Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Categories:

Аэропорты Москвы назвать именем Пушкина


Почему таков выбор?
В России экономика существует для банков, и Москва – финансовый, банковский центр страны. Александр Сергеевич прекрасно высказался о посмертной карьере ростовщика:

И дале мы пошли — и страх обнял меня.
Бесенок, под себя поджав свое копыто,
Крутил ростовщика у адского огня.

Горячий капал жир в копченое корыто,
И лопал на огне печеный ростовщик.
А я: «Поведай мне: в сей казни что сокрыто?»

Виргилий мне: «Мой сын, сей казни смысл велик:
Одно стяжание имев всегда в предмете,
Жир должников своих сосал сей злой старик

И их безжалостно крутил на вашем свете».
Тут грешник жареный протяжно возопил:
«О, если б я теперь тонул в холодной Лете!

О, если б зимний дождь мне кожу остудил!
Сто на сто я терплю: процент неимоверный!»
Тут звучно лопнул он — я взоры потупил.

Тогда услышал я (о диво!) запах скверный,
Как будто тухлое разбилось яицо,
Иль карантинный страж курил жаровней серной.

Я, нос себе зажав, отворотил лицо.
<...>

Возвращаясь с какого-нибудь банковского саммита в первопрестольную, российский банкир услышит ласковый голос бортпроводницы: «мы приземляемся в аэропорту имени Пушкина», и вспомнит бессмертные строки. «И дале мы пошли — и страх обнял меня...»

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments