Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

Categories:

Депутат Бундестага: власти Прибалтики заслуживают тюрьмы


МВФ в очередной раз понизил прогноз экономического роста Германии. Ожидается, что экономика ФРГ в этом году вырастет всего на 0,7%. О том, к каким последствиям приведет остановка «немецкого локомотива» Евросоюза, почему Германии нужен собственный Трамп и за что руководители стран Балтии заслуживает тюремных сроков, рассказал немецкий политик, депутат Бундестага от партии «Альтернатива для Германии» Вальдемар ГЕРДТ.

— Господин Гердт, в 2015 году Германия и другие европейские страны столкнулись с дилеммой. Наплыв мигрантов подстегивал рост преступности и угрозу терроризма. Но трогать мусульман считается неполиткорректно, нетолерантно. Что сегодня берет верх — толерантность или соображения безопасности?

— Пока что перевешивает гипертрофированная толерантность. Системное промывание мозгов в течение семидесяти лет дает свои плоды. Народ не способен оценить ситуацию реально, здоровый инстинкт самосохранения дремлет. Мы очень дружно идем на дно и празднуем это.

— Тем не менее количество уголовных дел, заведенных по подозрению в терроризме, в Германии за последние годы резко увеличилось. К примеру, в 2016 году расследовалось 250 подобных дел, а в 2017 — уже 1200.

— Раньше их было мало, потому что правоохранители не принимали заявления по данным фактам. Просто существовал запрет, чтобы не накалять ситуацию в обществе. Но на сегодняшний день скрыть это (угрозу терроризма — прим. RuBaltic.Ru) уже невозможно. С этим и связан подъем, о котором Вы говорите.

Нужно понимать, что мы оперируем данными, просочившимися в СМИ. Речь идет об уголовных делах, которые невозможно сокрыть. Я думаю, что реальная цифра должна быть больше в три-четыре раза.

— Как известно, за Вашу партию «Альтернатива для Германии» (АдГ) больше всего голосуют в землях бывшей Германской Демократической Республики (ГДР). Чем Вы это объясняете?

— Можно объяснить это тем, что люди, живущие на востоке Германии, более скептично и пытливо относятся к происходящему. Они жили при таком строе, который наложил отпечаток на их мышление, заставил анализировать информационные потоки. А как только человек начинает анализировать, он понимает, что альтернативы нашей партии нет.

В землях бывшей ГДР люди более трезво смотрят на вещи. Они жили под диктатурой, они знают, что это такое. И ощущают ее сейчас.

— То есть ощущают смену одной диктатуры на другую?

Да, причем во многом сегодняшняя диктатура сильнее, чем была тогда, когда восточные земли находились под оккупацией. Диктатуру средств массовой информации, к примеру, ощущают все.

В Западной Германии люди этого не переживали, промывка мозгов была очень серьезной. Поэтому все, что им внушают, они принимают за чистую монету. Или просто пытаются засунуть голову в песок, внушить себе, что их это не касается.

По вопросу отношений с Россией тоже есть разделение между восточными и западными немцами?

— Восточные немцы более открытые. Они перестали хаять то, что было раньше. Кстати, к ним приходит понимание, что и тогда (во времена ГДР — прим. RuBaltic.Ru) не все было так плохо.

А западным немцам долгие годы навязывали образ врага. Навязывали с самого детства. И этот образ засел если не в сознании, то в подсознании точно. Поэтому отношение к России в восточных и западных землях отличается.

Земельная комиссия по выборам в Саксонии, где вы намеревались взять большинство, объявила недействительным две трети партийного списка АдГ. Это говорит о том, что вам вставляют палки в колеса?

— Конечно. Было бы наивно полагать, что правящие партии будут спокойно смотреть, как АдГ завоевывает популярность и берет одну позицию за другой. Разработаны проекты, проводятся мероприятия по противодействию — легальные и нелегальные. В политике это было всегда.

Все инструменты политического давления и манипуляций сегодня работают против нас. Там, где ребята проморгали опасность, дали слабину, там и получили удар. Там, где люди посильнее, мы еще можем отбиваться и проходить.

На АдГ оппоненты навешали целую кучу ярлыков: фашисты, популисты, ксенофобы, пророссийские. Но популярность партии растет. Вам не кажется, что чем больше вас шельмуют, тем больше людей поддерживает АдГ?

— Нет. Думаю, если бы нас не шельмовали, мы бы уже преодолели рубеж в 50%. Но многие люди, которые еще не могут отделить правду от фейков, не готовы голосовать за АдГ. Этим и вызван рост «зеленых». Избиратели понимают, что что-то надо менять, а нас боятся. И уходят в этот «зеленый туман».

Я понимаю, критика должна быть. Но те методы, которые применяют против нас, как раз и являются элементами диктаторского государства. С демократией это ничего общего не имеет.

В будущем АдГ намеревается отвоевать электорат, который ушел к «зеленым»?

— Конечно. Это и есть наш электорат. «Зеленые» могут быть в оппозиции, могут дурковать, выражаясь по-русски. Но, придя к власти, они будут такие вещи творить, что их избиратели просто разбегутся.

Германию часто называют гегемоном Евросоюза, локомотивом его развития (прежде всего — экономического). Но сегодня канцлер ФРГ Ангела Меркель готовится уйти на пенсию, а роль неформального лидера ЕС примеряет на себя президент Франции Эммануэль Макрон. Может ли Париж перехватить у Берлина бразды правления в Европе?

— По поводу гегемона: думаю, что Германия не гегемон, а дойная корова. Наша экономика стоит на пороге коллапса. Больше уже невозможно удерживать этого монстра, который называется Евросоюз. Удерживать за счет наших средств, наших накоплений. Из немецкого народа просто выжимают соки.

Уже появляются первые синдромы предстоящей стагнации экономики. Когда она начнет стагнировать, поверьте мне, не будет никакой разницы, кто там у руля — Франция или Германия. Весь этот колосс рухнет. И начнет выстраиваться новый миропорядок.

Я не думаю, что Франция сегодня готова занимать лидирующие позиции. У нее проблем не меньше, чем у Германии. Макрон в своей стране не обладает авторитетом, да и за рубежом тоже. Ему бы сначала разобраться со своими «желтыми жилетами», прежде чем на что-то претендовать.

Если локомотив под названием Германия остановится, то поезд никуда не поедет. Нам придется выстраивать новую систему отношений на европейском континенте.

В этом случае каждый будет сам за себя?

— Каждый сам за себя, как это было раньше. Мы нормально жили. И жили бы дальше, если бы не извратили идею Евросоюза. Он должен был объединить нас только в тех позициях, в которых действительно нужно объединяться.

Но нельзя отдавать Евросоюзу полномочия, которые в десятки раз превышают полномочия Москвы в самый расцвет Советского Союза.

У кого-то экономика развивается быстрее, и он должен иметь возможность «охлаждать» ее через собственную валюту. Мы от этого отказались и придумываем некую доктрину о Европе разных скоростей. Маразм полный.

Но я думаю, что ситуация изменится. Мы видим, что делают Польша, Венгрия, Италия. Все идет к тому, чтобы вернуться к изначальным позициям, когда есть союз суверенных государств с одной общей внешней границей, но каждый имеет право выстраивать экономику так, как выгодно ему, а не играть в «супердавателя». Раздали уже всю Германию. Раздавать больше нечего.

Мы видим, что Германия выступает если не за потепление, то за нормализацию отношений с РФ. Но новым председателем Еврокомиссии становится Урсула фон дер Ляйен, которая известна своей жесткой антироссийской позиций. Почему так? Ее же с позволения Меркель утвердили…

— Ясное дело. Но я думаю, что свою антироссийскую позицию она (Урсула фон дер Ляйен — прим. RuBaltic.Ru) озвучивает не от себя лично. Есть кукловоды.

В любом случае, от России мы никуда не денемся, с Россией дружить надо. Мы и будем дружить. В последнее время этот вопрос выходит на первый план. Если уж начинает формироваться доктрина, по которой Крым легально, в соответствии с международным правом присоединился к России...

Где Вы об этом слышали?

— На международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге это звучало между строк.

Дескать, санкции просто должны были напугать Россию, чтобы она не сделала с Прибалтикой то же самое, что сделала с Крымом. Бред полный, конечно.

Но в целом мы трезвеем.

Свою задачу я вижу в том, чтобы эти процессы развивались быстрее. У нас нет другого шанса выжить. И у России, наверное, тоже. Нужно возвращаться к нормальным отношениям, отбросив все эти трансатлантические штуки. Тем более что Трамп такого пинка дает Германии и остальной Европе, что пора бы уже сделать выводы.

В Прибалтике уже тридцать лет ультранационалисты формируют политическую повестку дня. У вашей партии есть что-то общее с этими людьми?

— Нет, вообще ничего. Мы как раз выступаем с противоположных позиций. Если ультраправые выстраивают свою идеологию на фундаменте какого-то националистического прошлого, то наша партия строится на простом чувстве патриотизма.
Патриотизм нигде не запрещен. Это нормальное, «легальное» чувство.

Русские любят Россию, китайцы любят Китай, американцы тоже не стесняются любви к Америке. Единственные, кому запрещено испытывать чувство патриотизма, — это немцы.

Вот на чем мы делаем акцент, ни в коем случае не пытаясь осуществить ревизию истории. Все понимают, что это (национал-социализм — прим. RuBaltic.Ru) было ужасно и не должно повториться.

Между националистом и нацистом есть разница. Первый любит свою нацию, второй ненавидит всех остальных.

В Прибалтике иногда проскальзывают такие настроения, но они тоже уже утратили актуальность. Потому что электорат на этом не удержишь. Люди начинают понимать, что та же Латвия в составе СССР жила намного красивее и вольготнее, чем сейчас.

Страну превратили в дом престарелых. 800 тысяч работоспособного населения уехало. Да за это надо сажать правительство!

Сажать за вредительство по отношению к собственному народу, к своей земле.

В Эстонии недавно издали «Майн кампф» («Моя борьба», запрещена в России — прим. RuBaltic.Ru). Как на это стоит реагировать?

— Я против любых запретов. Человек должен сам решать, что ему читать, а что не читать. Порножурналы выпускаем, и ничего.

Эту книгу я не читал, она меня не интересует. Но я знаю, что ее и в Германии издавали. С точки зрения истории она играет определенную роль. Нужно знать, как человек (Адольф Гитлер — прим. RuBaltic.Ru) дошел до такого состояния.

Если этот продукт пользуется спросом у историков, то пусть печатают на здоровье. Я бы не делал из этого далеко идущих выводов.

Сегодня мы наблюдаем хит-парад неформатных лидеров. В США президентом становится Дональд Трамп, на Украине к власти приходит юморист Владимир Зеленский, наконец, премьером Британии становится Борис Джонсон — тоже весьма необычный персонаж. Может ли в Германии к власти прийти кто-то неформатный?

— Очень хотелось бы, если честно, чтобы кто-то такой пришел. Может, Вальдемар Гердт. Он тоже не совсем типичный политик.

Я понимаю, что форматный человек ситуацию не изменит — он продолжит заводить страну в тупик. Решения, которые нужно принимать, будут неординарными, иногда болезненными. Без них не обойтись. Политика мульти-культи-толернатности закончилась.
Борис Джонсон — это немножко перебор.

Но я был в США, я вижу ходы, которые предпринимает Дональд Трамп. Думаю, что никто, кроме него, этого бы не сделал. Он целую экономическую революцию затеял, снял налоги, навел порядок на границе и так далее.

В принципе, примерно такой же лидер нужен нам. Возможно, он смягчил бы для простых людей процесс развала.
Если эта башня завалится, она погребет под собой и народы, и страны. Развал Советского Союза продемонстрировал наглядный пример — отголоски слышны до сих пор. Мы в Евросоюзе упорно стремимся к этому сценарию.
Rubaltic


Tags: Прибалтика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment