Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Categories:

Украинская писательница бредит. Теперь о РККА в Киеве


«В 1918 году, когда Муравьев с Красной армией ворвались в Киев, то убивали всех, кто шел на встречу, разговаривая на украинском языке, и кто ходил в вышиванке. А тогда Киев весь разговаривал на украинском языке и был в вышиванках. За три дня было отстреляно пол-Киева. С тех пор Киев стал говорить всегда «по-русски», как любят сейчас говорить ставшие русскоязычными», – заявила  на голубом глазу Ницой.

Необразованной или повредившейся умом украинской писательнице должны быть известны впечатления о Киеве 1918 года непосредственных свидетелей.

Наблюдения Константина Паустовского:
«...так началась в Киеве короткая легкомысленная власть Директории.

Киевляне, склонные, как все южные люди, к иронии, сделали из нового "самостийного" правительства мишень для неслыханного количества анекдотов. Особенно веселило киевлян то обстоятельство, что в первые дни петлюровской власти опереточные гайдамаки ходили по Крещатику со стремянками, влезали на них, снимали все русские вывески и вешали вместо них украинские.

Петлюра привез с собой так называемый галицийский язык - довольно тяжеловесный и полный заимствований из соседних языков. И блестящий, действительно жемчужный, как зубы задорных молодиц, острый, поющий, народный язык Украины отступил перед новым пришельцем в далекие шевченковские хаты и в тихие деревенские левады. Там он и прожил "тишком" все тяжелые годы, но сохранил свою поэтичность и не позволил сломать себе хребет.

При Петлюре все казалось нарочитым - и гайдамаки, и язык, и вся его политика, и сивоусые громадяне-шовинисты, что выползли в огромном количестве из пыльных нор, и деньги,- все, вплоть до анекдотических отчетов Директории перед народом. Но об этом речь будет впереди».

Из сцены в зале отчета Директории в зале «кинематографа "Аре"»:
«Министр был одет в широченные серые брюки в полоску, такой же широченный чесучовый пиджак с оттянутыми карманами и в шитую рубаху, завязанную у горла тесемкой с красными помпончиками.

Никакого доклада он делать не собирался. Он подошел к рампе и начал прислушиваться к гулу в зрительном зале. Для этого министр даже поднес ладонь, сложенную чашечкой, к своему мохнатому уху. Послышался смех.

Министр удовлетворенно усмехнулся, кивнул каким-то своим мыслям и спросил:
– Москали?

Действительно, в зале сидели почти одни русские. Ничего не подозревавшие зрители простодушно ответили, что да, в зале сидят преимущественно москали.
– Т-а-ак!-зловеще сказал министр и высморкался в широченный клетчатый платок.- Очень даже понятно. Хотя и не дуже приятно. ... (далее) «Книга о жизни. глава «Фиолетовый луч»

О том, что в армии Скоропадского не знали мовы, пишет Михаил Булгаков:
Гетман. - Я давно уже хотел поставить на вид вам и другим адъютантам, что следует говорить по-украински.
Это безобразие, в конце концов!
Ни один мой офицер не говорит на языке страны,
а на украинские части это производит самое отрицательное впечатление.
Прохаю ласково.

Шервинский.-Слухаю, ваша светлость. Дежурный адъютант корнет... князь... (В сторону.)
Черт его знает, как «князь» по-украински!.. Черт! (Вслух.) Новожильцев, временно исполняющий обязанности... Я думаю... думАю... думоваю...

Гетман. - Говорите по-русски!
Шервинский. - Слушаю, ваша светлость.
(Дни Турбиных)


Письменныця Ницой, к тому же, перепутала: в 1918-м Киев захватили петлюровцы, они, да, устроили резню «москалям». О коих событиях пишет, опять же, очевидица Мария Нестерович-Берг в своих мемуарах «В борьбе с большевиками»:

«... На второй же день после вторженія Петлюры мне сообщили, что анатомическій театръ на Функулеевской улице заваленъ трупами, что ночью привезли туда 163 офицера. Я решила пойти и
убедиться «своими глазами». Переодевщись, отправилась я въ анатомическій театръ... Сунула
сторожу 25 рублей, онъ впустилъ меня.

Господи, что я увидела! На столахъ въ пяти залахъ были сложены трупы жестоко, зверски,
злодейски, изуверски замученныхъ! Ни одного разстреляннаго или просто убитаго, все — со следами чудовищныхъ пытокъ. На полу были лужи крови, пройти нельзя, и почти у всехъ головы отрублены, у многихъ оставалась только шея съ частью подбородка, у некоторыхъ распороты животы. Всю ночь возили эти трупы. Такого ужаса я не видела даже у большевиковъ. Видела больше, много больше труповъ, но такихъ умученныхъ не было!..

— Некоторые еще были живы, — докладывалъ сторожъ, — еще корчились тутъ.
— Какъ же ихъ доставили сюда?
— На грузовикахъ. У нихъ просто. Хуже нетъ галичанъ. Кровожадные. Привезли одного: угодило
разрывной гранатой въ животъ, а голова уцелела... Такъ одинъ украинецъ прикладомъ разбилъ
голову, мозги брызнули, а украинецъ хоть бы что — обтерся и плюнулъ. Бесы, а не люди, — даже перекрестился сторож.

Мельчает властитель украинских дум, писатель-«пысьменныки».
=Arctus=


Tags: Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments