Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Монархисты за большевиков (вторая часть)


Продолжение. начало см. здесь.

Резко отрицательно к советской власти отнесся член Главной палаты РНСМА и Русского собрания Г.А. Шечков, который, как и многие черносотенцы, воспринял победу большевизма как явление религиозное. Под большевизмом этот видный правый деятель понимал воплощение борьбы сил зла с христианством, т.к. большевизм, по его мнению, опирался на самые низменные свойства человеческой души: эгоизм, жадность, вероломство, разврат, жестокость. Если не положить ему конец, предсказывал Шечков, "то Россия останется без Церкви, без национальной интеллигенции, без традиций и обратится в страну измученных, голодных, обнищалых рабов, готовых за краюшку заплесневелого хлеба работать физически на кого угодно, кто только обеспечит им кое-какую безопасность и относительное спокойствие"
[23].


Другой видный деятель черносотенного движения - лидер РНСМА В.М. Пуришкевич, один из первых проницательно обративший внимание на опасность большевизма [24], также был убежден, что приход большевиков к власти - во многом "заслуга" Временного правительства, допустившего его. Впрочем, это нисколько не "обеляло" в его глазах узурпировавших власть большевиков - буквально сразу же после октябрьского переворота Пуришкевич со свойственной ему энергией включился в борьбу с ними, уже 4 ноября 1917 г. призывая атамана А.М. Каледина скинуть с Петрограда "большевистское ярмо" и очистить столицу от захвативших ее "преступников и черни" "публичными расстрелами и виселицей" [25].

Выступая в начале 1918 г. перед революционным трибуналом, Пуришкевич, еще не исцелившийся от быстро усвоенной им в февральско-мартовские дни революционно-патриотической риторики, обвинил большевиков в... контрреволюции: "...И теперь, когда партия большевиков захватила власть, - Россия стала распинаться ими, и начался великий распад. Стали отделяться Украина, Дон, Финляндия, за ними объявляют свою независимость чуть не каждая область - вся Россия, не признавая власти большевиков, раскалывается, уходит от них. Что же это? Все они заговорщики против вас, ничтожного меньшинства? Заговорщики - вы. Контрреволюционеры - вы, ибо в тюрьмы сажаете всех истинных защитников революции" [26].

Оказавшись в ходе Гражданской войны на Белом Юге, Пуришкевич будет пытаться разъяснить вождям Белого движения, что, борясь исключительно с большевиками, они борются лишь с последствиями, а не с причинами (ослаблением православной веры и монархического чувства в народе; либерализмом, подготовившим почву для прихода к власти большевиков) [27]. Являясь непримиримым борцом с большевизмом, главной целью которого Пуришкевич считал "растление христианских народов мира в интересах иудаизма", лидер правых признавал и "твердость этой (советской - авт.) власти и волевой импульс ее проводников" [28]. Но ничего позитивного, в отличие от некоторых своих недавних единомышленников, в установлении советской власти Пуришкевич не усматривал - для него большевики всегда оставались узурпаторами и насильниками, "заливающие реками русской народ[ной] крови родные поля в братоубийственной распре" [29].

Разгон большевиками Учредительного собрания в начале января 1918 года, также был отмечен комментариями черносотенцев. Причем, являясь убежденными идеологическими противниками большевизма, к факту разгона демократической "Учредилки" многие из них отнеслись сочувственно. Комментируя в своем дневнике бесславный конец Учредительного собрания, Б.В. Никольский отмечал: "Учредилку-то разогнали, - слава Богу. Эти люди, по крайней мере, имеют энергию, пропорциональную их идиотизму, и топят и себя и весь наш подлый бунт, и заодно социализм" [30]. (см. подробнее:
об отношении монархистов к Учедит.собранию)

Импонировал разгон этого демократического органа и бывшему председателю Главного совета СРН Н.Е. Маркову. С нескрываемым удовлетворением он описывал конец единственного заседания "Учредилки", "когда по приказу шустрого иудея Урицкого пьяный матрос Желязняков вошел в зал торжественного заседания Учредительного собрания и, хлопнув по плечу председателя собрания - великого селянина Чернова, заявил, что ему, Желязнякову, и его матросам надоела эта болтовня и что Учредительному собранию приказано зашабашить..." [31]

При этом Марков, отказываясь примириться с советской властью и объявив ей войну, отдавал должное решительности своих противников слева, отмечая, что "если говорить правду, то в большинстве своем народ сочувствовал матросу Желязнякову". "Для простонародья (значит для большинства) социалисты-большевики были желаннее всех, ибо все то, что социалисты отдельных мастей обещали давать лишь в постепенности и в соразмерности с остатками здравого смысла, социалисты-большевики выбрасывали сразу же и без всякой соразмерности" [32].

Характерно и показательно, что подавляющее большинство активных деятелей черной сотни, не испытывая никаких симпатий к большевистской власти, тем не менее уклонились от вооруженного противостояния ей. Лишь единицы из них приняли участие в Белом движении, да и то, как правило, находясь в правой оппозиции белому генералитету (например, Н.Е. Марков и В.М. Пуришкевич). В отличие от либералов и социалистов, процент вынужденно бежавших из страны черносотенцев также невелик - большинство из них осталось в России, разделив свою судьбу с Родиной. Но почти все они вскоре были уничтожены - основная часть в годы "красного террора", остальные - в 1930-е.

Известны также случаи и добровольного сотрудничества отдельных черносотенцев с большевиками. Так, член Совета Русского собрания видный русский военный инженер К.И. Величко
одним из первых поступил на службу в РККА, поскольку счел для себя необходимым в деле обороны России от немцев примкнуть к единственной в стране организованной политической силе. (и он далеко не один - подробнее о царских красных генералах - I, II, III. - arctus)

Член СРН, секретарь видного правого сановника И.Г. Щегловитова А. Колесов поддержал власть большевиков с первого дня. А священник С. Фрязинов утверждал, что к большевикам "примыкают и все те громилы, которые раньше представляли из себя грязную, и вместе с тем, грозную армию так называемых черносотенцев"
[33]. Впрочем, приведенное выше свидетельство весьма тенденциозно и, как очевидно, принадлежит противнику правых.

Подводя итог, заметим, что известные на сегодняшний день факты говорят о том, что одна часть известных деятелей черносотенного движения не признала власти большевиков, и пыталась противостоять ей путем создания подпольных монархических организаций; другая - смирились с советской властью, воспринимая ее как кару, постигшую народ за его прегрешения. Вместе с тем, вполне можно допустить, что бывшая инертная социальная база многотысячной черной сотни, в изменившихся политических условиях действительно могла переориентироваться, как это не покажется на первый взгляд парадоксальным, с крайне-правых на крайне-левых - ведь в социально-экономических доктринах и антибуржуазном пафосе этих двух политически противоположных течений было немало схожего.
к.и.н. Андрей Александрович Иванов, к.и.н. Дмитрий Игоревич Стогов.
ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] См., напр.: Касвинов М.К. Двадцать три ступени вниз. М., 1987. С. 416.
[2] См., напр.: Монархист и Советы. Письма Б.В. Никольского к Б.А. Садовскому 1913-1918. Публикация С.В. Шумихина // Звенья. М.; СПб., 1992. С. 347.
[3] Государственная дума. Созыв IV. Сессия I. СПб., 1912. Стлб. 527.
[4] Двуглавый орел. (Париж). 1929. N 34. 30 ноября (13 декабря). С. 1627.
[5] Степанов А.[Д.] Соболевский А.И. // Черная сотня. Историческая энциклопедия. 1900-1917 / Сост. А.Д.Степанов, А.А.Иванов. М., 2008. С. 494.
[6] Степанов С.А. Черная сотня. Изд. 2-е, доп. и перераб. М., 2005. С. 462.
[7] РГИА. Ф. 1006 (Б.В. Никольский). Оп. 1. Д. 4 а. Л. 72 об.
[8] Там же. Л. 186 а.
[9] Там же. Л. 315 а - 315 б.
[10] Письмо Б.В. Никольского к Б.А. Садовскому, 26 октября (8 ноября) 1918 г. // Монархист и Советы. Письма Б.В. Никольского к Б.А. Садовскому 1913-1918. С. 371-372.
[11] Кожинов В.В. "Черносотенцы" и революция. М., 1998. С. 157.
[12] Монархист и Советы... С. 372-373. А в 1930-е гг. и писатель-монархист Б.А. Садовский запишет в дневнике: "Всякий честный монархист должен сознаться, что большевики все же лучше президента Милюкова или императора Кирилла..." (Цит. по:Репников А.В. Консервативные концепции переустройства России. М., 2007. С. 446).
[13] Следственное дело доктора Дубровина / Вст. ст., публ. и прим. В.Г. Макарова // Архив еврейской истории. Т. 1. М., 2004. С. 301. Примечательно, что во время допроса Дубровин также назвал себя "коммунистом-монархистом", поясняя, что всегда желал, "чтобы при монархическом правлении были бы все те формы правления, которые могли бы принести народу улучшение его благосостояния" (Там же.С. 280). Как тут не вспомнить консервативного философа К.Н. Леонтьева: "Чувство мое пророчит мне, что славянский православный царь возьмет когда-нибудь в руки социалистическое движение... и с благословения Церкви учредит социалистическую форму жизни на место буржуазно-либеральной. <...>Если социализм - не как нигилистический бунт и бред всеотрицания, а как законная организация труда и капитала, как новое корпоративное принудительное закрепощение человеческих обществ - имеет будущее, то в России создать и этот новый порядок, не вредящий ни Церкви, ни семье, ни высшей цивилизации, - не может никто, кроме Монархического правительства" (Цит. по:Репников А.В. "Славянский царь... учредит социалистическую форму жизни..." // Россия XXI. Общественно-политический и научный журнал. 2002. N 2 (март - апрель). С. 136-137).
[14] Шульгин В.В. Дни. 1920. М., 1989. С. 527-528.
[15] Винберг Ф.В. В плену у "обезьян" (Записки "контрреволюционера") // Верная гвардия. Русская смута глазами офицеров-монархистов / Сост. и ред. А.А. Иванов; вступ. ст., биограф.словарь и коммент. А.А. Иванов, С.Г. Зирин. М., 2008. С.101.
[16] Винберг Ф.В. Берлинские письма. IV. "Меднолобые" // Луч света. Кн. 3. Берлин, 1920. С. 59.
[17] Там же. С. 61.
[18] Винберг Ф.В. В плену у "обезьян". С. 108.
[19] Там же. С. 121.
[20] Там же. С. 107, 275.
[21] Винберг Ф.В. Берлинские письма. С. 70. В другом месте "Писем" Винберг развивал эту мысль: "Напрасно вы стараетесь отмежеваться от большевиков, своих недавних партийных товарищей, с которыми вы поссорились только потому, что не сумели поделить поровну доставшейся вам добычи, уподобляясь собакам, грызущимся из-за кости" (Там же.С. 58).
[22] Муретов А. Накануне. Пг., 1917. С. 5.
[23] Цит. по: Воспоминания товарища обер-прокурора Св. Синода кн. Н.Д. Жевахова. СПб., 2007. С. 579-580.
[24] См., напр. Пуришкевич В.М. Без забрала: открытое письмо большевикам Совета петроградских рабочих депутатов. Пг., 1917.
[25] Заговор монархической организации В.М. Пуришкевича / Публ. И. Тоболина // Красный архив. 1928. Т. 1 (26). С. 171.
[26] Новая жизнь. 1918. 5 (18) января.
[27] Подробнее см.: Иванов А.А. Всероссийская народно-государственная партия: последнее детище В.М. Пуришкевича // Герценовские чтения 2006. Актуальные проблемы социальных наук. Сб. науч. и уч.-метод. трудов / Отв. ред. В.В. Барабанов; сост. А.Б. Николаев. СПб., 2006. С. 116-118.
[28] Пуришкевич В. (Вступление) // Пуришкевич М. Монархия или Республика? Издание Главного Совета Всероссийской Народно-Государственной Партии. Ростов-на-Дону, 1919. Стр. без номера.
[29] "27-го февраля мы могли стать гражданами..." Тюремные записи В.М. Пуришкевича. Декабрь 1917 - март 1918 г. / Публ. И.С. Розенталь // Исторический архив. 1996. N 5-6. С. 122.
[30] РГИА. Ф. 1006 (Б.В. Никольский). Оп. 1. Д. 4 а. Л. 119 а.
[31] Марков Н.Е. Учредительное собрание // Марков Н.Е. Войны темных сил. Статьи. 1921 - 1937 / Сост. М.Б. Смолин. М., 2002. С. 374.
[32] Там же.
[33] Цит. по.: Лебедев С.В. Русские идеи и русское дело. Национально-патриотическое движение в России в прошлом и настоящем. СПб., 2007. С. 225.

Tags: монархисты за большевиков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments