Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Западные исследователи первыми признали статистику ГУЛАГа


Слова директора музея истории ГУЛАГа Р. Романова о том, что в оценке качества жизни советских заключенных не стоит опираться на официальные документы*, прокомментировал эксперт, вице-президент Международного общественного фонда «Экспериментальный Творческий Центр» Юрий Бялый.


Сегодня, когда открыто большинство спецархивов СССР, говорить о «парадной фальсификации» советской лагерной статистики уже несколько неприлично. Хотя бы потому, что эту статистику чрезвычайно въедливо изучали — и в итоге подтвердили, — уже в начале 1990-х годов западные историки и эксперты. Которые были, подчеркнем, первыми допущены в наши архивы.

Эти западные историки и эксперты, «воспитанные» на фальсификациях Конквеста и Солженицына, статистике НКВД сначала решительно не поверили. И потребовали дать (и получили) статистику советских Наркоматов по перевозкам людей и конкретных грузов, включая одежду и продовольствие, в лагеря по морю, по железной дороге, по автодорогам. А также — статистику перевозок продукции «экономики Гулага» внутри СССР и на экспорт. А также — статистику Наркомздрава и медицинских служб ГУЛАГа. А также — статистику Наркомпрода по поставкам продовольствия в лагеря. А также — статистику Наркомпроса по обучению заключенных и высланных, в том числе членов их семей, и так далее.

Въедливые и профессионально-порядочные западные исследователи, проведшие перекрестные сверки всех этих статистических данных, первыми признали, что с чем-чем, а со статистикой ГУЛАГа в СССР было все в порядке. Как признали — на основании рассекреченных архивных документов — и то, что начальственные и рядовые «очковтиратели» из этой системы почти неизбежно (и достаточно часто) попадали «под каток» этой же самой системы.

А одновременно добросовестные отечественные исследователи тех же архивов, — например, Юрий Жуков, — очень подробно, доказательно и понятно развивали и уточняли такие выводы зарубежных исследователей.

Говорить, что лагерникам и заключенным жилось (в том числе в смысле питания) лучше, чем советским гражданам на воле, — конечно, нельзя. Хотя в некоторых случаях бывало и так. Лагерное начальство обязано было выполнять, особенно в годы войны, сверхнапряженные планы и понимало, что в случае, если «подопечный контингент» план не даст, — оргвыводы для этого начальства будут крайне решительными и болезненными. И потому старалось, чтобы «контингент» был работоспособным. То есть максимально сытым и здоровым.

Но бывало и так, что по разным причинам — то нет подвоза продуктов, то катастрофический голод в стране из-за послевоенной разрухи и неурожая, как в 1946–1947 годах, — заключенные голодали и даже умирали. Голодали и умирали вместе с другими советскими людьми «на воле».

Отрицать все это на основании нескольких сотен воспоминаний бывших заключенных — бессмысленно. Или, точнее, осмысленно только для тех ангажированных собственными семейными биографиями и/или зарубежными грантами лиц, которые мечтают опорочить как тотальное зло всю трагическую, но великую советскую историю нашей Родины.

ИА Красная Весна
_____________________

* см. «Директор музея: судите о ГУЛАГе не по официальным документам»


Tags: репрессии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments