Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Буткявичус - я планировал жертвы у Вильнюсской телебашни 1991


«Я прямо скажу - да, я планировал это. Я работал долгое время с институтом Эйнштейна, с профессором Джином Шарпом» - экс-министр обороны Литвы Аудрюс Буткявичус, которого называют одним из режиссеров защиты телевизионного центра, телебашни и здания Верховного совета в Вильнюсе и конфликта с советскими военными.
***
Буткявичус в момент трагических событий был одним из приближенных к председателю Верховного совета и фактически первому руководителю независимой Литвы Витаутасу Ландсбергису. Однако спустя некоторое время политики разошлись во взглядах и стали непримиримыми оппонентами. Неприязнь Буткявичуса к Ландсбергису и послужила катализатором сенсационных откровений, которые экс-министр обороны дал русскоязычному еженедельнику в Литве, газете "Обзор". Эти откровения были сделаны больше десяти лет назад, но после короткого скандала о них быстро забыли. Хотя именно эти свидетельства фактически полностью меняют официальную трактовку тех событий, которые в Литве официально называются как однозначная и неоспоримая "агрессия СССР против независимой Литвы", а любое отрицание факта этой агрессии влечет наказание в виде лишения свободы сроком до двух лет.


Помимо свидетельств непосредственно о трагедии 13 января, в серии интервью с Буткявичусом впитан дух движения за независимость Литвы "Саюдис", которое, по словам Буткявичуса, состояло чуть ли не полностью из агентов КГБ. <...> ИА REGNUM благодарит еженедельник "Обзор" за предоставленный архив своих материалов и публикует основные моменты интервью Аудрюса Буткявичуса о событиях 13 января 1991 года, которое он дал с апреля по июль 2000 года.
***
Жертвы январских событий Вы планировали?
Да.
То есть Вы сознательно шли на эти жертвы?
Да.

И Вы не чувствовали угрызений совести ну... за то, что Вы людей в общем-то подставили?


Чувствовал. Но и мои родители тоже там были. Я не имел никакой личной гарантии. Вот это единственное мое оправдание. Там стояли мои папа и мама. Я не охранял себя даже бронежилетом. Я не имел какой-то личной охраны. Я просто играл, ясно сознавая, что произойдет. Но я хочу сказать, по сравнению с тем, что происходило в других местах Союза, это были очень маленькие жертвы. Я не могу оправдать себя перед родными погибших. Но перед историей - да. Я могу сказать другое - эти жертвы нанесли такой сильный удар по двум главным столпам советской власти - по армии и по КГБ - произошла их компрометация.
Я прямо скажу - да, я планировал это. Я работал долгое время с институтом Эйнштейна, с профессором Джином Шарпом, который занимался, что называется, гражданской обороной. Или психологической войной. Да, и я планировал, как поставить советскую армию в очень неудобную психологическую позицию, чтобы любой офицер стал стыдиться того, что он там находится. Это была психологическая война. В этом конфликте мы не могли выиграть, употребляя силу. Это было ясно. И я старался перетянуть конфликт на другую фазу - на фазу психологической стычки. Я выиграл. Я могу сказать "я", потому что планы ненасильственной обороны были разработаны задолго до январских событий. И это лежало на мне как на человеке, со студенческих лет занимавшемся психологией. В том числе и психологической войной, как дисциплиной.


Вы не обижайтесь, но Вы стали своеобразным психологическим провокатором, Вы просто спровоцировали...
А как же? Да. Да, я намеренно шел на ТО, думая, какие действия будут. Зная, как будет выглядеть игра с ИХ стороны. Знаете, наверное, такой старый анекдот про военных: вскрывают череп военному и смотрят, что между ушей мозгов нет, есть только красная нить. Никто не знает, для чего эта нить. Давай перережем. И уши отвалились. Оказывается, нить была для поддержки ушей. Там есть только одна нить. ОНИ работают очень прямо. В Советском Союзе в военной среде не было разработано психологических операций, все действовали по одной, очень примитивной схеме. И я это понимал. Вот и все.

И Вы этим успешно воспользовались...
Да. Я знал, что они делают, знал, какая у них игра. Были мои разговоры тогда с Моисеевым, маршалом Советского Союза. Я знал, что выход Литвы из состава Союза в их планах, для меня не было какого-то недопонимания, что тут происходит. ОНИ играли очень ясно, я имею в виду группировку вокруг Ельцина, шло все это брожение, и просто я знал, что нельзя допустить, чтобы нас раздавили. Так и шла игра. Вы все это напишите. Мне надоело политиканство, я хочу очень прямо сказать, что было сделано. Я не хочу что-то скрывать.

(Из интервью Натальи Лопатинской с Аудрюсом Буткявичусом, "Обзор" №15 (170) апрель 2000 г.)






Подробнее - ИА Регнум (1) (2)
***

Но шакалы вцепились в 94-летнего маршала Язова, героя Войны, уничтожавшего их мерзотных нацистов-отцов. Отмстить решили, ублюдки.
Tags: Прибалтика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments