Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Categories:

Повторение как фарс. Украинский Киевский собор 1918 г. Глазами очевидца


Вчера прошла новость о раскольниках из так называемого Киевского Патриархата, участники которого выгоняют православных из христианских храмов.
Нечто подобное происходило на Украине и без малого сто лет назад.
Об этом интересно, живым, чудесным русским языком пишет непосредственный очевидец тех событий в Киеве - о.Вениамин (Федченков), в 1920-м духовник Врангеля, Митрополит армии и флота во врангелевском правительстве в Крыму.

События, предшествовашие и сопутствующие "Всеукраинскому православному собору" 1918 года, когда была попытка отколоть от Русской Православной Церкви украинскую её часть.
****

<…>

Конечно, многие мелочи у меня забылись, ведь уже прошло 26 лет со времени созыва Всероссийского Московского собора и 25 с половиной — Украинского.
На первом мне пришлось увидеть всю страну нашу и ее религиозных представителей, а на Украинском — украинцев. Весьма интересно, между прочим, как они будут относиться и к вопросу об отделении частей бывшей единой империи? Как отнесутся к социальным переворотам, февральскому и ноябрьскому? Как к ним отнесутся власти эпохи Керенского, Советская, Украинская директория, Скоропадский, Петлюра, большевики, интеллигенты, народные массы? Как будут вести себя представители духовенства и мирян на соборе, в частности крестьяне? Какие важные постановления будут вынесены на этих соборах? Какая борьба была на них и почему? Каковы результаты их деятельности? Начну с того, когда и как возникли идеи созыва соборов вообще.

В прежнее время, в допетровской Руси, соборы в Церкви были довольно частым и обычным явлением в церковно-общественной жизни.
   Таково было каноническое требование Церкви, таков был церковно-государственный строй старой Руси. Петр I оборвал эту традицию. Стремясь все централизовать в своем лице, поставив на первое место устроение государства и опасаясь влияния (особенно реакционного, но не только этого, а вообще всякого влияния ) со стороны, он закрыл соборы с 1700 года. Таким образом, их не было во все время императорского периода — в течение 217 лет!
   Уничтожил он силою и патриаршество, потому что в его лице видел себе конкурента по влиянию на жизнь и народ. Особенно был памятен период царствования отца его, Алексея Михайловича, над которым незаконно (даже с церковной точки зрения) взял огромную власть известный патриарх Никон. И патриаршество заменено было коллективным, безличным Синодом.
   Царь Петр повернул жизнь страны на западный протестантский лад. И, конечно, Церковь была в этом случае не на его стороне. Но это — длинный вопрос.
   Так или иначе, но и соборы, и патриархи на Руси перевелись с 1700 года...

<…> о. Вениамин описывает историю, как он оказался участником Поместного собора, где решался вопрос о Патриархе Московском и всея Руси
...Так неожиданно я попал в выборную четверку и очутился на Поместном соборе в Москве 1917—1918 годов.
   На Украинский Киевский собор 1918—1919 гг. я попал иначе...

<…>

...И можно сказать: Сам Дух Божий изъявил Свою волю на этом Московском соборе к благоустроению Церкви и на пользу родине. Это теперь, в 1932—1941 годах, стало особенно очевидно, как объяснится дальше.
   Перейду к описанию Украинского Церковного собора в Киеве, на котором я тоже был активным участником.
   Организация Украинского собора была делом не церковной нужды, а политической игрой.
   Постановления Всероссийского Московского собора были настолько широки, что они отвечали и нуждам Украины. Кроме того, тут могла быть создана специальная украинская церковная комиссия (или секция), которая могла бы вносить самые разнообразные, специальные украинские вопросы. И общий собор, несомненно, отнесся бы к таким предложениям и с серьезностью, и без великороссийского шовинизма. Наконец, украинские епархии были широко представлены в Москве и епископами, и духовенством, и мирянами. Они могли достойно защищать законные и полезные нужды Украины.
   Но, как это всегда бывает, новые государственные образования, новая власть стараются создать и новую церковную организацию, в своем специальном духе, чтобы использовать в своих политических целях и духовные учреждения.
   Вот часто поносили советскую власть за ее давление на веру. Но историческая правда обязывает нас заявить, что большевики, отделив Церковь от государства, не вмешивались в ее внутренние дела, не создавали своей специальной церкви. Если и появились потом «живоцерковники», то они зародились самопроизвольно, а не под влиянием большевиков и их требований. Между тем украинцы-националисты пошли по старым протоптанным дорожкам империалистических властей, начиная от царя Давида и Соломона до пана Скоропадского. Эта история давнишняя и весьма поучительная...
   Но одного хотели «щирые» шовинисты на Украине, а другое устроил премудрый Господь ...
   Еще при Керенском все наши окраины стали стремиться к обособлению. Явилось это движение «к самостийности» и на многомиллионной Украине. А когда пришла советская власть, то по ее основным законам прямо дозволялось отдельным областям или нациям не только вступать в Советскую Социалистическую Федерацию, но и добровольно выходить из нее. Украинские вожди пожелали последнего.
   На Украине образовалась Центральная рада, которая выбрала директорию из трех человек: известного галицийского профессора шовиниста Грушевского, способного украинского писателя Винниченко и какого-то (я не знаю) Макаренко. Вокруг них собрались разные другие политические деятели всяких масштабов, но особенно много поналетело галичан, давно распропагандированных в Австрии против «москалей». Нашлись и русские помощники, присоединившиеся на теплой Украине. Между ними были профессора Киевской Духовной академии, люди, авторитетные в науках.
   И в параллель политической раде сорганизовалась из всех этих элементов «инициативно-церковная рада». Я ее видел своими очами и потому могу сказать, кто и что такое она была!
   Всего там было до пятидесяти человек. Сошлись они от разных организаций, разными путями, иногда самотеком, иногда от ничего не значащей группы, около трех частей было священников. Среди них выдающееся место по своему фанатизму, возрасту и даже огромной с проседью бороде занимал прот. Василий Липковский (Василь Липкивский). Не менее фанатичным был какой-то член Кирилло-Мефодиевского братства, священник, бывший «галичник», М-й. Рядом с ними был протопоп-"кацап» (так звали украинцы-хохлы великороссов: «як цап» — как козел, то есть с бородой, вопреки бритым лицам украинцев) из Рязанской великорусской губернии, такой же украинец, как мы китайцы. Был какой-то истерик, отчаянный шовинист, крикун из Галиции. Было довольно военных — от «сечевых кошей». Между ними горячился особенно какой-то красивый блондин солдат. Про него говорили, что он выбран в «церковную раду» «от акушерок». Были и профессора, не помню, кто. Вообще же необычная смесь всего. Эту раду можно было назвать «агиткой», но никак не церковным органом.
   Да у них и цель-то была не церковная, а исключительно политическо-национальная, притом шовинистская, крайняя, «Прочь от Москвы!..» И как можно дальше! Для них не существовало истории, не было кровного братства. Не говорю уже о вере, о Церкви. Была только шумная, бешеная вражда против великороссов, «москалив». Как-то я спустился в кухню епархиального женского училища на Липках, где помещался собор. Слышу горячий разговор. Один священник с красным упитанным лицом кричит что-то. Я подошел.
   — Нехай я пип, — говорит он. — Зла ж перший взяв бы ниж и начав ризати кацапив! — выпалил он, бесстыдно глядя мне в глаза. («Пусть и священник, но я первый взял бы нож и стал резать великороссов!»). Он был из Подольской епархии.
   И невольно вспоминается мне еврей Давыдов, который на монастырской трапезе говорил мне: «Сам бы перерезал всех попов». Но и еврей был лучше этого «попа»: тот одних попов хотел уничтожить, а сей, с позволения сказать священник, готов был «ризати» все сто миллионов «кацапив». Притом тот был еврей, а сей христианский клирик. Конечно, и в погромах евреев он рад был принимать участие...
   Другой факт. Я спал в одной комнате с епископом Черниговским Пахомием. Около 3 часов ночи под нашим окном первого этажа раздался выстрел. Мы вскочили и встали в простенок между окнами. И тут, стоя, прождали до рассвета.
   Каждый раз с соборных заседаний некоторые из членов, противники бешеных шовинистов, ходили в сопровождении военных друзей-соборян. Как сейчас помню милое лицо одного из наших охранителей, Кравченко. Еще факт. Пришло время проверки выборных мандатов и для сей самой рады. Наша группа (о ней после) предварительно обсуждала в своем частном собрании вопрос: что делать с ней? Выбираем оратора против нее: профессора Киевской Духовной академии протоирея Титова. Солидный, тяжелый несокрушимый молот! Вдруг он заявляет, что уже получил от этой самой рады письменное предупреждение: если он выступит завтра против нее (а мы выпускали его в особо важных случах), то будет убит! И дал нам для прочтения этот разбойничий документ. Да, убить обещаются! Наш групповой совет спрашивает:
   — Что же вы думаете?
   — Конечно, если будете настаивать на моем выступлении, я буду говорить!
   Мы пожалели его и семью и сначала наметили было холостяка, одесского миссионера Кальнева, но для такого боевого выступления он показался совету мелким. Тогда остановились на мне — монахе. Конец будет виден дальше. Ни одного архиерея в «церковной раде» не оказалось — не нашли еще такого озорника. Вот что это была за «церковная рада».
   Она-то и вызвала к бытию Киевский собор. ...


Продолжение
Tags: Гражданская война, СССР и Россия, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment