Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

"Пусть германские войска придут для усмирения этой сволочи"


До того, как большевиков стали обвинять в связях с немецким Генштабом, не пытаясь искать доказательства, в связях с немцами обвиняли императрицу. Повод давало не только её происхождение. Аристократия во множестве высказывалась за союз с Германией.
На дворе 1917 год.



«... Один Петроград дал по декабрь 1916 года 30 процентов участников всех стачек вообще и 75 процентов участников стачек политических. Петроградские забастовки и демонстрации, вспыхнувшие в начале января 1917 года, в 12-ю годовщину "Кровавого воскресенья", были и началом народных волнений, развернувшихся в Февральскую революцию.
Именно такого конечного исхода больше всего и боялся Николай II: разрушения его власти и трона новым, небывалым ударом очередной революционно-демократической волны. Он хочет, подстраховав себя Священным союзом с кайзеровским райхом, раз и навсегда "подморозить Россию так, чтобы она не жила"
¹¹. Тайное или явное желание замирения с кайзером звучало в устах разных лиц так:

М. М. Андроников, князь:
"Не будем, господа, забывать пятый год. По мне, так уж лучше пусть немцы отрубят нам хвост, чем наши мужички голову"
¹².

Г. Е. Распутин: "Лучше Германия, чем революция"
¹³.
Он же: "Германия слишком сильна для нас, чтобы мы рискнули с ней бороться. К тому же она ничего, кроме добра, нам не делает"
¹⁴.

В. И. Бреев, монархический лидер:
"Франко-русский альянс этот - несчастная ошибка... дружба ястреба с медведем: один - в небесах, другой - в лесах, и оба друг другу ни на что не нужны... Для нас была бы полезнее дружба с Германской империей - дружба каменная, железная..."
¹⁵

Т. Е. Боткина, дочь лейб-медика:
"Они (царедворцы. - М. К.) говорили, что Россия ни в коем случае не должна бороться с Германией, так как Германия - оплот монархизма... По этой, а также по экономическим причинам мы, напротив, должны быть с ней в союзе"
¹⁶.

А. А. Мосолов, бывший начальник канцелярии министерства двора: "Он (Фредерикс. - М. К.;  последний в истории Министр Императорского Двора Российской империи (1897—1917) - arctus) считал, что для блага монархического принципа России следует поддерживать наиболее дружеские отношения с Германией. Пруссия, по его мнению, была последним устоем принципа легитимизма в Европе; в этом отношении она столь же нуждалась в нас, как мы в ней... Ни Франция, ни даже Англия, сказал мне однажды граф, не постоят за нашу династию... Они знают судьбу Самсона после того, как его остригла Далила"
¹⁷.

В. Н. Воейков: "Они (революционные власти. - М. К.) поставили мне в вину то, что в момент, когда до сведения государя дошло известие о начавшейся революции, я сказал ему: "Ваше величество! Теперь остается одно: открыть немцам Минский фронт.
Пусть германские войска придут для усмирения этой сволочи""
¹⁸
__________________________________
Примечания.

11 Выражение К. Н. Леонтьева (1831- 1891), публициста крайне реакционного направления.
12 А. Симанович. Воспоминания бывшего секретаря Распутина. Париж, 1923, стр. 41.
13 Dehn Lili (Julia). The real tsaritsa. London. Thornton Butter-worth, 1922. p. 94.
14 Роберт Вильтон (Уилтон). Последние дни Романовых. Берлин, 1923, стр. 4.
15 А. М. Горький. Монархист. Собрание сочинений. М" 1951, т. 15, стр.305.
16 Татьяна Боткина. Воспоминания о царской семье и ее жизни до и после революции. Белград, 1921, стр. 15.
17 А.А. Мосолов. При дворе императора. Изд-во "Филин". Рига, год издания не обозначен, стр. 85.
18 В.Н. Воейков. С царем и без царя. Воспоминания последнего дворцового коменданта императора Николая II. Гельсингфорс, 1936, стр. 187.

Цитаты по: Марк Касвинов «Двадцать три ступени вниз». Журнал "Звезда", 1972 (No8-9), 1973 (No7-10)
=Arctus=

Tags: Николай II
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments