Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

«Русс матрозен!!! ...» Подвиг Николаевского десанта


Подвиг 68 десантников, за который все они удостоены звания Героев Советского Союза. В живых остались 12. Трое вскоре умерли от ран, еще двое погибли в боях в августе 1944.

* * *
В конце марта в ходе Одесской наступательной операции советские силы с боями подходили к Николаеву. Город был важным звеном в цепи обороны нацистов. Окруженный водой с трех сторон, а с восточной стороны имевший узкую сухопутную полосу, Николаев представлял собой неприступную крепость. Это было сплошное минное поле с мощными противотанковыми заграждениями. Водные подступы к городу прикрывали артиллерийские батареи и контролировали патрульные катера.

При освобождении города Николаев 28 марта 1944 года геройский подвиг совершили 67 воинов десантного отряда (55 моряков и 12 армейцев — 2 радиста и 10 саперов), возглавляемого старшим лейтенантом Ольшанским К.Ф. и его заместителем по политчасти капитаном Головлевым А.Ф. Десант был высажен в николаевском порту, чтобы облегчить наступавшим войскам взятие города.

Против десантников немцы бросили три батальона пехоты, поддержанные 4 танками и артиллерией. До подхода основных сил в бою погибло 55 человек из 67, но десантники смогли уничтожить около 700 фашистов, 2 танка и 4 орудия. Всем погибшим и оставшимся в живых десантникам присвоено звание Героя Советского Союза. Кроме десантников в составе отряда также сражался проводник, однако, звание Героя ему было присвоено лишь через 20 лет. Таким образом полный состав десанта – 68 человек.

* * *
Март 1944 г. Войска 3-го Украинского фронта провели Березнеговато-Снигиревскую операцию и вплотную подошли к Николаеву. Оккупанты соорудили глубоко эшелонированную оборону, пересекающую полуостров между Ингулом и Бугским лиманом, проходившую по восточным окраинам города. В Николаеве, помимо обычных частей вермахта, находились войска СС и батальоны «власовцев».
В условиях весенней распутицы сконцентрировать войска вокруг города было затруднительно. Поэтому командование 28-й армии, наступающей со стороны Богоявленского, приняло решение высадить в тылу противника – в районе морского порта – десант, перед которым стояла двойная задача: во-первых, внезапным ударом по врагу вызвать панику и суматоху, а, во-вторых, сорвать замыслы уничтожения портовых зданий и сооружений.


Отряд был сформирован из 55 моряков-добровольцев 384-го отдельного батальона морской пехоты, 10 саперов, 2 связистов передвижной радиостанции командующего 28-й армией и рыбака-проводника из Богоявленского. Командовал десантом кавалер ордена Александра Невского старший лейтенант К.Ф.Ольшанский.

В ночь на 26 марта на рыбацких лодках 68 десантников отправились из Богоявленского по Бугскому лиману в сторону Николаева. Они скрытно высадились в полукилометре восточнее портового элеватора, сняли часовых, разминировали элеватор и оборудовали оборону возле дороги, ведущей из города в порт. Главный опорный пункт находился в двухэтажной конторе "Заготзерно". Несколько человек залегли в окопах около железнодорожной насыпи. Остальные расположились в небольшом здании конторы элеватора и в каменном сарае.

Первый огневой контакт с фашистами произошел ранним утром 26 марта. Тяжелораненый немецкий солдат был взят в плен, но вскоре скончался. Чуть позже к сараю, где располагалось отделение десантников под командованием старшины 2-й статьи К.В.Бочковича, подошла вторая группа гитлеровцев, которая была полностью уничтожена. Фашисты, решив, что в здании находится группа подпольщиков, предприняли лобовую атаку, но попали под перекрестный огонь отделения К.В.Бочковича и группы старшины 1-й статьи Ю.Е.Лисицына, которая засела в здании портовой конторы. Силами до батальона немцы предприняли новое наступление, охватив оборону десантников с трех сторон. Неожиданно в упор по врагу из конторы "Заготзерно" ударили главные силы отряда. Враг в панике побежал, оставив на поле боя первые десятки убитых.

Фашисты подтянули к позициям четыре орудия и очередную атаку начали после артподготовки. Десантники понесли первые серьезные потери. Но и это нападение врага было отбито. Четвертая атака врага сопровождалась интенсивным обстрелом позиций десантников из орудий и шестиствольных реактивных минометов. Второй этаж здания был разрушен. Командир отряда К.Ф.Ольшанский получил тяжелое ранение. Окопы у железной дороги и контора элеватора были уничтожены полностью. Только одному Ю.Е.Лисицыну удалось выбраться к главным силам.

И тогда немцы выкатили одно из орудий на прямую наводку и стали бить по отдельно стоящему укреплению, откуда пулеметчик Г.Д.Дермановский, метким огнем расстреливал гитлеровцев. Израненный боец ударом ножа убил немецкого офицера, а затем гранатой взорвал себя и бросившихся к нему солдат.

Немцы продолжили наступление при поддержке двух танков. Против десантников были использованы огнеметы, зажигательные снаряды и дымовые шашки. Оккупанты пытались выкурить их из подвала главного пункта обороны. Старший расчета ПТР М.К.Хакимов прямым попаданием вывел из строя вражеское орудие. Оно взорвалось и перевернулось. Затем он подбил один из танков. Второй танк остановил тяжелораненый краснофлотец В.В.Ходырев. Взрывом ему оторвало кисть левой руки, он получил несколько осколочных ранений. Очнувшись, В.В.Ходырев схватил здоровой рукой связку гранат и бросился под танк. Взрыв вывел из строя танк, но и сам краснофлотец тут же упал замертво.

В критический момент боя К.Ф.Ольшанский вызвал огонь на себя. Трижды советская артиллерия обстреливала место сражения, не давая фашистам подойти к осажденному дому. Дважды позиции гитлеровцев бомбили группы советских штурмовиков. Вскоре была утеряна связь с радиостанцией моряков.

Отряд надеялся на наступление фронтовых частей, но оно затягивалось. К.Ф.Ольшанский решает отправить за линию фронта с донесением старшину 1-й статьи Ю.Е.Лисицына. Едва оправившись от контузии, тот переодевается в форму, снятую с убитого немца. Десантнику удалось пересечь линию фронта, но неожиданно он наскочил на мину. Взрывом ему оторвало ступню левой ноги. Превозмогая боль, он кусками тельняшки и проволокой завязал рану. В полузабытьи по ледяной воде лимана Лисицын пробрался к своим.



В помощь Ольшанскому командование попыталось в ночь на 27 марта отправить десант из ста человек, но в связи с отсутствием плавсредств затея сорвалась. 27 марта атаки врага на позиции десантников возобновились. Противник вновь использовал огнеметы и дымовые шашки. События этого дня восстановить трудно. Каждый из оставшихся в живых от удушья и ран периодически терял сознание. Враги предлагали сдаться, обещая сохранить жизнь, предоставить питание и лечение. На эти предложения матросы отвечали метким огнем. Вечером от пули автоматчика погиб командир отряда К.Ф.Ольшанский.

В ночь с 27 на 28 марта в живых остались двенадцать участников десанта. Большинство из них были тяжело ранены, контужены, отравились дымом. Фашисты не рискнули подойти к развалинам конторы "Заготзерно". Они собрали своих раненых и отступили в ночи. Десантников больше никто не атаковал: враг покидал город, чтобы не попасть в окружение.

Впоследствии специальная комиссия провела расследование действий десантников. В соответствии с ее выводами на позиции отряда враг бросил 3 батальона пехоты, два средних танка, четыре 75-миллиметровых орудия, два многоствольных миномета, огнеметы. В течение двух суток ольшанцы отразили 18 атак противника, выведя из строя около 700 немецких солдат и офицеров. Их действия расстроили оборону противника, ускорили его изгнание из Николаева.

Интересны и события, оставшиеся "за кадром". Накануне по Николаеву прошел слух, будто бы в здании портоэлеватора фашисты бросили зерно. Утром 26 марта к элеватору потянулись полуголодные горожане. Их остановили звуки выстрелов и взрывов, шальные пули, разлетавшиеся на сотни метров вокруг. Над элеватором взвились клубы дыма. В городе родился слух, будто немецкие солдаты подняли восстание. Затем, когда стало понятно, что в тылу противника высадился десант, горожане предпринимали попытки помочь им. Малоизвестный факт: при разборе завалов в месте боев был найден труп женщины с бидоном. Видимо, в перерыве между атаками она пыталась принести израненным десантникам воды.

Тем временем среди фашистов началась паника. Десантники сорвали планы угона в Германию трудоспособного населения Николаева, помешали взрыву ряда заминированных объектов, таких, как портоэлеватор, здание третьей поликлиники и ряда других. Немцы поспешно отходили к Варваровскому мосту, чтобы не попасть в окружение. А когда передовые отряды мотоциклетного батальона разведки 28 марта перекрыли мост, положение оставшихся в городе оккупантов стало безвыходным. Одни из них в отчаянии бросались под перекрестный огонь разведчиков, другие пытались переправиться через лиман вплавь, третьи массово сдавались в плен.

Один из отрядов того же мотоциклетного батальона первым пробился к месту боя десанта Ольшанского. Разведчики увидели жуткую картину: дымящиеся развалины, разбитая немецкая техника и сотни трупов гитлеровцов, которыми были усеяны подступы к укреплениям десанта. На руках они выносили выживших ольшанцев.

Из 68 десантников в живых остались 12, все – из батальона морской пехоты. Трое вскоре умерли от ран, еще двое погибли в боях в августе 1944. Шестерым оставшимся в живых десантникам в марте 1964 г . было присвоено звание почетных граждан г. Николаева. К сожалению, никого из них уже не осталось. Последним в 1995 г . скончался житель города Николаева Никита Андреевич Гребенюк.

Николаевский десант выполнил поставленную задачу. Его героические действия вошли в историю Великой Отечественной войны как образец воинской доблести подразделения. Взятие города Николаева 28 марта 1944 года столица нашей Родины — Москва отметила орудийным салютом 20-ю артиллерийскими залпами из 224 орудий.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 апреля 1945 г. за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, старшему лейтенанту Ольшанскому Константину Фёдоровичу, а так же всем участникам отряда Ольшанского было присвоено звание Героя Советского Союза. Большинству из них посмертно.

384-му отдельному батальону морской пехоты приказом Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина присвоено почётное наименование «Николаевский».

Но о боевых делах отряда Ольшанского услышала вся страна еще при освобождении Мариуполя.

14 сентября 1943 года Совинформбюро сообщило:


«Десантная группа моряков под командованием лейтенанта Ольшанского ночью высадилась на берегу Азовского моря и оседлала дорогу, по которой отступали немецкие войска. Наши бойцы внезапно напали на колонну противника и истребили до 600 вражеских солдат и офицеров».

* * *
Подвиг десантников никого не может оставить раснодушным. Лишь некоторые из них:

... Раненный в живот младший лейтенант Владимир Чумаченко до последнего вел стрельбу из автомата. Краснофлотец Ами Мамедов в горящей одежде бросился в толпу гитлеровцев подорвав их гранатой.

... Пулемётчики Михаил Авраменко и Владимир Кипенко вместе с расчетом противотанкового ружья Недогибченко и Порхомчука окопались у полуразрушенного кирпичного забора в метрах тридцати северо-восточнее конторы и первыми встречали врага. Они расстреливали гитлеровцев в упор. Враг открыл по ним бешеный огонь из минометов. Владимир Кипенко, Недогибченко и Порхомчук погибли. Трупы в серо-зеленых шинелях устилали подступы к их позиции. Авраменко продолжал огонь до тех пор, пока осколком мины не разбило пулемет. Раненый Михаил приполз в контору порта и принес с собой все оставшиеся диски, взял автомат и вел огонь, пока его не сразила пуля.

Пулемётчик Николай Казаченко оборудовал свою позицию на втором этаже конторы порта. Для него это было самое удачное место, так как про него говорили, что он из своего «дегтяря» может воробья на лету сбить. Вот это умение он и применял в полной мере. Он подавил две огневые точки противника и положил несколько десятков фашистов. Гитлеровцы применили артиллерию. второй снаряд накрыл Казаченко. Пулемет был разбит, а сам он, тяжело раненый, продолжал стрелять из автомата и не расставался с оружием до последнего дыхания. Место погибшего занял со своим пулеметом Степан Голенев.


... В николаевском десанте матросу Степану Голеневу поручили охранять контору порта с тыла – от элеватора. Прямо от здания по склону шла каменная лестница. Степан, осмотревшись, приготовился встречать немцев. Но атака началась с фронта, от железной дороги. Голенев перебежал туда, однако командир отправил его назад и вовремя – по лестнице лезли вверх немцы. Подпустив их как можно ближе, Степан открыл огонь. Фашисты откатились, оставляя трупы на каменных ступенях.

Следующая атака немцев была более многочисленной. Фашисты лезли и по лестнице, и по склону. Степан стрелял, не переста вая. Тогда ему на помощь пришел старшина 1-й статьи Кузьма Шпак. Немцы отхлынули. Снова атака, теперь уже поддержанная огнем минометов. Осколок впился в щеку моряка, но он не заметил, что струйка крови стекает на ложе автомата. Потом Степана ранило еще раз и еще.
Чувствуя, что силы покидают его, Голенев сбросил фуфайку и, поднявшись в проеме окна в одной тельняшке, одну за другойбросил в наступавших гитлеровцев несколько гранат. Взрывы разметали врагов. С криками: «Матрозен! Русс матрозен!» немцы отступили. Голенев в этом бою погиб.

... Матрос Илья Демьяненко был в отделении старшины 2-й статьи Макиенка. Они держали оборону в деревянной конторе элеватора. Вражеская артиллерия и минометы разнесли их «крепость». Но из объятого пламенем дома продолжал бить пулемет, раздавались автоматные очереди. Илья Демьяненко, не обращая внимания на раны и усиливающийся пожар, продолжал бить врага, пока не был сражен вражеской пулей.

Во время последней атаки фашисты применили танки-огнемёты и отравляющие вещества. Но ничто не смогло сломить сопротивление десантников, принудить их сложить оружие. Они с честью выполнили боевую задачу.

... Как снайпер Георгий Дермановский занял позицию в каменном сарайчике неподалеку от конторы порта. Здесь он был один, отсюда вел огонь по гитлеровцам. После очередного артиллерийского обстрела гитлеровцы подобрались к позиции Дермановского. В сарайчик вбежал немецкий офицер. Георгий ударил врага ножом. Когда в дверях появились еще два фашиста, Дермановский не успел бросить гранату – его прошила автоматная очередь.


... Старшина 2-й статьи Иван Индык держал оборону в конторе порта, где были главные силы десанта. Его пулемет работал коротко и точно. Атака следовала за атакой, Ивана Индыка уже несколько раз ранило, но он не отрывался от пулемета. Немцы сосредоточили на конторе порта огонь минометов и пушек. Рушились стены, все горело. От удара сорвавшейся балки Иван Индык ослеп. Матрос продолжал стрелять, спрашивая:
«Они падают?»
Немцы стали бить по конторе из орудий прямой наводкой. Два этажа были сметены взрывами. В этом бою погиб Иван Степанович Индык.

... Василию Корде К.Ф. Ольшанский поручил занять оборону на первом этаже конторы порта. Здесь подчиненные Василия Корды – отделение автоматчиков Кузьмы Шпака и пулеметчики Павел Осипов, Иван Удод и Акрен Хайрутдинов оборудовали огневые позиции. Во время немецких атак Василий Корда руководил обороной и сам вел огонь. Перед вечером 26 марта его тяжело ранило, но отважный пулеметчик вел огонь до последнего вздоха.
И, как рассказали оставшиеся в живых десантники, он перед смертью срывающимся голосом запел:

«Наверх, вы, товарищи, все по местам…».

В этом бою геройски погиб младший лейтенант В.Е. Корда.


... Бакинец Ами Ага оглы Мамедов был в отделении старшины 1-й статьи Лисицына, которое находилось в деревянной конторе элеватора. Они прикрывали подступы к главным силам десанта. Фашисты сосредоточили огонь артиллерии и минометов на них. Начался пожар. Из защитников в живых оставалось всего трое бойцов – Юрий Лисицын, Иван Макиенок и Али Ага-оглы Мамедов. Потом Юрий Лисицын рассказывал, что, падая от взрывной волны, он видел, как навстречу немцам двигался огненный факел – на Мамедове горела одежда. Он врезался в толпу гитлеровцев и взорвал гранату.

... В Николаевском порту разведчик Михаил Мёвш держал оборону на втором этаже конторы порта. Его напарником по пулемету был Валентин Ходырев. Когда гитлеровцы подтянули артиллерию, они вели прицельный огонь по орудийным расчетам. Осколком снаряда Валентину Ходыреву оторвало кисть левой руки. Михаила контузило. Мевш скоро пришел в себя, наложил жгут, сделал перевязку товарищу и снова припал к пулемету. ... При массированном артиллерийском обстреле разведчик — краснофлотец Михаил Мёвш геройски погиб 27 марта 1944 года.

... Валентин Ходырев 2 февраля 1944 года писал:
«Пока оккупант оголтелый
Терзает Отчизну мою,
Не выпущу я автомата,
Не дрогну в смертельном бою».


Когда в николаевском десанте осколком снаряда
ему оторвало кисть левой руки, товарищи перевязали его и отнесли в полуподвал, где было относительно безопасно. Но он вскоре пришел в себя, ползком добрался до амбразуры и взял автомат. Показались танки. Один из них прорвался к самому зданию конторы порта. Валентин Ходырев снял с помощью товарищей фуфайку, остался в одной тельняшке, к ремню привязал связку гранат и одну взял в руку.

Матрос пополз навстречу танку с крестом на броне и метнул связку гранат подорвав танк ценою своей жизни.

... Бронебойщик Ефим Пархомчук с Леонидом Недогибченко заняли оборону возле полуразрушенного кирпичного забора. Вместе с пулеметчиками Авраменко и Кипенко они прикрывали основные силы отряда со стороны железной дороги. Такое сочетание ПТР и пулемета оказалось очень удачным. Когда на позициях немцев появился крупнокалиберный пулемет, Пархомчук несколькими выстрелами из ПТР уничтожил его. Гитлеровцы не могли преодолеть их оборону и обрушили на четырех матросов шквал артиллерийского и минометного огня. Тяжело ранило Пархомчука. Теряя силы, он кричал Недогибченко:

«Бей гадов, Леня!». «Бью, Ефим!» – слабеющим голосом отвечал Недогибченко, ему перебило осколком ногу.
Очередной снаряд накрыл позиции моряков. Было разбито противотанковое ружье. Был убит Недогибченко, а Ефим Пархомчук, истекая кровью, продолжал вести огонь из автомата. Одна из мин оборвала жизнь Ефима Пархомчука.

... Со своей снайперской винтовкой Николай Петрухин пошел в николаевский десант. Николай выбрал удобное место – у углового окна на втором этаже здания конторы порта. Когда начались атаки, он тщательно выбирал цели и поражал их. Осколками разорвавшейся неподалеку мины его ранило. Перевязывать рану не стал – некогда. От взрыва снаряда обрушилась стена. Петрухина привалило, он потерял сознание. Когда товарищи вытащили его из-под завала и хотели отнести в подвал, где был устроен лазарет, он отрицательно покачал головой:

«Еще могу стрелять».
При очередном артобстреле Николай Петрухин погиб.
* * *
28 марта 1944 года советские войска освободили Николаев. Из развалин конторы порта вышло 6 уцелевших, едва державшихся на ногах десантников, ещё 2-х отправили в госпиталь. В развалинах конторы нашли ещё четверых живых десантников, которые скончались от ран в этот же день. Геройски пали все офицеры, все старшины, сержанты и многие краснофлотцы.

В 1947 году рядом с братской могилой ольшанцев по проекту скульптора А.М. Измалкова (в то время моряка Черноморского флота) воздвигнут памятник. Николаев, март 1964 г.


«Герои. Огонь!
Седым и новобранцам
не дай забыть победы торжество;
не дай забыть
последний бой ольшанцев,
чтоб быть достойным
памяти его.»

***
Подробнее  - здесь

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments