Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

В первое полугодие 1918 г. все ЧК России расстреляли 200 человек


Большевикам, по сути, пришлось строить «органы» с нуля. При этом изначально они исходили из того, что смертная казнь в новом государстве не нужна – она просто не потребуется.

Какое наследство получили большевики от Временного правительства в плане органов правопорядка?
В буквальном смысле – никакого. Керенский развалил правоохранительную систему.

6 марта 1917 года Временное правительство объявило о ликвидации Отдельного корпуса жандармов, а 10 марта - об упразднении Департамента полиции и Главного управления по делам печати МВД. Офицеров и нижних чинов ОКЖ и полиции предписывалось направлять в строевые части. В газетах были опубликованы списки тайных агентов полиции (см. О. Логинов «История российской полиции»).
Тем самым, кстати, была разгромлена и контрразведка:
«… конкретизируя решение Временного правительства, военный министр подписал циркулярную телеграмму с указанием уволить из органов по борьбе со шпионажем всех жандармских офицеров и лиц, ранее работавших в охранных отделениях и в криминальной полиции.
Это был серьезнейший удар, прежде всего по руководящим кадрам контрразведывательных отделений, как в действующей армии, так и в тылу, поскольку офицеры упраздненного ОКЖ составляли до 90 % от общего числа начальников КРО и их помощников». (А.Зданович «Свои и чужие – интриги разведки». Демократический удар по контрразведке)

 С кризисом власти порядком застопорилось и создание новых органов правопорядка:
«Министерство внутренних дел — некогда фактически державшее в своих руках самодержавную власть и вызывавшее всеобщую ненависть — ударилось в другую крайность: оно по существу самоупразднилось. Функции ведомства фактически перешли, в распыленном виде, к местным самозванным организациям», – пишет участник тех событий А.И. Деникин («Очерки русской смуты». Глава XIII. Деятельность Временного правительства: внутренняя политика, гражданское управление; город и деревня, аграрный вопрос)

Большевикам, по сути, пришлось строить «органы» с нуля. При этом изначально они исходили из того, что смертная казнь в новом государстве не нужна, она не потребуется.
Из интервью историка Ильи Ратьковского Nakanune.ru:

Вопрос: Большевики, когда пришли к власти, первым делом отменили смертную казнь, об этом вообще забывают сегодня – какие были у них планы изначально? И что заставило вернуть эту карательную практику?
Илья Ратьковский: Первоначально предполагалось, что диктатура большинства, в силу именно этого большинства, быстро подавит сопротивление меньшинства. Ленин в своей работе "Государство и революция" прямо писал о том, что это сопротивление будет непродолжительное и не потребуется создание какого-либо специального всероссийского органа. Достаточно органов при местных советов. В этих условиях смертная казнь могла не употребляться. Важно было и следование своим дооктябрьским обещанием. А большевики обещали отменить смертную казнь, поэтому первым постановлением советской власти и стала ее отмена, а Декрет о мире был принят после этого. Однако, уже тогда осознавалось, что возможна новая обстановка, когда она может быть возобновлена. 18 февраля 1918 г. началось наступление германских войск. 21 февраля 1918 г. в условиях наступления был опубликован декрет "Социалистическое Отечество в опасности". В нем, среди прочих мер, вводился расстрел на месте преступления. Таким образом, причиной возобновления института смертной казни стала необходимость укрепления тыла в условиях начавшегося немецкого наступления.

О реальных, не мифологических масштабах репрессий ВЧК:
Вопрос: Было ли такое, что ВЧК расстреливала, как некоторые говорят, "без суда, без следствия, просто так, за анекдот, ни за что"? И каковы реальные масштабы репрессий ВЧК?
Илья Ратьковский: ВЧК являлся государственным органом, и практика его действий протекала в рамках формирующегося революционного права. Другое дело, что само революционное право подразумевало суд и приговор с учетом революционной целесообразности. Старые суды и законы были отменены декретом о суде №1, еще до образования ВЧК. Вводились народные суды и ревтрибуналы. ВЧК до конца осени 1918 г. была вне этой системы судов. Поэтому действия ВЧК декларировались декретами и постановлениями высших советских органов и инструкциями ВЧК. Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, саботажем и преступлениями по должности была щитом и мечом советской власти. Злоупотребления, естественно, были. Были и расстрелы, которые проходили даже за рамками указанной революционной законности. С этим боролись, вплоть до расстрелов, но это было. Была и реорганизация высшими советскими органами ВЧК осенью 1918 г.
Другое дело, что часто указывается на эти случаи, но не упоминается об их разбирательстве, как ЧК, так и советскими органами. Часто и преувеличивается масштаб этого явления. Собственно, и масштаб репрессивной практики ВЧК преувеличивается. Если говорить научно, то "сотен тысяч" расстрелянных органами ВЧК в годы гражданской войны не было. Было расстреляно около 50 тыс. человек. Это включая расстрелы Всеукраинской ЧК весной-летом 1919 г. (20 тыс. человек), в Крыму в конце 1920 - начале 1921 г. (8-12 тыс. человек). При этом данные расстрелы включали как расстрелы за контрреволюционную деятельность, так и бандитизм, различные злоупотребления совслужащих и т.д. Отмечу и динамику расстрелов. В первое полугодие 1918 г. все ЧК России расстреляли 200 человек, большую часть за бандитизм.

«Красный террор, как и белый террор, это часть истории гражданской войны. Собственно, ни одна гражданская война не проходила без насилия. Насилие имело место, как проявление диктатуры пролетариата или белых диктатур. Было много и злоупотреблений. Отрицать их бессмысленно и даже глупо.
Однако, надо понимать, что ни революция не делается в белых перчатках, ни контрреволюция. Еще более важно понимать, что это
насилие имело социальные корни. Российское общество не было единым до революции. Противостояние крестьян и "помещиков", иногородних и казаков, рабочих и "заводчиков", верхов и интеллигенции, да и национальный вопрос, все это было, и потом "рвануло". А была еще и Первая мировая война, которая "приучила" к обыденности смерти и насилия. Была готовность к принятию насилия, и оно было принято сторонами по отношению к своим противникам. Поэтому мифологизацией красного террора является его рассмотрение в отрыве от белого террора, от социальных и других причин», – отметил Ратьковский, автор книги «Хроника красного террора ВЧК. Карающий меч революции». (Nakanune.ru)

Говорить и думать о том, что большевики взяли власть ради власти, может только человек, мышление которого изнасиловано глубоко внедрённым потребительским сознанием, или же тот, кто сам алчет власти ради власти, ради наживы – все эти квазимонархисты и современные «бълые».

Большевики воплощали мечту о справедливом государстве, государстве равенства и братства. В этом проекте насилию места не было. Оно возникло в ответ на насилие бывших хозяев жизни, считавших Великий Октябрь победой людей низшей расы – о чём часто проговаривался любимый современными их наследниками Бунин. Красный террор в ответ на белый террор. По другому было никак.

=Arctus=


Tags: Октябрь 1917-го, репрессии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments