Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Categories:

Зампред Центробанка реализует протофашистскую идеологему


О пожелании запрета русских народных сказок из уст зам. председателя ЦБ России Сергея Швецова и о возвращении либерального русофобского дискурса начала 2011 года: «Русская культурная матрица: тормоз на пути развития или его опора?».

Об истинном значении русских сказок в культуре и воспитании детей, а также о том, что заместитель председателя Центрально Банка (ЦБ), призывая отказаться от обучения детей русским сказкам, реализует русофобскую протофашистскую идеологему, рассказал кандидат филологических наук, доцент пермского государственного национального исследовательского университета Илья Роготнев, 16 января передает корр. ИА Красная Весна.

Филолог прокомментировал высказывание заместителя председателя ЦБ России Сергея Швецова, которое он сделал во время думских слушаний по экономике. Так, по мнению чиновника, такие сказки, как «Сказка о рыбаке и рыбке» или «По щучьему велению», с детства воспитывают в наших соотечественниках желание легкой наживы и халявы. По его мнению, сказка «По щучьему велению» заставляет людей верить в возможность всю жизнь провести на печи, а потом поймать щуку и поправить свое финансовое положение. «Мы должны отказаться от этого бэкграунда — обучать детей халяве. Это очень важно», — заявил Швецов.

Доцент пермского университета так прокомментировал позицию зампреда ЦБ России:

«Не берусь комментировать экономическую сторону, осознавая, в отличие от эксперта ЦБ, границы своей компетентности. В собственно «культурологическом» ключе можно выделить три аспекта вопроса.

Во-первых, фактологический: сюжеты, характерные для названных сказок, встречаются в сказках едва ли не всех народов мира, что я связываю с универсальной для человечества утопической идеей об отмене труда как обязательного условия социального бытия; сказка к тому же обладает мифологическим кодом, который позволяет толковать описанные в ней события как имеющие отношение к пограничью или «заграничью» миров. Дети мифологический код легко считывают, в отличие от чиновников ЦБ, которые хоть и конструируют сказки, но не знают тонких ментальных механик, а потому и конструируют их крайне неубедительно.

Во-вторых, аспект методологический: известно, что народная культура принципиально обладает множеством каналов трансляции культурно значимой информации. Кроме волшебной сказки, существуют, скажем, пословицы или ритуалы, транслирующие традиционную трудовую этику. Потому, даже верно интерпретировав смысл сказки, нельзя делать вывод о картине мира в целом (последняя воспроизводится через совокупный эффект множества жанров, традиционного ландшафта, календаря, устойчивых выражений языка и др.).

Помимо волшебной сказки, повествующей о событиях трансгрессивных (пересекающих границы), существуют, скажем, бытовые сказки, повествующие о вреде «халявы», о том, что кашу из топора сварить нельзя. С чем можно согласиться, так это с тем, что трудовая этика сегодня в значительной мере деконструирована: современная культура и социальный контекст убеждают ребенка в том, что деньги доминируют над трудом (а не наоборот); очевидно, что господствующие группы стимулируют распространение благородного образа своего господства; к сожалению в этой символической борьбе доминируют даже не классические буржуа, но именно хозяева финансовых потоков и властители денежных знаков. Разумеется, созданная медиа «картинка» не работает на ретрансляцию традиционных идеалов честного труда и справедливого вознаграждения.

Наконец, позволю себе истолковать текст самого эксперта. Он явным образом реализует ультраконсервативную (протофашистскую) идеологему: (русская) ментальность является помехой развитию. Как идеологема, она не может быть доказана и не подвержена рациональным опровержениям (подобно вере в магическую силу крови или вездесущий еврейский заговор). Идеологема призвана объяснить реальность с учетом политической выгоды и мобилизовать на действие. В частности, идеологема ментальной ущербности позволяет объяснить провал финансово-экономической политики властей («народ не тот», нужно еще сто лет «выдавливать раба» и т. д.).

Мобилизует она на борьбу с поддерживающими идентичность символическими традициями — и тут что борьба с русской классикой, что борьба с русским фольклором. Эта борьба иррациональная. Иррациональность связана с крайней степенью идеологизации дискурса. Любопытно вообще, что ЦБ и финансово-экономические власти как таковые решили играть на идеологическом поле. Выйдя на это поле, они раз за разом обнаруживают силу протофашистских идеологем. Анализ этого дискурса ставит вопрос об адекватности групп, проводящих финансовую политику, но это уже, повторюсь, вне сферы моей компетентности».

Напомним, что в либеральной среде давно и на высоком элитном и экспертном уровне обсуждается тезис о том, что «Русская культурная матрица является тормозом на пути развития» России. В частности, данный тезис обсуждался на ХIХ ассамблее Совета по внешней и оборонной политике. Из чего делается вывод, что Россия должна перейти полностью на западную модель развития и полностью отказаться не только от собственной модели развития, но и от своей самобытной культуры.
[https://rossaprimavera.ru/news/5d8bf5ae ]


Tags: Либеральный фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments