Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Святитель Лука — оппонент современных десоветизаторов от РПЦ


Были трения с органами, и даже с Синодом. Но в целом владыка Лука жил в своем Отечестве в согласии с совестью и властью. Периодически публиковал свои статьи — не только на медицинские темы. Он активно поддерживал внешнеполитический курс СССР, полемизировал с западным духовенством, поддержавшим фашизм.

Будущий епископ Лука, в миру Валентин Феликсович Войно–Ясенецкий, родился в 1877 году в Керчи в семье фармацевта. Отец был католиком, представителем польского обедневшего дворянского рода. Но он сознательно предоставил ребенку самостоятельно определиться в вопросах веры.

У юного Валентина были обнаружены способности к живописи. Одно время он даже думал пойти учиться именно в этом направлении. Но желание деятельно служить людям побудило его отказаться сперва от судьбы художника, затем и от научного поприща (он был одним из лучших выпускников своего курса) и выбрать нелегкую судьбу земского врача. Часто его рабочий день длился по 16 часов. Причем, как отмечают его биографы, он не делал никакого различия между пациентами в зависимости от их происхождения и достатка. За что, собственно, однажды был уволен из больницы как «революционер».

Во время русско–японской войны Войно–Ясенецкий руководил хирургическим отделением. Полученный им огромный опыт костной и гнойной хирургии Валентин Феликсович хотел передать своим коллегам. Это стало целью его медицинской и научной жизни.


С 1908 года он занялся проблемами местной анестезии, в которой стал в России первооткрывателем. При этом, после увольнения по подозрению в неблагонадежности, снова получив должность главврача сельской больницы в Саратовской губернии, Войно-Ясенецкий, кроме круглосуточной врачебной практики, активно занимается местными проблемами. Его усилиями была открыта уездная библиотека для молодых врачей.

Не оставляет Войно-Ясенецкий и научной деятельности. В 1915 году он издает книгу «Регионарная анестезия» с собственными иллюстрациями. Уже накануне революционных событий, в 1916 г. Войно–Ясенецкий защищает по этой работе диссертацию и получает степень доктора медицины. Тогда же он начинает важнейшее исследование, результаты которого спасли жизни многим российским и советским солдатам, — «Очерки гнойной хирургии». Эту книгу переиздают по сей день. Но не смотря на эти успехи, семья Войно-Ясенецкого — в ней уже четверо детей — продолжала бедствовать.

В 1916 году у его жены обнаружился туберкулез. Ради сухого климата Войно–Ясенецкий перевелся в Ташкент, где встретил Революцию и Гражданскую войну. В 1920 году жена умирает, оставив на его попечение четверых детей. Но несмотря на все личные трудности, Валентин Феликсович становится одним из основателей Высшей Медицинской школы. А в 1920 году возглавляет кафедру оперативной хирургии Туркестанского Государственного Университета.

В те же годы Валентин Феликсович принимает церковный сан. С этого момента в больницу и в университет отец Валентин стал приходить в рясе, с крестом на груди. Кроме того, он установил в операционной иконы и ввел в правило молебны перед началом операций. Будучи вызванным в суд по делу коллег из Ташкентской больницы, отец Валентин пришел туда в священническом облачении. Именно на этом процессе в полемике с прокурором Войно-Ясенецкий произнес слова, ставшие афоризмом:

«Следующий вопрос:
Как это Вы верите в Бога, поп и профессор Ясенецкий-Войно? Разве Вы его видели, своего Бога?
Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил».

В условиях общих гонений на РПЦ в Советской России, претерпевая аресты и ссылки, Войно-Ясенецкий не оставляет работы над главным трудом своей научной жизни — монографии «Очерки гнойной хирургии». Первая часть этого труда была написана в период пребывания епископа Луки в ташкентской тюрьме после второго ареста и перед пересылкой его в Москву. Откуда он отправился в первую из трех последовавших ссылок.

В этот сложный период будущий святитель много оперирует, в том числе совершая сложнейшие операции в глухих деревнях. На севере за ним закрепилась слава чудо-врача-монаха. Не оставляет Войно-Ясенецкий и научных изысканий. Его статьи публикуются в научной прессе как внутри страны, так и за рубежом. В коротком промежутке между второй и третьей ссылкой епископ Лука завершает работу над монографией «Очерки гнойной медицины» и, уже находясь под следствием, дорабатывает ее для издания.

Начало Великой Отечественной войны застает епископа Луку в ссылке под Красноярском. Он ослеп на один глаз, но несмотря на это, 64 летний Войно-Ясенецкий сразу же предложил свой опыт и свои руки для помощи там, где сочтет нужным советское правительство. В телеграмме Калинину епископ Лука указал готовность отбыть оставшийся срок по ссылке после войны. С октября 1941 года профессор Войно-Ясенецкий становится консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя. Он работал круглосуточно, несмотря на слабеющее здоровье.

В феврале 1944 года, одновременно с переводом военного госпиталя, уже в сане архиепископа Луку отправляют в Тамбов. Там он утверждает все те же порядки: иконы и молебны в операционных, чтение лекций врачам в епископском облачении.

В 1946 году в качестве признания научных и медицинских достижений советское правительство присуждает Войно-Ясенецкому Сталинскую премию, большую часть которой он отдает детским домам. После полной потери зрения диктует мемуары, работы по медицине и богословию.

В завершение рассказа о судьбе врача Войно-Ясенецкого надо сказать, что все его четверо детей и даже большинство внуков выбрали медицинское поприще.

В следующих частях я расскажу об отношениях святителя Луки с советской властью.
Продолжение следует.
ИА Красная Весна

Tags: православие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments