Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Category:

Русских Украины хотят лишить своих фамилий – как в Прибалтике


3 июня 2019 года на Украине вступит в силу новое правописание украинского языка, согласно которому изменяется написание русских фамилий. Отныне князья Донской и Трубецкой станут «Донським» и «Трубецьким».

Интересно, как будет по-новоукраински звучать Врангель или Барклай-де-Толли. Или Романов. Романив? Врингиль?


22 мая 2019-го правительство Украины утвердило подготовленный ещё в октябре минувшего года проект «Украинского правописания», которое, как и принятый недавно закон об украинском языке как государственном, направлено на полное вытеснение русского языка из всех сфер жизни.

В социальных сетях продолжают потешаться над «етером» (эфиром) и «Атенами» (Афинами), однако, во-первых, упомянутое написание слов греческого происхождения с буквой Θ (тэта) является дополнением, а не заменой привычного.

А, во-вторых, — новое правописание продолжает логику упомянутого закона, и будет иметь куда более серьёзные последствия, чем заниженная оценка для русскоязычных детей в школах с «гиперсвидомыми» учителями.

Напомню, согласно статьи 41 закона «О функционировании украинского языка как государственного», названия объектов топонимики не переводятся, а передаются в официальных документах, средствах массовой информации, картографических, справочных, энциклопедических, учебных и других изданиях с помощью букв соответствующего алфавита по звучанию на украинском языке.

То есть теперь при использовании русского языка на Украине на полном серьёзе запрещено писать не только «на Украине», но и собственно «Украина», «Киев» и «Днепр» – только «Украйина», «Кыйив» и «Днипро», только хардкор.

Более того, даже зарубежные топонимы теперь нужно подавать не в переводе, а в украинской транскрипции «с учетом особенностей украинской фонетики и правописания».

Штрафы за нарушения этого закона стартуют примерно от 110 евро и доходят почти до 400 – но фарионы и ницои всё равно недовольны, ведь первая версия законопроекта предусматривала уголовную ответственность в виде шести месяцев тюремного заключения «за публичное унижение и пренебрежение к государственному языку», однако в ходе рассмотрения поправок депутаты от этой нормы отказались.

Но если закон в полном объёме начнёт действовать через полтора года, то новое правописание – уже со следующего понедельника. И оно вносит изменения в написание уже не топонимов, а русских фамилий (в разделе «Фамилии с прилагательными суффиксами и окончаниями» выделены отдельно от других славянских). Приведу этот абзац из документа полностью:

«Прилагательные окончания русских фамилий передаём так: -ый через -ий; -ий после твёрдого согласного — через -ий, после мягкого согласного — через -ій; -ая, -яя — через -а, -я: Бєлий, Островський, Крайній; Бєла, Островська, Крайня. Окончания -ой передаём через -ий: Донськúй, Крутúй, Луговськúй, Полевúй, Соловйо́в-Сєдúй, Боси́й, Трубецькúй, але Толстóй (Толстá)».

Сложно сказать, благодаря какому из Толстых – Льву Николаевичу или Алексею Николаевичу – эта русская фамилия оказалась исключением, но правило это не меняет: отныне князья Донской и Трубецкой на Украине — Донський и Трубецький, а композитор Соловьёв-Седой — Соловйов-Сєдий. Точно так же вынуждены будут сменить написание своих фамилий миллионы людей с подобными фамилиями. О смене Ивановых на Иванивых пока речь не идёт, но, как говорится, лиха беда начало.

Понятно, что профессиональные защитники украинского языка сейчас заведут свою привычную волынку в стиле «вам никто не запрещает говорить по-русски» – мол, из-за нового правописания никто не заставит людей менять документы и т.д.

Однако представим простой и очень распространённый случай: орган власти принимает решение о выделении земельного участка человеку с фамилией «Крамской». В соответствии с правописанием – а это, напомню, нормативный документ, утверждённый постановлением Кабмина Украины – чиновник обязан написать в документе фамилию «Крамський». Понятно, что если пан Крамской – ветеран АТО/ООС, то никто не будет рисковать взорванной в кабинете гранатой, и напишет фамилию как в паспорте. А вот у нормальных людей с подобными русскими фамилиями могут возникнуть проблемы.

Без сомнения, авторы всех этих нововведений опираются на опыт стран Прибалтики, где российские имена и фамилии прямо запрещены законом. Наиболее жёсткие нормы действуют в Латвии – там, согласно закону о государственном языке, все Ивановы давно стали Ивановсами. А истории про Шишкиных, которые превратились в Сиськиных (Siskins), и Пышкиных, ставших Писькиными (Piskins), уже давно перестали быть анекдотами – это грустная латвийская реальность, на которую закрывают глаза в Брюсселе и Страсбурге. К сожалению, Европейский суд по правам человека при всех попытках обжалования окончания «с» в фамилии становился на сторону латвийского государства.

Причём если это окончание хотя бы формально соответствует местным языковым нормам, то есть масса примеров обычного издевательства чиновников над русскими. К примеру, несколько лет назад Министерство юстиции Латвии отказало Галине Введенской в присвоении фамилии по мужу (Vvedenska), мотивируя это тем, что наличие двух букв V в фамилии является «существенным ограничением демократического государственного устройства». Через три года судебных тяжб женщине всё же удалось добиться справедливости, однако, по оценкам правозащитников, искажению имен и фамилий в Латвии подверглись более миллиона человек – как правило, русских.

Подобная ситуация и в Литве, только там «репрессиям» подвергаются ещё и польские фамилии – в Вильнюсе хорошо помнят, что в 1919-1939 этот город принадлежал Польше. Местным полякам запрещают писать фамилии с использованием буквы W – мол, её нет в литовском алфавите. Причём страдают от этого сами литовцы, которые меняют фамилии в связи с браками с гражданами стран, где эта буква используется.

К примеру, только через суд две гражданки Литвы, вышедшие замуж за бельгийцев, смогли получить паспорта с фамилиями Wantens и Pauwels. Но если иски жён бельгийцев литовские суды удовлетворили достаточно быстро, то Малгожата Руневич-Вардын более 10 лет судится за право получить паспорт с записью её фамилии на польском – Runiewicz-Wardyn. Пока что женщине удалось лишь получить свидетельство о рождении сына с фамилией Wardyn – но только потому, что такова фамилия отца ребёнка, гражданина Польши.

А в Эстонии законодательство в этой сфере и вовсе парадоксально: кроме запрета отдельных фамилий «из-за сложного или не соответствующего употреблению эстонского языка написания или произношения, либо общеязыкового значения», там также запрещено без специального разрешения менять фамилию на находящуюся в специальном списке «слишком распространённых». Формально – никакой дискриминации, вот только фамилии в этом списке – почти на 100% русские: Иванов, Петров, Сидоров, Васильев, Попов, Алексеев, Степанов, Трофимов, Смирнов, Романов, Павлов, Морозов, Никифоров, Яковлев, Дмитриев и так далее.

Понятно, что изменение правописания русских фамилий, оканчивающихся на -ой, – это лишь пробный шар. Если стерпят это – то и до переименования Петровых и Поповых в Петривых и Попивых недалеко. Тем более, что надежды на смену националистического курса Украины после недавних выборов не оправдались: чуть ли не первое, что сделал новоизбранный президент – сменил в социальных сетях написание своей фамилии с «Зеленский» на «Зеленський».
https://www.politnavigator.net/russkikh-ukrainy-zastavyat-smenit-familii-kak-v-pribaltike.html
Tags: украинизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments