Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Categories:

Цифру раскулаченных Солженицын одолжил у доктора Геббельса


Мы уже с вами, дорогие читатели, обращали внимание на то, что Солженицын не гнушался плагиата, а за источниками порой обращался к Abteilung Wehrmacht-Propaganda, Sowejetrussland, – отделению пропаганды вермахта.

И вот недавно наткнулся на один текст, который проливает свет на солженицынские «разоблачения» кулацких выселок, которые сам Солженицын охарактеризовал так:
«...был поток 29-30-го годов с добрую Обь, протолкнувший в тундру и тайгу миллионов пятнадцать мужиков (а как-то и не поболе)» (АГ т. 1, с. 34).
Данная Солженицыным оценка прекрасно кореллирует с оценкой авторитетного в России источника по Голодомору и Катыни – доктора Геббельса, и, скорее всего, оттуда и позаимствована:

«Но давайте взглянем на истинное положение дел. Зернохранилища советской России, прежде поставлявшие зерно в Западную Европу, теперь не в состоянии прокормить своё собственное население. Миллионы людей умирают с голоду. Между террористическим аппаратом ОГПУ и крестьянами идёт жестокая война. Евреи Каганович, Ягода и [Карл Янович] Бауман провели насильственную коллективизацию крестьян, унёсшую жизни более 15 миллионов крестьян и членов крестьянских семей».
Йозеф Геббельс, Речь, произнесённая в Нюрнберге 10 сентября 1936 года на 8 съезде национал-социалистической партии.

Эти цифры, преломлённые через бороду Солженицына, становятся принятыми по умолчанию в обществе современных антисоветских историков и общественных деятелей. Радениями которых множится земля русская памятниками и улицами бесстыдного лжеца и клеветника, – как о нём говорили очень уважаемые в стране люди, отщепенца Солженицына.
=Arctus=

[Как было на самом деле?]
Как водится, Солженицын солгал, увеличив количество переселённых в десятки раз. Подробно о цифрах раскулаченных см. в статье «сколько сослано кулаков?» И. Пыхалова. «Основная борьба с кулачеством развернулась в 1930–1931 гг. В эти годы, как указано в справке Отдела ОГПУ по спецпереселенцам ГУЛАГа «Сведения о выселенном кулачестве в 1930–1931 гг.», было отправлено на спецпоселение 381 026 семей общей численностью 1 803 392 чел. В 1932–1940 гг. на поселение направлялись еще 489 822 чел.»



Tags: Солженицын
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 124 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
а вот дали бы ему ВМН, и все тихо было-бы...
Да добрый был товарищ Сталин. За это ему теперь и мстят.

Deleted comment

ext_4466386

3 years ago

вот что говорила вдова Солженицына:
===
Ну, это очевидно. Что касается Дзержинского, он считал, что это просто преступление против души и морального состояния народа. Если кто-то разрешит такое, то это будет преступление. Говорил: «…мы кровавый мешок тащим на плечах за собой, и кровь так и капает. И будем жить так, как мы живем. Потому что никто не раскаялся» - наоборот, в нашей стране идет неприличный арифметический подсчет: меньше, мол, погибло миллионов, чем в «Архипелаге» написано. Но все же миллионы. В стране Достоевского, сказавшего, что одна слезинка ребенка не стоит счастья будущих поколений, неприлично – считать, что если “один миллион” невинных — то это приемлемо.

«Архипелаг» был написан, когда не только архивы были закрыты, но Солженицына даже на порог исторической библиотеки не пускали. Он основывался на подсчетах довольно понимающих людей, которые сидели тоже в лагерях. И он никогда не настаивал на цифрах. В «Архипелаге» есть общий подсчет: погибшие от Гражданской войны, и в лагерях, и от голода. У нас было несколько голодов – и Поволжье, и украинский. И еще неродившиеся от погибших мужчин. Но он никогда не утверждал, что 60 миллионов погибло именно в лагерях. Никогда.
Прочие подробности тут.
Так что, Олег, не надо врать и прикрываться другими.
Неприличный подсчет... Значит, прилично врать, что ли?

mercator100

3 years ago

ivakin_alexey

3 years ago

mercator100

3 years ago

ivakin_alexey

3 years ago

mercator100

3 years ago

ivakin_alexey

3 years ago

mercator100

3 years ago

ivakin_alexey

3 years ago

mercator100

3 years ago

ivakin_alexey

3 years ago

alexfisich

3 years ago

mercator100

3 years ago

Anonymous

3 years ago

Deleted comment

diogenzaruba

3 years ago

Deleted comment

diogenzaruba

3 years ago

Deleted comment

diogenzaruba

3 years ago

Deleted comment

diogenzaruba

3 years ago

Deleted comment

diogenzaruba

3 years ago

Deleted comment

diogenzaruba

3 years ago

Deleted comment

diogenzaruba

3 years ago

Deleted comment

diogenzaruba

3 years ago

Deleted comment

diogenzaruba

3 years ago

vsvvsv

3 years ago

sitni_o

3 years ago

vsvvsv

3 years ago

diogenzaruba

3 years ago

vsvvsv

3 years ago

diogenzaruba

3 years ago

Deleted comment

diogenzaruba

3 years ago

Deleted comment

diogenzaruba

3 years ago

diogenzaruba

3 years ago

alexfisich

3 years ago

arctus

3 years ago

mercator100

3 years ago

Deleted comment

mercator100

3 years ago

ulianych

3 years ago

mercator100

3 years ago

ulianych

3 years ago

mercator100

3 years ago

Deleted comment

mercator100

3 years ago

ulianych

3 years ago

mercator100

3 years ago

ulianych

3 years ago

mercator100

3 years ago

ulianych

3 years ago

ulianych

3 years ago

mercator100

3 years ago

Deleted comment

mercator100

3 years ago

Deleted comment

mercator100

3 years ago

amentus

3 years ago

Deleted comment

amentus

3 years ago

vsvvsv

3 years ago

amentus

3 years ago

Deleted comment

amentus

3 years ago

Deleted comment

amentus

3 years ago

vsvvsv

3 years ago

amentus

3 years ago

Deleted comment

vsvvsv

3 years ago

Deleted comment

vsvvsv

3 years ago

Deleted comment

vsvvsv

3 years ago

Цитата из Геббельса - это нормально, но неплохо было б еще и цитату из Солженицына. Где он это через свою бороду переломил-то
А то Меркатор вона как-то подозрительно мягко заволновался.

:-)))

Deleted comment

ivakin_alexey

3 years ago

Deleted comment

ivakin_alexey

3 years ago

Deleted comment

ivakin_alexey

3 years ago

Deleted comment

ivakin_alexey

3 years ago

Deleted comment

ivakin_alexey

3 years ago

Deleted comment

Илья Левко

2 years ago

amentus

3 years ago

barsukov

3 years ago

barsukov

3 years ago

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal северного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
Советский пропагандист подлец по умолчанию. В костях шаритесь, все вам мало людоеды....
Тем, кто выжил в святые девяностые- разговоры о гуманизме очень интересны, да. Но это не точно.

cucuruzer

3 years ago

Как было на самом деле(из мемуара моего отца):

Мой дед Василий Павлович Юрченко представлял самый сильный тип мужчины - невысокий, кряжистый, широкоплечий. Он взял в жёны Марию Михайловну Веснину из богатого рода, с рязанскими корнями. Дед объяснял мне свой выбор заботой о потомстве - уж очень сильные и красивые мужики в этом роду. Василий Павлович был гордым человеком. Женившись на богатой, хотел компенсировать "неравенство" умным хозяйствованием, быстро разбогатеть. Разгульное поколение в роду опять сменялось накопительским. Но его стремление подорвала коллективизация…
В своём первенце, Иване, моём будущем отце, он видел помощника и преемника в хозяйстве. Однако у Марии Михайловны был властный характер, она решительно заявила: "Дать образование ".
По сёлам начали ездить бригады большевистских функционеров, собирать сходки, агитировать за колхоз. После политического многословия поднимался Василий Павлович и заявлял: "Хозяйствовать умеем, страну кормим, а начальства нам не надо!" Журавка не шла в колхоз.
Так повторялось несколько раз. Начальству это надоело. Василия Павловича со товарищи судили за антисоветскую пропаганду. Судья сказал:"Как же так, Василий Павлович, ваш брат председатель губисполкома, а вы против советской власти…" Ему давали подсказку - покаяться. Ответил: "Нет у меня такого брата!"
Мне объяснял: " Не мог по другому. Я подбил людей держаться. А теперь их в лагерь, а меня на свободу?"
Потом, когда от голода умерли два его маленьких сына, всю жизнь мучился за эту свою принципиальность…
Когда умирали младенцы, его жена крикнула: " Ни дна ему, ни покрышки за его норов!"
Он пережил неразрешимое душевное противоречие…
С трёх сторон лагерь был огорожен колючей проволокой и вышками с охраной. С четвёртой стороны - непроходимая топь, за ней вдалеке - насыпь железной дороги, где ходили охранники с собаками.
Рубили лес. Заключённый, не выполнивший норму, не получал пайку хлеба. На одной баланде он имел мало шансов выполнить норму на следующий день… Первыми, как рассказывал дед, начали умирать высокие белые мужики.
Василий Павлович сбил бригаду из родственников. "Сила была немереная, я дорабатывал за всех." Стал помогать другим, жалко было людей. Но бригада приказала: "Васька, за чужих не работай, ты нас должен кормить." Василий Павлович взорвался: "Я должен кормить вас, лоботрясов?! А кто кормит моих детей?!" И пошёл в трясину. Степняк оказался настолько силен и ловок, что перелез через непроходимое болото, вышел к насыпи железной дороги. "Вдруг два охранника с собакой. Я опять в болото. Собака почуяла, рвалась в мою сторону, но охранники не хотели рисковать, оттянули овчарку, пошли дальше. А тут товарняк. Я прицепился и поехал…"
На остановках в сумерках выходил из вагона, просил кусочек хлеба у торговок. Давали.
Долго добирался на перекладных до Минеральных Вод. Оттуда пешком в Журавку. "Подходил к селу, когда на горе показались телеги с людьми. Первое желание - спрятаться под мосточек. Но меня заметили, найдут. Будь что будет, пошёл прямо на них." Оказалось, начальство ехало на уездную конференцию. "Они поздоровались, а я не ответил, отвернул морду и прошёл мимо…" Больше к нему не прицеплялись. Видимо, решили, что оправдан, раз ведёт себя так гордо. Да и брат у него большой начальник…
От греха подальше, перевёз семью в село Благодарное. Не разу в жизни не числился ни в колхозе, ни в советских предприятиях и организациях. На прокорм семьи зарабатывал индивидуально. Был универсал, мастер на все руки. Столяр, бондарь, плотник, строитель, механик. Сам изготовил большой токарный станок по дереву с ножным приводом.
Коллективизация так обездолила русское население Северного Кавказа, что заказов не было. Пешком через Кавказский хребет много раз ходил в Грузию. Делал бочки для вина, Строил, зарабатывал.
В Благодарном в те годы механической лесопилки ещё не было. Василий Павлович с напарником, балтийским матросом, заключали договоры на ручную распиловку брёвен на доски. Это - тяжелейшая работа. Но семья не бедствовала.
В войну при отступлении подожгли элеватор. Дедушка успел навозить чуть пригоревшего зерна, сделать запас на тяжелые годы.
Не курил. Я первый курящий в роду, да и то начал баловаться в Москве.
Пил как древний грек - сухое вино разводил пополам с водой. Прекрасный винодел. Его "мушкатик" набирал предельную для сухого вина крепость в 16 градусов. Водку пил только в застольях с родственниками. Был весёлым тамадой, каждую чарку сопровождал шутками-прибаутками. Не пьянел. Василий Павлович сохранял в подвале до моего отпуска бочку солёных арбузов. Это - деликатес, самая вкусная закуска для вина. Говаривал: "Не пей от скуки, грешно. А когда сделал трудную работу, утри пот со лба и пей вино."
Дед не прощал моему отцу отход от религиозности. Они любили друг друга, но жили в идеологическом конфликте. У деда - старая христианская психика, у отца - идеология эпохи Просвещения. Не безошибочная, конечно же… Меня дед принимал за единомышленника, я никогда не возражал его проповедям. К тому же Мария Михайловна научила меня, малыша, молить бога, чтобы отец вернулся с войны. "Ты безгрешный, боженька услышит тебя." Я истово молился. Отец пришёл без единого ранения, хотя однажды автоматная очередь прошила доски в сантиметре от его тела.
Мария Михайловна восхитилась моим сыном Митей, когда его годовалого я привёз показать старикам. Вниз, на кухню вели деревянные ступеньки. Все дети падали, бывало много крику. А Митя лёг животиком на верхнюю ступеньку, осторожно нащупал ножкой следующую, переполз на неё, и так далее, благополучно спустился на кухню. Бабушка сказала: мудрый, как старик. Она организовала крещение Мити в Благодарненской церкви. Поп потребовал расписаться, что отец согласен на крещение. "У меня райком вот где сидит!" И похлопал по загривку. Я расписался, поп посмотрел с уважением. Тогда для многих это могло стать концом карьеры.
… До сих пор моя душа согревается, когда вспоминаю просветлённые, любящие глаза Марии Михайловны.
Когда мальчишкой я уезжал поступать в Московский Университет, дед сказал: "Хорошенько запомни: Юрченки никогда не были рабами!" И взял с меня зарок: не играй в карты, не трать казённые деньги, не пожелай чужой жены!
Уже в хрущёвскую оттепель дед спросил: "Когда вы будете судить бандитов-большевиков из продотрядов? Они бабам груди резали, а мужикам ставили лампадку между ног. Выпытывали, где зерно. А те терпели, без хлеба дети помрут…" "Ещё рано об этом говорить" - ответил я. "Они перемрут до вашего суда" - сказал он с горечью…
Самые бесчеловечные бандиты - это одержимые какой-нибудь идеей - религиозной, национальной, социальной…
В 1956 году дед был архитектор и строитель отцовского дома в Северном.
У него была Библия в кожаном переплёте, доставшаяся от отца, церковного старосты. В Библии - родословная от Хопра( все родственники с момента исхода с Хопра - река, приток Дона) на пожелтевших листах, написанная старинным почерком. Не могу простить себе, что не переписал. Молодость легкомысленна…
Последний раз видел его когда ему было 84 года, разбитого параличом. Попросил вывести его на любимый виноградник. Смотрел, радовался. А потом: "Внучек, подержи мне хуй поссать. Какой я сильный мужик был! А теперь руки дрожат". Пожаловался: "Мне нужно иногда выпить своего винца, единственная радость осталась, а мамашка не даёт". Мамашка, моя крёстная мать, его старшая дочь Евдокия, сказала мне: "Живи здесь, ухаживай за дедом, и наливай винца. А у меня нет сил его ворочать, когда он обмочится". Я попросил передать мне как старшему в роду Библию и две старинные иконы. Он сказал: "Когда мамашка умрёт, забирай".
При кончине Евдокии Васильевны я был в Москве, мне даже не сообщили. По благодарненскому обычаю иконы и Библию раздали верующим старичкам. Так всё и пропало…
У меня в жизни пропадало всё. Неужели судьба ничего не вернёт?…
А как насчет идеи жадности? Адам Смит утверждал, что именно жадность и страх голода двигают невидимой рукой. Люди гибнут десятками миллионов под этой невидимой дланью.

mitrichu

3 years ago

Deleted comment

Министерства стран-союзников ничего не говорили о коллективизации

Deleted comment

arctus

3 years ago

Deleted comment

Deleted comment

alexfisich

3 years ago

Deleted comment

alexfisich

3 years ago

Deleted comment

alexfisich

3 years ago

Deleted comment

alexfisich

3 years ago

Deleted comment

alexfisich

3 years ago

Deleted comment

alexfisich

3 years ago

Deleted comment

alexfisich

3 years ago

Deleted comment

alexfisich

3 years ago

Deleted comment

alexfisich

3 years ago

Deleted comment

alexfisich

3 years ago

Anonymous

January 28 2018, 16:57:37 UTC 3 years ago

Вэо первых Архипелаг Гулаг это художественное произведение вы еще начните Воланда Булгакова обсуждать.
Раскулачили и выселили 2,5 млн человек это мало по вашему,в результате страна получила голод начала 30-х со смертью миллионов,а к производству сельхоз продуктов уровня 1928 года вернулась только после войны.
Куда выселили?

Deleted comment

ext_4466386

3 years ago

alexfisich

3 years ago

Вы попали в Т30P самых обсуждаемых тем в блогосфере.
Это Ваш 1-й ТОПовый пост в этом году.
Посмотреть статистику автора можно в карточке топблогера.
Как оно начиналось.
Кровавая резня под Епифанью
Невыдуманная история Гражданской войны

В январские дни 1918 года Тульскую губернию облетела весть о кровавом побоище в Епифанском уезде (ныне Кимовский район). Голодающие крестьяне села Александровка попытались купить излишки хлеба в соседней деревне Андреевке, жители которой, в ответ, «угостили» неимущих ружейными пулями, вилами и топорами. В результате убиты были семеро, 21 — изувечен. Описание ужасающей истории сохранилось в газете «Тульская молва» за № 3039 от 23 января (5 февраля) 1918 года.
За сочувствием и излишками

Село Александровка Епифанского уезда состояло почти из одних бедняков. Житель имел здесь всего по три сажени надельной земли (1 сажень — 2,1 метра. — С. Т.). Обреченные на безысходный голод крестьяне «неоднократно обращались в волостную земскую управу и продовольственный комитет с просьбой о снабжении их хлебом», но ничего не менялось.
«Между тем в соседней деревне Андреевке находились большие излишки хлеба», так как там проживали преимущественно зажиточные крестьяне: 60 дворов относились к числу богатых и только 5–7 — неимущих. К тому же, несмотря на повсеместную борьбу со спекуляцией, из Андреевки как ни в чем не бывало вывозился хлеб для продажи в Москву по завышенным ценам. Организовал такую торговлю некто В. И. Утенков, о чем в округе знал каждый.
Поэтому воодушевленные декретами новой власти, борьбой со спекуляцией и бедностью крестьяне Александровки решили искать сочувствия у состоятельных соседей. Что из этого получилось, со слов очевидцев записал корреспондент «Тульской молвы».
16 (29) января 1918 года «крестьяне села Александровки, ехавшие с соломой из села Румянцева, настигли по дороге пять подвод (грузовых телег на конной тяге. — С. Т.) с овсом, купленным, как выяснилось впоследствии, у В. И. Утенкова и отправляемым в Москву.
Обоз этот был задержан и препровожден в Александровку.
В этот же день выборные от села Александровки крестьяне, явившись в деревню Андреевку, попросили собрать сход, на котором и заявили волостному комитету, что из их деревни, как это замечалось ранее, а теперь уже доказано (задержанный овес), производится со спекулятивными целями вывозка хлеба, и просили выяснить спекулянтов» — вполне законное по тому времени требование.
На что крестьяне Андреевки ответили: «вывозкой и продажей хлеба занимается вся деревня», добавив к тому, что «никто им этого не запретит». Что же касается голода в соседнем селе, то помощь они могут оказать, но только после ревизии запасов. Делегацию из Александровки уверили: при наличии излишков хлеб будет продан по твердым ценам, причем как жителям Александровки, так и своим неимущим.
На том и разошлись.
Ревизию запасов хлеба провели быстро. Излишки обнаружились, в чем никто и не сомневался. «По разверстке пришлось на домонеимущих в деревне Андреевке 187 пудов (1 пуд = 16,38 кг. — С. Т.) [хлеба]… на долю беднейших крестьян с. Александровки 542 пуда.
После разверстки хлеба крестьяне с. Александровки предложили Андреевскому комитету составить списки на отпущенный по твердым ценам хлеб и на другой день утром на 30 подводах явиться в деревню Андреевку за хлебом».
Казалось, всё хорошо. Но только зажиточные крестьяне вовсе не собирались расставаться с излишками.
Как выяснилось впоследствии, в ночь перед прибытием подвод из Александровки некоторые зажиточные крестьяне Андреевки распространили слух, что наутро к ним приедут грабители и конфискуют весь хлеб.
Предостережение действие возымело.
Ружья, вилы, топоры

Около 10 часов утра 17 (30) января 1918 года уполномоченные из села Александровка предложили старосте деревни Андреевка получить с них деньги за хлеб. Деревенский вожак брать внушительную сумму не отказывался, но и не спешил оформить сделку — тянул время под любыми предлогами. По прошествии получаса «с двух сторон деревни… крестьяне Андреевки стали выходить из изб», образуя толпу. Присмотревшись к собравшимся, покупатели излишков оцепенели: в руках крестьян были ружья, револьверы, вилы и топоры.
Одновременно с этим на околице деревни показались приближающиеся подводы, предназначенные для доставки в Александровку купленного хлеба. Обещание «грабежа», распространенное по деревне и округе, стало как будто сбываться. Оставалось только дать знак разозленной толпе к свершению самосуда над недоумевающими «грабителями». То, что началось дальше, по описанию корреспондента «Тульской молвы», походит на современный фильм ужасов, — слабонервным не читать!
«Вооруженные крестьяне по знаку одного из руководителей их напали на беззащитных крестьян с. Александровки, погнав их перед собой по дороге…
Началось дикое кошмарное избиение. В уезжающих на подводах и в панике разбегающихся крестьян стреляли из ружей и револьверов, настигали их, рубили топорами, кромсали косами, серпами и т. д.».
В результате кровавого побоища оказались убитыми на месте шесть крестьян: Д. М. Савкин, И. И. Денисов, Н. П. Ильин, Г. Г. Родионов, С. С. Шилкин, Д. Д. Цикунов, тяжело ранеными: Ф. А. Маденков, М. П. Федин, В. Качалин, Г. И. Ильин, И. К. Савкин, Ф. Ефимов и другие, всего 14 чел. Еще несколько приезжих получили легкие ранения.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →