Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Письмо Будённого о процессе Тухачевского


В продолжение темы о Тухачевском и К° – следующий материал 2012 года для десталинизаторов с примером методов, используемых для фальсификаци :

«Как я уже неоднократно говорил, вся антисталинская пропаганда изначально строилась и продолжает строиться на вранье. Поэтому пресловутое «открытие архивов», о необходимости которого так любят вещать десталинизаторы, приведёт лишь к тому, что миф о тотальной невиновности жертв репрессий будет развеян окончательно. И вот очередное тому подтверждение.

В №2 журнала «Клио» за 2012 год Гровер Ферр и Владимир Бобров опубликовали ещё один документ из так называемого «архива Волкогонова» — письмо С.М. Будённого от 26 июня 1937 года на имя наркома обороны К.Е. Ворошилова, в котором Будённый делится своими впечатлениями о процессе Тухачевского, в котором он принимал участие в качестве одного из судей.

Как известно, пользуясь привилегированным доступом к бывшим советским архивам, Д.А. Волкогонов в своё время скопировал целый ряд документов. После смерти генерала фотокопии из его коллекции были вывезены в США. В настоящее время «архив Волкогонова» (31 коробка с фотокопиями и 20 микрофильмов) хранится в Отделе рукописей Библиотеки Конгресса и открыт для работы исследователей. При этом архивный доступ к оригиналам этих документов в Центральном архиве ФСБ или Архиве Президента РФ зачастую ограничен или вообще невозможен.

Интересно как само письмо (с.20–24), так и комментарии публикаторов (с.8–19).

Хотя о письме Будённого давно известно, целиком оно никогда не публиковалось. Отрывки из него были процитированы в справке, подготовленной в 1964 году реабилитационной комиссией под председательством Н.М. Шверника, затем этот текст перепечатывался различными авторами.


«из сопоставлений полного текста докладной записки Будённого с ранее опубликованными отрывками следует, что все цитировавшие её авторы в действительности не видели всего письма целиком (хотя никто из них не уведомил об этом читателей). В лучшем случае им довелось познакомиться с неким «сокращённым вариантом» послания Будённого — документом, в котором процитированное письмо было искажено так, что предстало в виде «доказательства» невиновности казнённых военачальников»


И действительно, выборочно цитируя письмо Будённого, хрущёвские публикаторы явно имели целью исказить его смысл. Вот несколько характерных примеров:

* Из показаний Якира изъят фрагмент, где описываются заговорщические соглашения с Германией и Японией; выброшены имена германских генералов Рунштедта и Кёстринга.

* Подробно остановившись на выступлении Якира в суде, Будённый далее заключает:

«В последующих выступлениях подсудимых по сути дела все они держались в этих же рамках выступления Якира» [л.51].

Но, как указывалось, показания Якира об изменнических контактах заговорщиков с Германией и Японией были вырезаны из письма Будённого. Тем самым у всех, кто знакомится со справкой Шверника, складывается превратное представление, будто Якир и остальные подсудимые вели себя так, как если бы никаких контактов и соглашений с враждебными державами не было, и признательных показаний на сей счёт никто из них не давал.

* Из выступления Тухачевского выброшен фрагмент, объясняющий, почему он оказался в стане заговорщиков:

«Явный перевес в Вооружённых силах вероятных противников СССР повлиял-де на него, Тухачевского, и в связи с этим он видел неизбежное поражение СССР, и что это и явилось основной причиной стать на сторону контрреволюционного военного фашистского заговора» [л.51].

В отсутствие процитированного отрывка из оставшегося текста показаний вытекает, что Тухачевский поддерживал только легальные контакты с представителями германского командования.

* Случай с показаниями Примакова ещё более показателен. Последний, как со ссылкой на Будённого гласит справка Шверника, «очень упорно отрицал», что «руководил террористической группой против тов.Ворошилова». Сами же причины такого упорства в справке красноречиво отсутствуют:

«Отрицал он это на том основании, что якобы ему, Примакову, Троцким была поставлена более серьёзная задача — поднять в Ленинграде вооружённое восстание...» [л.56].

* Искажены показания и других подсудимых; к примеру, от признаний Фельдмана остался куцый обрывок одного из предложений, а остальное вымарано и выкинуто.

* Полностью вырвана из контекста фраза «в стенах НКВД»:

«Описывая последнее слово подсудимых, Будённый отмечал, что Якир, Уборевич, Путна, Фельдман говорили, что признались и раскаялись они ”в стенах НКВД”».

Почему всё предложение не приведено целиком, станет ясно, если написанное в справке Шверника сопоставить с тем, что в действительности сказано Будённым:

«Дальше Уборевич сказал: “Я, Уборевич, совершил перед партией и советским народом ничем не искупаемое преступление. Если бы было у меня тысячу жизней, то и они не смогли бы искупить преступления. Я изменил, как солдат присяге. Меня за это должны наказать со всей строгостью советских законов. Но я также прошу учесть, что я раскаялся в стенах НКВД, когда показал честно и до конца все свои преступления”» [лл.59–60] (выделено нами. — Г.Ф., В.Б.).

Статья выложена на сайте Ферра, и читатели могут самостоятельно составить впечатление о добросовестности хрущёвских и послехрущёвских десталинизаторов:
http://msuweb.montclair.edu/~furrg/research/budennyi_klio12.pdf  »
pyhalov«Опубликовано письмо Будённого о процессе Тухачевского»

Tags: репрессии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments