Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Всеукраинский Киевский собор 1918 г. глазами очевидца. Окончание. Откуда пошла т.н. УАПЦ


 в частности, описано, откуда и каким образом появилась УАПЦ - "Украинская автокефальная православная церковь". Что она есть с точки зрения Православия.


Окончание. Начало см. в (I) (II) (III )

Начались заседания... «Церковная рада» была тут же и снова хотела захватить террором власть над собором. Но мы, наученные горьким опытом, решили тоже сорганизоваться. От каждой из десяти украинских епархий было выбрано по одному духовному и одному светскому лицу, а кроме того, еще 10 человек из наиболее влиятельных членов собора, всего тридцать. Мы назвали его «тайный совет», хотя это было совершенно открыто и законно. Тут и обсуждались предварительно все вопросы, которые нужно было рассматривать завтра.
   Дошла очередь и до мандатов «рады». В каждой из разных комиссий был кто-либо из «тайного совета», в мандатную пошел я намеренно, чтобы «приятели» не пропускали незаконных соборян. Я доложил друзьям: завтра бой с «радой». Нужно избрать тяжеловесное орудие, прот. о. Титова... Но, как уже писалось, ему грозились убийством. И выбор пал на меня. Собрав материал и хорошо подготовившись, я на другой день произнес сильную речь против разрушительной работы «рады» на соборе и предложил выход: их около пятидесяти человек, то есть приблизительно столько же, сколько профессоров и служащих в Киевской Духовной академии, откуда «наказом» разрешено выбрать лишь трех. Так как «рада» образовалась не выборным путем, а самопроизвольным собранием, то из нее следует им самим избрать тоже трех членов. А остальным? А остальным удалиться с миром и предоставить выборному собору спокойно кончить свое дело.
   Можно представить, какой дикий вой подняли «щирые»!



   Председатель, ими же избранный епископ Пымэн, хотел исправить положение и поставил на голосование хитроватую формулу:
   — Кто за 3 членов из «рады», а кто — больше? Если бы решили «больше» то опять началась бы длинная волокита с вопросом. Я заявил:
   — Согласно параграфу 12 (кажется, верно помню эту цифру) «наказа», председатель обязан ставить вопрос собранию в той формуле, которая предложена оратором.
   — Верно! — согласился епископ Пымэн, проверив мою ссылку по печатному тексту, — итак, кто за три и кто против трех? Поднимите руки!
   И вдруг огромным большинством собор принял мою формулу: предложил «раде» выбрать лишь трех членов!
   Не помню цифры, но не менее 23 или даже 34 было за меня. Конечно, наш «тайный совет», на котором вчера предложена была заранее не только формула, но и сама эта цифра 3, постарался через тридцать своих участников провести пропаганду по всем десяти епархиям, оттого и получилось такое дружное и быстрое решение собора.

   Председатель как ни в чем не бывало, совершенно спокойно предложил всей «раде» (тогда их было, насколько помню, 47 чел.) выйти в соседнюю комнату и исполнить волю собора.
   С дикими воплями они вышли, и через несколько минут кто-то заявил, что «рада» отказывается выбирать трех членов и демонстративно уходит. Тотчас же наступил мир на соборе. Бешеная нервозность и злоба испарились, как туман при солнышке. Слава Богу! Мы все вздохнули свободно, началась конструктивная работа по всем комиссиям.
   Как же не сказать спасибо митрополиту Платону по поводу формулы: принять членов «рады» в составе, какой угодно будет признать собору!
   Но в этом решении для меня более важным представляется воля самих украинцев-соборян. Как я уже объяснял, состав его был на 34 украинским и народным, селянским. Казалось бы, они особенно должны были поддерживать в революционное время «своих щирых»... И вдруг выгоняют! Да еще с каким треском! Я думаю, читатель никак не ожидал такого смелого предложения, как из 47 человек инициаторов собора вытолкнуть за дверь 44. И еще более неожиданно для него, что те же самые соборяне, которые в январской сессии шли слепо на поводу шовинистов, теперь мужественно выгнали прежних своих вождей.
   Для меня же тут великая радость за украинский народ! Значит, он имеет здоровый разум! Значит, он, когда нужно, может быть и решительным! Значит, он (и это главное!) не согласен с той разделяющей враждебной пропагандой, какую от его имени вели эти не избранные им самовольники против единства со всем русским народом. Тут дело касалось не 47 озорников и фанатиков, а исторического добровольного, мудрого решения украинских братьев не враждовать против русских, белорусов и прочих братьев общей родной страны! Здесь моему внимательному взору пророчески приоткрылась вся будущая историческая линия единства, по которой пойдет Украина и дальше!
   Вот в чем смысл выгона «рады»! Поэтому я и остановился на ней так подробно. По этому факту можно было уже заранее предвидеть, что и в политико-социальном отношении Украина в конце концов пойдет вместе с более сильным великороссом, что не будет никакой «самостийной» державы, что в критический исторический час украинцы, как братья, пойдут вместе с другими защищать общую Мать-Родину; тогда можно было уже предсказать, что будущий Гитлер встретит на Украине не хлеб-соль, а вилы и ружья партизан и пушки украинских войск! Так и сбылось, как видим сейчас! (книга писалась в 1941-43 гг - arctus)
   Если же он принял теперь временно немецко-гетманскую «державу», то лишь по благоразумному подчинению военной силе немцев и по свойственной украинцам мудрой хитрости: под молчанием скрывать свои мысли.
   Из этого же разгона «щирых» ясно уже было видно, что не примет народ и церковного отделения от Москвы.
   Действительно, нами скоро был разработан проект «об автономии» церковного управления на Украине со своим Синодом, со своими соборами, но при одном всероссийском патриархе. Когда голосовался этот вопрос: принять ли решение о «самостийной» (автокефальной, совершенно независимой) Украинской Церкви или же сохранить связь с патриархом, а через него и со всей Православной Русской Церковью, то чрезвычайное большинство постановило: быть под общим патриархом, а не отделяться!
   Если мне не изменяет память, то при решении этого важного вопроса «за» патриарха и единство голосовало около 220 человек, а против, кажется, лишь 71. Нечто поразительно неожиданное.
   И этому можно было радоваться не только с церковной стороны, но и с политико-социальной.
   Так дело, начатое шесть месяцев тому назад с явной разрушительно-разделительной целью, кончается блестящим единством! Какое чудо истории!
   Так селяки сами вытянули воз из трясины, в которую его завели было предатели, шовинисты-фанатики, а может быть, и австрийско-немецкие наймиты... Это разберет еще история.
   Вероятно, не понравилось это немецкому генералу. Как отнесся Скоропадский, не знаю. Ходили слухи, коим я весьма верю, что он не был предателем, а взял на себя этот нелегкий крест сотрудничества с врагами-немцами лишь для того, чтобы удержать от окончательной разрухи хотя бы Украину. А потом, когда восстановится порядок во всей стране (подразумевалось тогда, что будет снова царь), то он, Скоропадский, поднесет всероссийскому хозяину и «свою» Украину, а немцев лишь поблагодарят.
   Мне хочется верить в добрые настроения людей... Но жизнь пошла иными путями.

   Кончилась вторая сессия, мы снова разъехались по зеленой Украине и Крыму. Вдруг в ноябре нас зовут на третью сессию. Я теперь уже не помню, какой именно был исключительный повод, чтобы собирать нас в третий раз в такое трудное время. Неужели мы не все кончили в июне-июле? Или тут были снова политические мотивы?
   У немцев этой осенью произошли трагические события: они проиграли войну, и у них началась своя внутренняя революция. Войска, занимавшие Украину, тоже разложились и потянулись домой, опасаясь ненависти, которую они вызвали в украинском народе за полгода своего жестокого и корыстного владычества.

   Вместе с немцами должен был «скоро пасть» и Скоропадский, как острили тогда по поводу его фамилии. Народ, понятно, не будет поддерживать крупных землевладельцев, особенно когда под боком живет страна без капиталистов.
   Да и красные не оставят в покое богатую Украину, угольный район и буржуазную соседку. Раз ушли немцы, придут большевики, народники.
   Но пока Украина переживет еще промежуточный период петлюровщины, анархической махновщины, белых добровольческих завоеваний, чтобы постепенно определилось наконец новое общее историческое русло — единство в Советском Союзе.
   Не знаю, не надеялись ли гетман и «землеробы» найти после ухода немцев опору себе в Церковном соборе? Не помню сейчас... Собрались мы опять в Киеве. Но уже ясно было: не удержаться Скоропадскому. И опять началось отступление правительства. Пригласили и белых русских офицеров помогать гетшнцам. Вспоминаются тут имена генерала Долгорукова и известного генерала Келлера, убитого потом при аресте, в этом можно было увидеть патриотические задние планы Скоропадского. Но уже было поздно.
   Утром 4 декабря, в день мученицы Варвары, на Софийской площади, около памятника Богдану Хмельницкому
, появилась петлюровская кавалерия.
   «Какие они крепкие!» — пронеслись в моем мозгу эта слова при взгляде на седоков. Лошади сытые, прочные. Солдаты в теплых полушубках, крепко, точно влитые, сидят на конях свободно. «Ну, куда же офицерам, господам, интеллигентам устоять перед этой народной силищей?» — продолжали бежать у меня мысли...

   Все это я помню сейчас, как будто вчера видел. Так кончилась буржуазно-владельческая эпоха гетманщины. Но и Петлюра не был концом событий. Полтавский семинарист, с юности революционер-интеллигент, он, подобно всей интеллигентской собратий, мечтал о демократическо-партийной революции; только тут еще примешался и украинский шовинизм. Однако украинский народ почувствовал, что в лице Петлюры пришла на смену панской власти народная, и потому поддержал его. Но это была революционно-националистическая власть. Поэтому в дальнейшем процессе революции не устоял и Петлюра. Он бежал за границу, в Германию. Его заменили большевики и белые: на знамени и тех и других была идея единства страны, включая в нее и украинцев. И опять украинский народ пошел не за Петлюрой, а скорее стал заодно с добровольцами.
   Тут снова и снова сказалась здоровая мудрость народа: не увлекаться фантазиями о «самостийщине», потому что это несправедливо и непрочно, неумно. Что бы ни случилось, нужно жить всем вместе. А так как добровольцы боролись еще и против неприятных собственникам-украинцам коммунистов, то они приняли и белых.

   Церковный голос Украинского Киевского собора все это предрешил голосованием за разгон «рады» и единство с Московской Патриархией. Что прошло через головы соборян, то пережила и вся Украина.
   А советская власть, оказывается, предоставляет всем республикам широкую автономию: собственный язык, и развитие своей национальной культуры, и свое местное управление, и университеты, и академии наук, и прочее. «Все это не так уж плохо», — думает молчаливую думку украинец, посасывая трубочку и неопределенно-загадочно посматривая кругом: на Советы, на коллективное хозяйство, на тракторы и бескрайние пшеничные поля. «Ну, а там дальше уж посмотрим-де, как быть с этим самым коммунизмом, — думали, вероятно, дядьки. — Поживем, увидим. Времени еще довольно. Пока иначе нельзя».
   Но некоторые последствия от «щирых» все же остались даже и до сих пор.

   Прежде всего петлюровцы, «друзья щирых», арестовали Киевского митрополита Антония. Одни считали его слишком большим русофилом, противником украинской самостийности, другие видели в нем сотрудника свергнутой гетманщины и немцев. Последнее, по моему мнению, верно, первое — совершенно неправильно.
   Когда пришли его арестовывать офицеры из австрийских галичан, в митрополичьей зале собралась толпа богомольцев, преимущественно женщин, этих вечных заступниц, человек 100—150. Был и я.
   — Владыка, — громко просил я его через головы толпы. — Скажите нам что-нибудь на прощание!
   Наступило молчание. Он сказал следующее:
   — Меня будут винить в том, что я был против украинской Церкви и ее автокефальности («самостийности»), но это совершенно неверно!
   Эти слова его не произвели никакого впечатления на толпу, а я разочарованно подумал: «В такой момент у митрополита не нашлось чистого религиозного слова, а только о политической борьбе за самостийность, хотя бы и через Церковь!»
   Его увели... Две-три бабы по положению всхлипнули, но остальные провожали довольно холодно.
   Арестовали еще и архиепископа Евлогия (ныне в Париже) за его провинности против униатов-галичан при занятии русскими Галиции. Обоих увезли в какой-то католический монастырь близ Львова, после выпустили. Митрополит Антоний уехал на Афон, а оттуда генерал Врангель вызывал его в Крым, но тоже бесплодно... Скончается он в Югославии, но до того много повредит еще Церкви и родине.
   
Вторым печальным наследием от «щирой рады» остались так называемые самосвяты, имеющие прямую связь с собором.
   Когда мы выгнали «раду», она решила продолжать свое бешеное неистовство. Отказавшись от делегирования трех, члены «рады» решили создать собственную «незалежну» (независимую) Церковь. Для этого обычно в истории подыскивались два-три, а в крайнем случае один архиерей-предатель, который рукополагал отщепенцам нового епископа. Итак, новая Церковь. Без архиерея не может быть Церкви, таков церковный закон. Без архиерея нельзя ставить и новых священников.
   Члены «рады» обратились к одному-другому из православных архиереев с подобной целью — возглавить «незалежну» украинскую Церковь. Были архиереи, украинцы родом: Димитрий Уманский, Парфений Тульский, Агапит Екатеринославский. Но они не согласились ни сами стать, ни другого поставить им в архиереи. Что же тогда делают эти отчаянные головорезы, у которых нет ни страха Божия, ни стыда перед людьми? Они собирают своих священников в Софийском соборе, делают из них живую цепь. Около престола ставят на колени того самого Василя Липкивьского,  о котором говорилось выше, при описании состава «рады». Последний из длинной цепи дерзко берет за руку святого митрополита Макария, мощи которого лежали в правом приделе собора с XV века, а священник, рядом стоявший с Василем, возлагает на него свою руку, как это делают архиереи при рукоположении нового епископа. И провозгласили: «Аксиос» («достоин»).

   Так мертвый рукоположил живого.
   Подобного кощунства еще не знала церковная история, чтобы попы произвели архиерея, да еще использовав беззащитное тело мертвого. Потому их и прозвали «самосвяты», то есть сами себя посвятившие в архиереи.
   Ну, а потом Василий посвятил уже новых архиереев. Среди них в Америке теперь действует
Иоанн Теодорович, проживающий в Филадельфии. Он «накропил» массу «иереев», особенно в Канаде, где живет много галичан, буковинцев, украинцев. Так злое дело давало все новые и новые плоды; от репейника не растут смоквы, сказал Господь в Евангелии. Уже из того, как начинала «рада» свое дело в Киеве, можно было ждать от нее всего! Им ведь прежде всего нужна политическая идея об украинской «незалежности», ради нее они готовы и родного отца продать, а не только веру и Церковь.

   Советская власть сначала отнеслась к «щирой» Церкви равнодушно, думая, что тут лишь поповская ссора. Но скоро она поняла, что дело не так-то невинно. Эти самостийники продолжали вести свою национально-шовинистическую подрывную работу на Украине и при Советах. Их деятельность грозила (в случае успеха) разжигать идею обособления Украины от Советского Союза, ради какового отделения и явилась вся эта безбожная затея. Поэтому большевики арестовали Липковского и куда-то посадили под арест. Были слухи, что он умер. Но плоды его существуют еще не только в Америке, но и на Украине. Впрочем, это движение и там слабое. Народ в массе остался в единстве со своей Церковью, как и решил он сам в Киеве в 1918 году. Но что озорникам-революционерам собор? Что им и народ? Ведь они признают народ лишь тогда, когда он исполняет их партийную волю! А «до Бога высоко»! Есть среди них и прямые безбожники. Я это знаю по Америке.

   Еще мне остается рассказать тут о патриархе Тихоне. Когда на Украине воцарился Скоропадский и жизнь здесь была более обеспеченной и спокойной, то (кому уж — не знаю) пришла в голову мысль: увезти сюда тайком патриарха, чтобы сохранить, по крайней мере, жизнь ему. Но он, как шли слухи, ответил: «Пусть плохи большевики, но ведь и они мои духовные дети. Как же я могу бросить их?» — и остался.
   А епископ Пимен «украинец», тоже не смирился. Слышно было, что он создал православную (не «самосвятскую») самостийную иерархию в Подоле, которая не подчиняется Московскому Патриаршему центру. Если это верно, то он является клятвопреступником против того же самого уставного собора, на котором он был председателем и который постановил (220 против 70) не отделяться от патриарха Московского. Но я не ручаюсь за достоверность этих слухов. Епископ Пимен не дурной был человек.
   Одно время соблазнился самостийничеством и епископ Агапит. За это он бы судим судом архиереев в Новочеркасске, куда был вызван и я из Крыма для канонической полноты (13) суда над архиереем. После он, говорили, скончался, путешествуя будто бы в архиерейской карете...
   Присоединился к ним архиепископ Алексий (Дородницын), бывший одно время ректором Казанской Духовной академии. Человек необъятной толщины, пудов на 10. Я видел его однажды в Киеве. Во времена беженства он раскаялся и, исповедавшись у митрополита Антония, скончался (кажется, в Новороссийске, на монастырском Драидском подворье).

   Митрополичья кафедра на какое-то время перенесена была в Харьков как новый политическо-украинский центр при советской власти, потом снова была возвращена в Киев. Митрополитом и экзархом (Патриарха) Украины был сначала Константин (Дьяков), потом Михаил, на двадцать лет устраненный поляками от управления Гродненской епархией. Его заменил нынешний митрополит Киевский и экзарх Украины Николай (Ярушевич). При движении немцев он удалился в Москву и теперь помогает управлять Русской Церковью митрополиту Сергию, патриаршему местоблюстителю. Имя этого нового светильника Церкви и патриота известно не только в России, но и по всему свету. Он был назначен советским правительством одним из членов комиссии по расследованию зверств немцев над мирным населением оккупированных областей нашей родины. Скоро придет время, когда этот талантливый светильник возвратится в свой митрополичий светлый град Киев... А может быть, со временем и выше! Дай Бог!..

Это было написано в 1943 гг в книге "На рубеже двух эпох" о. Вениамином (Федченковым)
Tags: Гражданская война, СССР и Россия, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments