатули. Александр Колчак: герой или антигерой?
[3] Допрос Колчака. — Ленинград, Государственное издательство, 1925.
[4] М.С.Маргулиес. Год интервенции. Берлин, 1923. Т.2. С.95
[5] Н.Грищенко. 7 фактов из жизни генерала Каппеля. Российская газета. 13.01.2014
[6] В. Горн, М. Маргулиес, Г. Кирдецов, Н. Иванов. Юденич под Петроградом. Из белых мемуаров. Л.: Издательство «Красная газета», 1927 (переиздание — Л.: Советский писатель, 1991, C.202)


Tags: Колчак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments