Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

"Бълому делу" о генералах Корнилове и Алексееве для справки


Обиженное на решение суда по доске Колчаку "Белое дело" выражает свою приверженность идеалам Февраля 17-го в части свержения монархии? – Иначе не понять их следующее воззвание относительно Корнилова и Алексеева:



И приглашают желающих "помянуть верных защитников Отечества" на какое-то своё мероприятие.
Защитников Отечества от кого?

Напомним некоторые события, которые были знаковыми для Февральской революции.

Вот что писал в своём дневнике генерал Д.Н. Дубенский, состоявший во время февральских событий в свите Императора, о начальнике штаба Верховного главнокомандующего ген. М.В. Алексееве, за несколько дней до переворота:
«Могилев. Пятница, 24 го февраля.<…>
Генерал адъютант Алексеев был так близок к царю и его величество так верил Михаилу Васильевичу, они так сроднились в совместной напряженной работе за полтора года, что, казалось, при этих условиях какие могут быть осложнения в царской Ставке. Генерал Алексеев был: деятелен, по целым часам сидел у себя в кабинете, всем распоряжался самостоятельно, встречая всегда полную поддержку со стороны верховного главнокомандующего.
»

Через два дня, 1 марта, по приезде царского и свитского поездов в Псков, «свитские» встретились с командующим Северным фронтом ген. Рузским, и тот же Дубенский пишет:
«Прошло менее двух суток, т. – е. 28 февраля и день 1 марта, как государь выехал из Ставки и там остался его генерал адъютант начальник штаба Алексеев и он знал, зачем едет царь в столицу, и оказывается, что все уже сейчас предрешено и другой генерал адъютант Рузский признает «победителей» и советует сдаваться на их милость

Всего два дня назад Царь выехал из Ставки, о цели отъезда и адресе знал нач.Генштаба генерал Алексеев. «
Более быстрой, более сознательной предательской измены своему государю представить себе трудно.» - пишет генерал Дубенский.

Генерал Рузский после переговоров со Ставкой и Петроградом в настойчивой, резкой форме доказывал, что Николай II должен передать престол наследнику.

Генерал Алексеев к этому времени уже получил согласие всех остальных главнокомандующих фронтами с этим мнением, и Рузский, главком Северным фронтом, огласил это царю.

«Государь редко перебивал Рузского. Он слушал внимательно, видимо сдерживая себя. Его величество указал, между прочим, что он обо всем переговорил перед своим отъездом из Ставки с генералом Алексеевым, послал Иванова в Петроград. «Когда же мог произойти весь этот переворот», сказал государь. Рузский ответил, что это готовилось давно, но осуществилось после 27 февраля т. – е. после отъезда государя из Ставки.
Перед царем встала картина полного разрушения его власти и престижа, полная его обособленность, и у него пропала всякая уверенность, в поддержке со стороны армии, если главы ее в несколько дней перешли на сторону врагов императора.»

Неизвестно, простил Николай II защитника Отечества генерала Алексеева. Перед отъездом Николая II из Ставки, генерал-адъютант Алексеев объявил императору о его аресте: «ваше величество должны себя считать как бы арестованным».
(подробнее – в материале «Русское офицерство. Решающий вклад в свержение Николая II»)

Итак, один из кумиров «белых», приняв самое деятельное участие в свержении Николая II, генерал-адьютант  Алексеев арестовал государя-императора всероссийского.

Что же Корнилов?
Корнилов, только плучив назначение на командующего петроградским ВО, арестовал царскую семью.
*
Пишет ген. Мордвинов, тоже бывший в императорской свите
«В это же время (2 марта) принесли телеграмму от Алексеева из Ставки, испрашивавшего у государя разрешение на назначение, по просьбе Родзянко, генерала Корнилова командующим петроградским военным округом, и его величество выразил на это свое согласие. Это была первая и последняя телеграмма, которую государь подписал, как император и как верховный главнокомандующий уже после своего отречения.» (Манифест по просьбе Родзянки - так склонялась тогда эта фамилия - пока решили не публиковать.)
Николай II на этой телеграмме положил резолюцию: «Исполнить».

Арест царицы и всей царской семьи был произведен свеженазначенным Корниловым в один день с арестом Николая II.

Вот что гласит об этом аресте запись в камер-фурьерском журнале:
«8 марта 1917 г. По решению Временного Правительства Главнокомандующий войсками Петроградского военного округа в 8 часов 45 минут отбыл в Царское Село для приведения в исполнение указа об аресте бывшей императрицы Александры Феодоровны.
В 11 часов утра Главнокомандующий генерал-лейтенант Корнилов, в сопровождении начальника Царскосельского гарнизона полковника Кобылинского, Царскосельского коменданта подполковника Мацнева и некоторых чинов штаба прибыл в Александровский Царско-Сельский дворец и прочел бывшей государыне Александре Феодоровне, которая приняла его в присутствии графа Бенкендорфа и графа Апраксина, постановление Временного Правительства об ее аресте
».
Арест был произведён в присутствии полковника Кобылинского, нового начальника царскосельского караула.

6 апреля 1917 года генерал Л.Г. Корнилов собственноручно наградил Георгиевским крестом унтер-офицера Волынского полка Кирпичникова за то, что тот 27 февраля 1917 выстрелом в спину убил начальника учебной команды Волынского полка штабс-капитана Лашкевича. А ведь этот инцидент стал началом солдатского бунта в Волынском полку.

Л. Г. Корнилов
в августе 1917-го о своих политических взглядах и об отношению к Николаю II сказал вполне откровенно:
«Я заявлял, что всегда буду стоять за то, что судьбу России должно решать Учредительное собрание, которое лишь одно может выразить державную волю русского народа. Я заявлял, что никогда не буду поддерживать ни одной политической комбинации, которая имеет целью восстановление дома Романовых, считал, что эта династия в лице её последних представителей сыграла роковую роль в жизни страны.»

Как писал Деникин в «Очерках русской смуты», когда в июне 1917 г. ввиду катастрофического развала Армии к Корнилову обратились с предложением осуществить переворот и восстановить Монархию, он категорически заявил, что «
ни на какую авантюру с Романовыми он не пойдет».
*
Защитники Отечества?
Война против Германии (защита Отечества от иноземного вмешательства) была закончена Корниловым задолго до окончания Первой мировой: в декабре 1917-го Корнилов прибыл в Новочеркасск, где приступил к формированию Добровольческой армии для борьбы с большевиками. Вместе с Алексеевым.

То, что война продолжается, их касаться перестало: пусть, мол, с четверным союзом воюют большевики. А мы будем воевать с большевиками. А «бълое дело» через 100 лет за это нам скажет спасибо.


Слава Богу, таких, как «бълое дело» в России — меньшинство.
=Arctus=
**
В основном по материалам «Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев»: Красная газета; 1990»


Tags: Гражданская война, Николай II
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments